Чех Иван Свитек начинает свой бизнес в Украине. За плечами – 30 лет работы в транснациональных компаниях и восьми странах /Фото Александр Чекменев
Категория
Деньги
Дата

Чех Иван Свитек начинает свой бизнес в Украине. За плечами – 30 лет работы в транснациональных компаниях и восьми странах

Иван Свитек, возглавил бизнес «Альфы» в Украине в феврале 2017-го. Фото Александр Чекменев

Иван Свитек, 53, возглавил украинский Альфа-Банк в 2017-м. В Киеве активисты тогда громили отделения банков с российскими корнями. Пострадала и «Альфа». Камень, подобранный в разгромленном отделении на Крещатике, пару лет украшал рабочий стол Свитека в качестве сувенира. «Теплая» встреча не спугнула финансиста. Теперь в Украине у него свой бизнес. Ему принадлежат два здания в центре Киева, в одном из которых скоро откроется ресторан. Но главный его актив – Юнекс Банк, купленный на паях с Dragon Capital Томаша Фиалы. 

«Нас впечатлил опыт Ивана не только в «Альфе», но и в России, Чехии, Бразилии, – рассказывает Фиала о своем партнере. – Все структуры, которые он возглавлял, показали хорошие результаты. И он внушает доверие». 

Фиале принадлежит 75% банка, у Свитека – 25% и роль управляющего партнера. Двухметровому Свитеку тесновато в старых помещениях на Подоле – приходится нагибаться в дверных проемах. Скоро «Юнекс» переедет в просторный опенспейс, а в 2022 году станет гибридом универсального банка и необанка. 

Гражданин Чехии, Свитек родился в Праге в октябре 1967-го, в канун Пражской весны. Симпатий к режиму в его семье не было. После ввода советских войск брат отца эмигрировал в Германию. Отец Свитека – участник олимпийской сборной Чехословакии по легкой атлетике – отказался вступать в Компартию, а в 1983 году с женой и сыновьями пешком перебрался через горы в Австрию. Год семья прожила в лагере для беженцев, откуда перебралась в Калифорнию.

«Эти годы меня изменили», – вспоминает Свитек, по-американски широко улыбаясь. 

Высшее образование Иван получил в калифорнийском Claremont McKenna College. Университет выбирал вслепую – денег на поехать-посмотреть не было. Подал заявки в 12 университетов, в пять его приняли. Чтобы платить за учебу, Свитек подавался на федеральные стипендии и гранты для студентов из малообеспеченных семей, брал кредиты. Эти кредиты он выплачивал несколько лет после окончания учебы.

Студентом Свитек подрабатывал, торгуя фотоаппаратами. В первом магазине, который платил только ставку, он долго не задержался. Во втором были бонусы от продаж. Свитек быстро смекнул, что большинству клиентов сложно сделать выбор. Дельными советами он заслужил доверие покупателей и щедрые бонусы от магазина. 

На четвертом курсе Свитек получил престижную стипендию Thomas J. Watson Fellowship. Стипендиаты отправлялись в годовое путешествие. Так в марте 1990-го Свитек вернулся в Европу. Чехословакия освободилась от коммунизма. Брат президента и друг Свитека-старшего Иван Гавел предложил юноше пойти советником к министру финансов Вацлаву Клаусу. Свитек согласился не раздумывая.

Платили немного, но опыт оказался бесценным. Клаус занимался приватизацией, либерализацией валютной политики и торговли. Свитек был одним из немногих сотрудников, кто хорошо знал английский, поэтому он писал речи для министра, Op-Ed для газет и комментировал новые законы. 

Следующий пункт карьеры – казначейство чешского Citibank, куда Свитека пригласил CEO банка Карл Свобода. Получив диплом MBA во французской бизнес-школе Insead, Свитек перешел в Pepsi Cola International. Сначала занимался аналитикой в Австрии, потом возглавил представительство компании в Чехии. В 1995-м впервые посетил Украину – это было тяжелое зрелище. Нынешняя Украина напоминает Свитеку Чехию 1990-х. 

