Категория
Компании
Дата

Границы для туризма. Как пытается выжить туристический бизнес Украины

В этой рубрике Forbes рассказывает, как бизнесы, оказавшиеся под ударом кризиса или рыночной трансформации, ищут пути спасения и меняют бизнес-процессы

Туристический бизнес вошел в кризис с начала 2020 года. В феврале украинцы уже интересовались возможностью отмены туров из‑за распространения COVID‑19, но от путешествий еще не отказывались.

17 марта Кабмин запретил украинцам покидать пределы страны. Начало турсезона, который обычно стартует на майские праздники, было провалено. И хотя выезд за пределы Украины разрешили с 15 июня, карантинные ограничения еще несколько лет будут влиять на отрасль.

Рынок туризма в этом году сократится наполовину, прогнозирует президент туристической компании «Гамалия» Игорь Голубаха. И не только из‑за локдауна. Падение доходов привело к тому, что потребители покупают более дешевые путевки, а среди клиентов больше нет бюджетников. «Сократилось количество ночей, вместо пятизвездочных отелей туристы покупают четыре звезды»,– говорит Голубаха.

В последние годы рынок рос на 20–30%, в 2020‑м игроки ожидали такой же тенденции. Но восстановление возможно не ранее чем через два года после того, как все страны откроют границы.

Татьяна Прокопенко, директор туроператора Coral Travel

О ВОЗМОЖНОСТЯХ В КРИЗИС

Алгоритм действий в кризисной ситуации у нас был. Когда за границей находились десятки тысяч туристов, которых нужно было срочно эвакуировать, мы разработали график полетов, чтобы вернуть их за 5–7 дней. Работали круглосуточно.

Карантин и планы диджитализации совпали. Мы запустили мобильное приложение, где можно получить информацию и оплатить тур картой. Но все же большинство продаж идет через физические турагентства. В Украине отдых – это взвешенная покупка. Большая часть потребителей будет покупать семейные туры таким образом еще лет пять.

Диджитализируя бизнес, мы увеличиваем долю новых клиентов. Это молодежь, которая путешествовала самостоятельно.

Еще мы взяли инструмент из ритейла – подарочную карту. Планируем продавать 5000 карт в год. Это примерно 5% от общего объема продаж.

Локальный туризм развиваем более пяти лет, но его доля невелика, украинцы путешествуют сами. В этом году спрос увеличился более чем вдвое. Развивать это направление мешают юридические ограничения. Например, 30% отелей – ФЛП второй группы, и мы не можем с ними сотрудничать.

О ТУРСЕЗОНЕ

Из 28 стран, с которыми мы сотрудничали, остались только Турция и Египет. Они заинтересованы в украинских туристах. В первые месяцы после восстановления авиасообщения количество туристов было больше, чем в прошлом году. Спрос на Турцию в августе вырос на 60%. Но мы потеряли Грецию и Испанию, куда в прошлом году полетело более 23 000 человек.

Ожидаем, что зимой спрос на горнолыжные курорты Турции будет вдвое выше, чем год назад. Дополнительно мы запустили чартер в Стамбул. Но в целом лето и зима не перекроют летний сезон прошлого года.

Владимир Царук, заместитель председателя Комитета по туризму Торговопромышленной палаты Украины:

«Туроператоры вынуждены оперативно открывать новые направления в странах, которые пускают туристов, чтобы минимизировать простой оплаченных самолетов. Оценить рентабельность таких путешествий сложно, ведь в первых турах загруженность может достигать 100%, однако неизвестно, насколько долгим будет спрос в зимнем сезоне. Дополнительная услуга по сопровождению туристов в лаборатории – конкурентный инструмент, который повышает лояльность».

