От $500 000 до $2 млн в IT-компании и американские хедж-фонды. Как инвестирует сооснователь Jooble Роман Прокофьев
Категория
Деньги
Дата

От $500 000 до $2 млн в IT-компании и американские хедж-фонды. Как инвестирует сооснователь Jooble Роман Прокофьев

Совладелец одного из самых популярных в мире сайтов по поиску работы Jooble Роман Прокофьев держит деньги в зарубежных хедж-фондах и инвестирует от $0,5 до $2 млн в IT-компании. Почему ему не интересны акции и недвижимость и какие компании могут получить «ангельский чек» от Прокофьева

Мне нравится инвестировать деньги в IT-компании, так я помогаю вырасти продукту или услуге, которые потенциально окажут влияние на мир. Я не совсем классический ангел, который вкладывает в идеи $25 000–50 000. Мой чек гораздо выше, но я не вхожу на ранних стадиях. Размер инвестиций от $500 000 до $2 млн в каждую из 12 перспективных технологических предприятий. 

Инвестирую в то, что понимаю. А если не понимаю, значит, туда не пойду, даже если это «тема» партнеров, которым доверяю. Моя экспертиза ограничена IT: е-сommerce, fintech, classified, аутсорсинговые компании. Могу нарисовать в Excel бизнес-модель, построить PNL и сделать допущения, как будет развиваться такой бизнес. Для меня это интеллектуальное удовольствие, своеобразный спорт – смогу ли я правильно спрогнозировать развитие компании в будущем.

100% моих сделок пришли через личные знакомства. Часто я инвестирую совместно с кем-то из друзей. Как правило, мы показываем друг другу компании и обсуждаем, насколько нам интересно или неинтересно туда входить. Есть где-то пять человек, с которыми происходит тесное взаимодействие, обмен проектами. Мне нравится живое общение с теми людьми, которые рискуют своими деньгами. Они свободнее в своих действиях, но риск выше. В этом есть драйв.

В моем портфеле есть компании с выручкой $200 млн, а есть – $500 000. Но и доля в этих компаниях разная. Мы вышли из двух компаний спустя два года после инвестиций. Одна сделка принесла 80% годовых, вторая – 30%. Некоторые из компаний, куда я инвестировал, платят дивиденды. Но это скорее исключение из правил. Где могу, настаиваю на том, чтобы компания все деньги реинвестировала в свое развитие. Это одна из моих задач – коучить предпринимателей. Всем говорю: «Ни один человек из списка Forbes не заработал свое состояние на дивидендах. Все заработали большие деньги на капитализации. Ваша задача научиться реинвестировать каждый заработанный доллар в рост».

Чтобы я стал инвестором компании, должны быть соблюдены такие условия:

  1. Компания должна иметь доход от $1 млн в год.
  2. Это должен быть бизнес с потенциалом капитализации в $100 млн – должно быть поле для масштабирования. 
  3. Основатель не должен совмещать предпринимательство с другой работой. Это для меня красный флаг. Если ты решил развивать бизнес, то должен концентрироваться только на нем. 
  4. Компания из сферы IT, но есть темы, куда я принципиально не иду. Например, игры, где очень высокий риск неудачи; криптобиржи и блокчейн, которые я не понимаю; и хардварные стартапы, поскольку там нужен серьезный оборотный капитал, чтобы масштабироваться.
  5. Должна случиться химия с основателем компании, главным ее двигателем. Впереди долгий путь совместной деятельности – три, пять, а может, и все десять лет, если нет простого человеческого взаимопонимания, идти вместе будет тяжело.
Материалы по теме

Чтобы я проинвестировал в голую идею, должен сработать один из двух сценариев: 

  • Первый – когда приходит опытная команда менеджмента компании – лидера рынка и говорит: «Наши акционеры не верят в то, что мы хотим сделать, но они ошибаются. Нам нужны инвестиции». Если это опытные люди, которые хорошо разбираются в рынке, я дам денег. 
  • Второй – когда приходят люди с продуктом, аналог которого успешно работает в 150 странах, но есть еще 50 стран, где его нет. И это свободный перспективный рынок, есть возможности для роста. Нужны только деньги, чтобы там запуститься. Это скорее редкое исключение, но такие сценарии я рассматриваю.

Я не буду счастлив, если вложу все деньги в акции, а они вырастут в 20 раз. В этом нет ни азарта, ни интереса, ни удовольствия. К «кирпичам» и к материальным активам у меня не то чтобы негативное отношение, но они меня никак не радуют. Мы принципиально не покупали офисы, хотя была возможность. Коронавирус подтвердил, что это было правильное решение. 

Годовой бюджет нашей семьи не превышает $150 000. Большую часть этих денег мы тратим на образование. Дочери оплачиваю частную школу, мы с женой учимся в бизнес-школах, дополнительно регулярно проходим образовательные курсы.

30–40% своих накоплений храню в четырех крупнейших американских хедж-фондах. В хедж-фонды я зашел в 2016 году с мыслью о том, что с их помощью смогу заработать на падающем рынке. На тот момент рынки капитала росли достаточно долго. Таких длительных периодов роста экономики в истории давно не было. Я ждал, что вот-вот все обвалится. А хедж-фонды умеют зарабатывать на падающем рынке. Я анализировал их деятельность во время кризиса 2008 года. Некоторые из них показывали доходность 40–50% годовых. 

Моя идея все еще себя не оправдала. Финансовые рынки продолжают расти, несмотря на пандемию. С точки зрения здравого смысла это не может продолжаться бесконечно, рано или поздно будет коррекция. Пока же хедж-фонды играют роль своеобразного кошелька, где деньги лежат, чтобы их не съедала инфляция. Хедж-фонд генерирует стабильную доходность. Как только вижу возможность для инвестиции в перспективную IT-компанию, я использую эти деньги.

В хедж-фонды я инвестирую через зарубежный банк, который входит в топ-3 по размеру активов. Для VIP-клиентов есть услуги wealth management. Мы с персональным банкиром предварительно обсуждали список хедж-фондов, смотрели на их эффективность в прошлом, провели анализ. Банк предлагает разные финансовые продукты: ценные бумаги, криптовалюты, зеленая энергетика, антиквариат и так далее. Но у меня не возникает желание пробовать другие инструменты.

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Рейтинг зарплат | 15 самых комфортных банков