С банковской розницей Свитек познакомился в финансовом подразделении GE, где проработал 10 лет. Корпорация купила в Чехии обанкротившийся Агробанк, где Свитек занял пост CFO. В GE Свитек не только освоил розницу, но и прошел самую тяжелую школу жизни, шесть лет возглавляя GE Money Bank в Бразилии. Однажды к нему в дом ворвались вооруженные бандиты. Унесли все, что попалось под руку. Пока искали ценности, семья три часа сидела на диване под прицелом грабителей. Больше всего Свитек боялся за сыновей. У него их трое. Обычная поездка в школу была для них опасным приключением. 

Материалы по теме

Накануне кризиса 2008-го GE предложила Свитеку возглавить банковский бизнес в России. Пока он взвешивал за и против, с аналогичным предложением на него вышла чешская PPF Group. «Мы тебя обсуждали с Петром (Петр Келлнер – чешский миллиардер, основатель PPF Group, погиб в 2021 году в авиакатастрофе. – Forbes), – вспоминает Свитек звонок от HR PPF. – Не хочешь поработать СЕО «Хоум Кредита» в России?» Иван воспринял это как знак – надо ехать. И выбрал «Хоум Кредит». 

«Мы построили самый крупный частный банк для кредитования населения», – описывает Свитек результаты работы в России. Банк, по его словам, вырос в 10 раз и показывал очень хорошую доходность. 

Сразу после назначения разразился глобальный финансовый кризис. Свитек закрыл убыточные направления ипотеки и автокредитования, повысил процентные ставки и сократил затраты. Все решения приняли буквально за неделю. Свитек смог убедить коллег в необходимости жестких мер. 

Самым ярким проектом финансиста в «Хоум Кредите» стал его «турбоплан». Когда кризис миновал, банк открыл сотни новых отделений и нарастил рыночную долю в разы. В чем заслуга Свитека? В лидерстве, говорит Дмитрий Мосолов, работавший в банке на руководящих должностях с 2002-го по 2020 год. Свитек, по его словам, умеет фокусироваться на главном, объединять и мотивировать людей. В 2017-м Мосолов возглавил «Хоум Кредит» во Вьетнаме – без опыта, полученного со Свитеком, считает он, этого карьерного рывка могло и не быть. «Останься Иван в России дольше, результат банка был бы еще лучше, – говорит Мосолов. – Банк Тинькова в определенной степени учился у нас». 

В книге «Революция. Как построить крупнейший онлайн-банк в мире» основатель Тинькофф Банка Олег Тиньков пишет, что «Хоум Кредит» под руководством Свитека «открыл гонку вооружений» на рынке потребительского кредитования. В 2014-м это сыграло с банками-монолайнерами злую шутку, когда закредитованные клиенты стали хуже погашать долги. За 2014 год рентабельность капитала банков, специализирующихся на потребительском кредитовании, снизилась, по данным Центробанка РФ, с 12,2% до 2,8%. В 2014–2015 годах российский «Хоум Кредит» получил убытки. 

«Я не жесткий, я говорю как есть, – парирует Свитек. – Это не все воспринимают. А я ценю в людях честность». /Фото Александр Чекменев

«Я не жесткий, я говорю как есть, – парирует Свитек. – Это не все воспринимают. А я ценю в людях честность». Фото Александр Чекменев

Чтобы вывести банк из кризиса, в 2014-м Свитек настаивал на расширении полномочий, но акционеры «Хоум Кредита» оказались к этому не готовы, рассказывает Мосолов. Свитек, по его словам, человек с характером: любит принимать самостоятельные решения, автономность. В конце 2014-го Свитек ушел. «Он был одним из лучших топов в истории «Хоум Кредита», – подытожил Мосолов. – Культура, привитая Иваном, запас энергии долго сохранялись в банке после его ухода». 