Игорь Захаренко, владелец туркомпании «Феєрія Мандрів»

О ВОЗМОЖНОСТЯХ В КРИЗИС

Когда президент объявил о срочной эвакуации туристов из разных точек мира, например, во Вьетнаме была ночь, а на утро авиабилеты стали уже очень дорогими. Мы решили, что дешевле оставить туристов там там до момента, пока ситуация не изменится и билеты подешевеют. Затем я получил информацию, что украинское небо закрыто до конца июня.

Мы возвращали людей за свой счет, это обошлось в миллионы гривен убытков. Но и здесь мы выиграли: многие самостоятельно путешествующие туристы остались один на один с проблемами, так что теперь они будут выбирать отдых с нами, чтобы избежать рисков.

В 2014 году мы перешли на средний и премиальный сегменты, хотя у многих туркомпаний была стратегия удержаться за счет низких цен. Мы поняли, что «эконом»‑клиент отпадет из‑за неплатежеспособности. Например, перешли от автобусных туров на более дорогие авиа. Мы также разрабатывали туры в Европу, поскольку понимали, что время безвиза наступит, и это шанс опередить конкурентов.

Сейчас мы пытаемся использовать каждое мгновение после открытия границ. Наблюдали за странами, когда они открывались, какой была реакция правительств. Анализируя это, готовили чартеры в Албанию, Грецию, Хорватию и другие государства, которые могли открыть свои границы. Но был и форс‑мажор, когда делали чартер в Грецию и Албанию. Мы подготовили продукт, но когда пришло время – нас в Грецию не пустили.

Когда открылась Хорватия, мы за один день поставили чартер и за три дня продали весь рейс. Планировали сделать девять полетов, а сделали 16. Когда чартер был готов, Хорватия ввела необходимость обязательного тестирования. Мы решили лететь, потому что тесты могли отпугнуть других игроков рынка, а следовательно конкуренция – быть меньше. Это был риск и для нас, поэтому мы договорились с лабораториями о спеццене для туристов. Минус превратили в плюс.

О КОНКУРЕНЦИИ

Во время локдауна, мы «прошлись» по каждой стране, в которую теоретически можно полететь. Вернулись к турам в Марса‑эль‑Алам в Египте. Сделали туда прямые чартеры, другие же операторы везут туристов через Хургаду. На этом направлении меньше конкуренция, но нужно рассказывать о нем. Украинцы знают в Египте только Хургаду и Шарм‑эль‑Шейх, но мы не пошли на эти два курорта, потому что понимаем, что там много туроператоров‑акул.

О ТУРСЕЗОНЕ

Ежегодно мы обслуживали 12–15 тысяч туристов, в этом году– в два раза меньше. Средний чек уменьшился на 20–30%, хотя на индивидуальных турах немного вырос.

Мы недополучили до полумиллиона евро прибыли. В целом инвестировали в 2020 году миллион евро. Но мы эти деньги позже вернем, они на депозитах у отелей и авиакомпаний.

Концепцию туров по Европе перенесли на локальный туризм. В Украине агентства организуют внутренние путешествия на два дня. Мы сделали туры дороже, но длиннее и с качественными отелями. Во время карантина начали делать туры на своих автомобилях. Потом увеличили количество туров в Карпаты на 70%.

Однако на локальном туризме много не заработаешь. Поэтому основная ставка была сделана на зарубежные курорты.

Антон Рудич, соучредитель турагентства «Поехали с нами»:

«Те европейские направления, которые открываются, могут быть оправданны в нынешних условиях, но им далеко до объемов турецкого или египетского турпотока. Небольшой плюс кризиса для рынка в том, что происходит привлечение самостоятельных путешественников. Стоимость модели, которая позволит привести клиента и убедить его купить путевку онлайн, достаточно высока. На ее внедрение понадобится примерно $1 млн инвестиций. Но одна из проблем в том, что при покупке в интернете человеку нелегко решиться потратить много на отдых».

Опубликовано в пятом номере журнала Forbes (ноябрь 2020)

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Рейтинг зарплат | 15 самых комфортных банков