Категория
Главное
Дата

Глобальный налог с прибыли корпораций. Что он означает для Украины и мира

Иллюстрация Getty Images

Иллюстрация Getty Images

В конце прошлой недели представители 136 стран мира поддержали Заявление о введении глобального минимального налога на прибыль в размере 15%. Событию, получившему эпитеты «историческое» и «окончание эпохи офшоров», предшествовали напряженные дипломатические усилия США и Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР)

Причиной такой активности стала смена в начале текущего года позиции США, ранее практически не принимавшего участия в переговорных процессах. Заключение нового соглашение стало критически важным для Президента Байдена как важнейший элемент финансирования его амбиционного плана развития инфраструктуры США стоимостью $2 трлн. Речь о поднятии ставок корпоративного налога внутри страны до «дотрамповского уровня» (28%), чему очень помогло закрепление минимальной ставки общемирового корпоративного налога на уровне минимум 15%. 

Свежая инициатива получила резкое неприятие ряда стран, у которых ставка налога на прибыль была ниже 15% и является важным элементом конкурентоспособности национальных экономик. Фронду возглавили три европейских государства — Ирландия, Венгрия и Эстония, блокировавших принятие положительного решения внутри ЕС. О степени интриги говорит тот факт, что Ирландия и Эстония дали себя «уговорить» за два дня до подписания документа, а Венгрия непосредственно накануне события. Первая, добившись исключения из текста соглашения оговорки авторства США «не ниже 15%» (пролагала путь к постепенному росту ставки минимального налога) и получившая гарантии сохранения нынешней ставки налога в 12,5% для своего малого бизнеса. Вторая — убежденная в отсутствии потенциальных рисков для ее технологического стартап-сектора. Третья — защитившая 10-летним переходным положением свою уникальную ставку 9% корпоративного налога.

Неплохой пример для Украины, как следует защищать свои экономические интересы. У нас на носу пересмотр соглашения с ЕС, где много проблем с размерами квот, транзакционными издержками украинского бизнеса на новые регуляции и полное отсутствие смягчающих переходных положений.

В основу радикального пересмотра международных налоговых правил положен так называемый двухкомпонентный подход. Компонент один вводит гибридный принцип уплаты налогов с прибыли корпораций на основе перераспределения налоговых прав. Его суть лежит в новом трактовании понятия «бизнес-присутствия» компаний, охватывающее их деятельность без формального физического присутствия, а также механизм определения, какая часть прибыли должна облагаться (при превышении определенного порога) налогом в юрисдикциях, где физически находятся клиенты (рынки сбыта). Компонент два — внедрение глобального минимального налога на прибыль в размере 15%, что будет применяться к компаниям с годовым доходом более 750 млн евро (таких в мире около ста). 

По уверениям чиновников ОЭСР новое соглашение принесет $125–150 млрд дополнительных налоговых поступлений на год. Однако четкого ответа на вопрос, сколько из этих денег получит Украина и другие страны с развивающимися экономиками нет. Хотя другие последствия нового соглашения предугадать не сложно. Во-первых, максимальный эффект смогут получить лишь богатые страны. Технически сложные процедуры, включая доказывание позиции в судах, переговорные процессы с правительственными органами других стран заранее ставят менее обеспеченные ресурсами государства в невыгодное положение. Во-вторых, затраты налогоплательщиков на соблюдение требований законодательства и налоговая нагрузка вырастут и не только для транснациональных корпораций. 

Примером служит План действий ОЭСР/G20 по противодействию размыванию налогооблагаемой базы и перемещению прибыли (План BEPS), чьим логичным продолжением является новое соглашение. Многие даже используют для него аббревиатуру BEPS 2.0.

План, начинавшийся в 2013 году, как инструмент противодействия избеганию налогообложения со стороны исключительно глобальных компаний, в украинских реалиях превратился в антиофшорний Закон 466 (проект 1210), ставший «фискальным ужасом» для большинства инвесторов и налогоплательщиков. При этом, список территории, которые отказались от подписания нового соглашения, очень мал — Пакистан, Кения, Нигерия и Шри-Ланка. 

Ожидается, что процесс подписания соглашения будет завершен на текущей неделе в Вашингтоне на уровне министров финансов стран G20, а лидеры государств подпишут его в конце октября на саммите в Риме. Конечная цель — полностью активировать соглашение к 2023 году после того, как страны-подписанты изменят свои национальные налоговые законодательства и модернизируют международные налоговые договора. Необходимость ломает все законы (Sĕnĕca).

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Топ-100 частных компаний | Лучшие города для бизнеса