После семилетней гонки в «Хоум Кредите» финансист взял паузу. Уже тогда он задумывался о собственном бизнесе. Во время поездки с семьей на Байкал Свитек решил спросить шамана, что ему делать: опять идти в наемные менеджеры или создать свое дело. «Шаман посмотрел на меня и сказал: тебе дядя не нужен, – говорит Свитек. – Но тогда я его не послушал». 

В 2017-м он принял предложение совладельца «Альфа-Групп» Петра Авена и переехал в Киев генеральным менеджером украинского Альфа-Банка. В то время банк проводил беспрецедентное для Украины слияние с Укрсоцбанком, приобретенным у итальянской UniCredit Group в обмен на 9,9% управляющей компании «Альфы» ABH Holdings S.A.

Три года в «Альфе» Свитек вспоминает неохотно. Ему не понравилась стратегия постепенного поглощения Укрсоцбанка, избранная акционерами. «Лучше было сразу объединить два юрлица, чтобы потом клиенты мигрировали внутри банка, – говорит он. – Некоторые клиенты ушли. Мало кто из тысячи сотрудников Укрсоцбанка перешел в «Альфу». В «Альфе» выбор такой модели слияния объясняют сложностями интеграции IT-систем банков из-за масштаба клиентской базы и невозможностью переводить счета клиентов из банка в банк без их согласия.

«Свитек хорошо разбирается в рознице, и развитие розничного бизнеса «Альфы» в процессе слияния – заслуга его команды, – говорит один из руководителей Альфа-Банка, попросивший не упоминать его имени в статье. – Но корпоративных клиентов он упустил – они ушли в Ощадбанк, «Райффайзен», Укргазбанк». «Его сильная сторона – умение быстро принимать решения, иногда достаточно жесткие. И стремление сплотить команду, – характеризует Свитека его экс-коллега из Укрсоцбанка. – Реализовать это благое намерение до конца мешало нежелание или неумение делегировать».

В «Альфе» Свитек познакомился с Фиалой, чья компания была клиентом Укрсоцбанка и после его поглощения. 

Фиала давно хотел купить банк. Сразу после ухода Свитека из «Альфы» в октябре 2019-го земляки принялись искать объект для покупки. 

Сначала они договорились с владельцем Идея Банка – польским Getin Holding. Предварительный договор о покупке банка за $56 млн, или за два капитала, подписали декабре 2019-го, в мае 2020-го планировали закрыть сделку. Все планы спутала пандемия. Покупатели пытались сбить цену, но не сторговались. В июне они заявили о расторжении предварительного соглашения. 

«Свитек планировал за три года вывести банк в тройку лидеров, – рассказывает топ-менеджер Идея Банка, просивший не называть его имени в статье. – А Фиала понимал, что кризис надолго, и пытался сбить цену». 

Осенью 2020-го партнеры нашли новый объект для покупки – небольшой Юнекс Банк Вадима Новинского, который занимает одно из последних мест в банковской системе по размеру активов. В апреле 2021-го сделку закрыли. Банк обошелся партнерам примерно в $8,5 млн, или один капитал. 

«Планируем увеличить капитал вдвое, чтобы наращивать активность», – говорит Фиала. За пять – семь лет Свитек собирается вывести «Юнекс» в пятерку лидеров в рознице. «У нас будут простые приложение и продукты, чтобы даже бабушки смогли пользоваться. – говорит он. – Будем искать партнерства с небанковскими структурами».

После трех десятков лет наемным менеджером Свитек наконец обрел свой бизнес. Сотрудники «Юнекса» рассказывают, что он любит обходить свои владения и смотреть, кто чем занимается. Вызвал людей с удаленки, чтобы оценить, насколько нужно обновить команду. 

«Жесткий, конкретный, предметный, – описывает его одна из подчиненных. – Задает конкретные вопросы, хочет конкретные и быстрые ответы».

«Я не жесткий, я говорю как есть, – парирует Свитек. – Это не все воспринимают. А я ценю в людях честность».

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Рейтинг зарплат | 15 самых комфортных банков