Leo-Lio-Fibo, но не mono. Как дела у глобального банковского стартапа Дмитрия Дубилета /Фото Фото официальные источники/коллаж Forbes
Категория
Деньги
Дата

Leo-Lio-Fibo, но не mono. Как дела у глобального банковского стартапа Дмитрия Дубилета

Николай Бескровный, Дмитрий Дубилет, Александр Витязь. Фото Фото официальные источники/коллаж Forbes

Fintech Farm, стартап Дмитрия Дубилета, собирался до конца 2024 года завоевать финансовые рынки десяти стран в Азии и Африке. Что война оставила от амбициозного плана экспансии?

Специальный военный номер Forbes ко Дню Независимости

Специальный военный номер Forbes ко Дню Независимости

Этот материал из специального военного номера Forbes ко Дню Независимости. Приобрести его можно по этой ссылке. Редакция ставила целью сделать объективный срез украинского бизнеса, экономики, государства на шестом месяце войны. В номере мы чтим жертвы российского вторжения.

Лето 2022 Дмитрий Дубилет, 37, мог провести в самолете, курсируя между странами Африки, Азии и Украиной.

13 января его стартап Fintech Farm привлек $7,4 млн инвестиций. Компания, которой тогда едва исполнился год, заявила, что потратит деньги на международную экспансию.

Fintech Farm – серийный производитель необанков. Партнеры планировали за два года не только выйти, но и стать лидерами десяти рынков в Азии и Африке.

Война сделала Дубилета невыездным из Украины, однако стартап не отказался от выхода на дальние рынки: компания активно ищет менеджеров в Хошимине (Вьетнам), а в Нигерии запустила мобильный банк Fibo. Третья точка – Баку, где в апреле дебютный проект Fintech Farm, Leobank, отчитался о первых 300 000 клиентах.

Fintech Farm – не единственная украинская компания, пришедшая в Нигерию и Вьетнам. Что их привлекает в странах, которые большинство украинцев считают достаточно экзотическими? Забудьте, что вы знали

Осенью прошлого года на рынке Азербайджана появился Leobank – первый проект Fintech Farm, ставший прототипом для ее необанков в других странах.

По одноименному хештегу в Twitter можно найти десятки фотографий с характерной черной платежной картой и наклейками со львом, имеющим выразительную сиреневую гриву.

Лев поздравляет и посетителей сайта нигерийского необанка Fibo. Оба проекта (у вьетнамского Liobank на момент написания этой статьи сайта не было) имеют идентичный интерфейс и повторяют корневой слоган Fintech Farm: «Забудьте все, что вы знали о банкинге».

Одинаковый дизайн, но разные названия для каждого из рынков, а также отдельный местный банк-партнер, с которым украинцы готовы делить бизнес 50 на 50, – по такой модели Fintech Farm изначально планировала закрепиться по меньшей мере в десяти странах, рассказывал в январе один из основателей компании Николай Бескровный, бывший руководитель направления Fintech M&A KPMG (Лондон).

Кроме Бескровного и Дубилета у истоков проекта стоит экс-директор Центра электронного бизнеса ПриватБанка Александр Витязь, главный идеолог и разработчик интернет-банкинга «Приват24». Как и Дубилет, Витязь ушел из банка сразу после национализации в 2016 году. Мажоритарная доля в новом бизнесе принадлежит Дубилету.

«С точки зрения архитектуры и софта это [Mono и новые банки Fintech Farm] совершенно разные проекты», – утверждает Витязь.

В начале 2022 года к экспансии Fintech Farm присоединился еще один известный партнер – украинский интернет-холдинг Genesis. Компании с его орбиты стали ключевыми участниками инвестраунда в $7,4 млн, а соучредитель Genesis Владимир Многолетний вошел в совет директоров Fintech Farm.

Дубилет и Многолетний отказались говорить о делах Fintech Fram, Бескровный не ответил на просьбу о комментарии. Собеседники из окружения предпринимателей говорят, что проект «делает первые шаги».

Кому не нравится план Дубилета

Вероятная причина, почему Дубилет отказался говорить «под запись» для этой статьи, – претензии, которые есть у части акционеров monobank к Fintech Farm, предполагает на правах анонимности собеседник, близкий к предпринимателю.

Запуск Leobank в Азербайджане не понравился бывшим партнерам по mono Владимиру Яценко и Людмиле Шмальченко. Оба были топ-менеджерами «Привата» во времена, когда банком руководил отец Дмитрия – Александр Дубилет. Все трое фигурируют в нескольких расследованиях украинских правоохранителей по выводу из банка средств. Суды вокруг возможного мошенничества в «Привате» продолжаются и за рубежом, сумма претензий к экс-владельцам банка и его менеджменту измеряется в миллиардах долларов. Дубилет-младший был IT-директором ПриватБанка, в расследовании правоохранителей не фигурирует.

Претензия Шмальченко – по дизайну, функционалу и маркетингу необанки Fintech Farm похожи на monobank.

Дубилет вышел из состава акционеров mono в 2019 году, когда стал министром в правительстве Алексея Гончарука. Он утверждает, что проекты не имеют ни одной общей строки кода. Об этом говорит и Витязь. «С точки зрения архитектуры и софта это совершенно разные проекты», – подчеркивал он в комментарии Forbes в январе.

После начала войны медийные атаки прекратились. Но партнеры Fintech Farm не исключают, что атаки могут возобновиться, отмечает собеседник из окружения Дубилета.

Географические открытия

Genesis Многолетнего имеет самый большой опыт работы в Азербайджане и Нигерии. «В Африке мы такие же узнаваемые и большие, как в Украине, например, Rozetka или OLX», – говорит Юлий Шенфелд, СЕО классифайда Jiji, входящего в группу Genesis.

Нигерия должна была стать следующим ключевым рынком для Fintech Farm после Азербайджана, но акценты сместились на Вьетнам, говорит на правах анонимности собеседник, близкий к одному из совладельцев компании. «У Нигерии непростая ситуация в экономике, есть вопросы к решениям местного правительства», – объясняет он.

Вьетнам – другое дело. В первом полугодии 2022 года ВВП страны вырос на 7,7% год к году. По данным Robocash Group, стоимость вьетнамских финтех-компаний – $4,5 млрд. Уже в 2024 году эта цифра может вырасти до $18 млрд.

«В стране достаточно большое количество население (100 млн человек) и развитая инфраструктура для финансового бизнеса», – описывает Вьетнам СЕО украинского микрокредитора Moneyveo Алена Андроникова, они вошли в эту страну с 2020-го. Первоначальные инвестиции в старт на новых рынках топ-менеджер Moneyveo оценивает не менее чем в $2–4 млн.

Насколько удачен поход Дубилета и Ко на дальние рынки? Чтобы пересечь отметку в 300 000 клиентов в Азербайджане (население – около 10 млн человек), понадобилось примерно столько же времени, как и когда-то monobank в Украине.

Telegram-канал Forbes, ультимативный гид в мире украинского бизнеса. Присоединиться

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Специальный военный выпуск Forbes ко Дню Независимости

Специальный военный выпуск Forbes ко Дню Независимости

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине