«Воюют не оружие и руки, воюет сердце». Святослав Вакарчук – о выступлениях на фронте и творчестве во время войны /Фото Данило Павлов для Forbes Україна
Категория
Жизнь
Дата

«Воюют не оружие и руки, воюет сердце». Святослав Вакарчук – о выступлениях на фронте и творчестве во время войны

Святослав Вакарчук: «Моему сыну год, и я не хочу, чтобы его поколение шло на фронт» Фото Данило Павлов для Forbes Україна

Моя единственная мотивация – приблизить победу. Если на долю нашего поколения выпала война, остается только побеждать. Если мы не выиграем, а замотаем перемирие изолентой, как раньше, наши дети снова пойдут воевать. Моему сыну год, и я не хочу, чтобы его поколение шло на фронт.

Весь март мы ездили в места, где люди были близки к боевым действиям – в Харьков, Запорожье, Ахтырку. Привозил гуманитарную помощь, разговаривал с людьми, ездил в какие только мог госпитали. Важно было просто сказать доброе слово людям.

В апреле мы перешли в стадию долгой войны. Самое главное – поднимать боевой дух воинов. Мы сконцентрировались на поездках на фронт. С начала апреля дали около 120 выступлений.

Бойцы – самые светлые люди, которых я только встречал. Они разные: сложные, более простые, колючие, дружелюбные. Среди них есть фанаты «Океана Эльзы» и те, кто никогда меня не слушал. Для меня они все братья и сестры, потому что защищают моих детей.

Главное для нас – это морально-психологическая работа с военными. Кроме гитары, привозим бойцам то, что можем.

До войны мой благотворительный фонд «Люди будущего» занимался образовательными проектами, сейчас помогает бойцам и пострадавшим от боевых действий. Впервые, когда попадаешь в реанимацию и видишь раненого, ты боишься туда заходить. Тебе страшно, трясутся руки. В двадцатый раз заходишь с настроением, как врач, смотришь на человека с травмой, спрашиваешь у врача, какой прогноз. Это страшное чувство, потому что это значит, что ты грубеешь.

Я хотел бы написать книгу о том, что происходило вначале войны. Расскажу как об одном большом дне, который начался 24 февраля и закончился нашей победой.

Мне было морально важно записаться в ряды ВСУ. Меня спрашивают: «Зачем? Ты ведь не берешь оружие в руки?». Понимаю, что более эффективен я так, как это делаю. И на фронте, и выступая за пределами государства. Чувствую, что меня люди поддерживают в этом.

Некоторые идут на фронт, в том числе, чтобы поговорить с собой наедине. Некоторые не идут на фронт, потому что боятся говорить с собой наедине.

Я осуждаю две вещи. Первая – это измена. Человек, предавший Украину, – враг. Второе – безразличие. Это не меньший грех, чем предательство.

Мы выступали и «на нуле», и близко к линии фронта. Я никогда не буду мерить, кто смелее, а кто нет. Не штука бояться, штука – научиться контролировать свой страх. Если страх контролирует тебя, это паника. Когда ты контролируешь свой страх, то это как сцепление в коробке. Ты чувствуешь, где можно поджать, а где лучше отпустить. У каждого человека свой внутренний пилот.

Музыка для меня – не профессия, это часть меня. Есть два состояния, когда есть желание творить: когда очень хорошо и очень плохо. Война создает нерв, способствующий творчеству. Но в первые недели времени сесть за инструмент не было.

В начале апреля Калина, заместитель командира полка «Азов», попросил написать песню для них. Они уже были на «Азовстали». Меня очень поразила эта просьба. У них не хватало еды, медикаментов, они были ранены, их утюжили российская артиллерия и авиация, и в это время они думают о песне.

Я впервые написал песню по просьбе – «Город Марии».

Воюют не оружие и руки, воюет сердце, а остальное подчинено.

Мой друг Юра Кочевенко, боевой офицер 95-й бригады, сказал: «Мы здесь, на фронте, для того, чтобы у вас была нормальная жизнь. Живите, но о нас не забывайте».

У украинцев должен окончательно исчезнуть комплекс неполноценности, навязанный российской империей. Даже после двух революций многие не верили, что украинское может быть крутым на мировом уровне. Но после того как Pink Floyd поет с Хлывнюком, а Coldplay исполняет наши песни, такого уже не будет. Это не просто поддержка мировых звезд, они прямо текстом говорят: «Мы – общее культурное пространство».

Меня часто спрашивали на Западе, особенно до войны, чем украинцы отличаются от россиян. Я говорил, что фундаментальное отличие украинцев – ген свободы и достоинства. Это не просто слова. Свобода – это делать то, что ты считаешь нужным, а достоинство – не считать себя лучше или хуже кого-то.

Образ жизни, навязываемый Россией, для украинцев неприемлем.

Telegram-канал Forbes, ультимативный гид в мире украинского бизнеса. Присоединиться

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Специальный военный выпуск Forbes ко Дню Независимости

Специальный военный выпуск Forbes ко Дню Независимости

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине