Виктор Шокин, генеральный прокурор Украины (2015–2016). /УНИАН
Категория
Новости
Дата

Облечен властью – готовься к критике. О чем говорит дело Соболева против Шокина

3 хв читання

Виктор Шокин, генеральный прокурор Украины (2015–2016). Фото УНИАН

Государственный деятель должен быть готов к строгой критике. Но есть важный нюанс для критикующих: надо разделять оценочные суждения и факты

За 12 років консалтингова компанія Franchise Group створила 600+ франшиз. Як масштабувати бізнес за допомогою франшизи в часи турбулентності? Отримайте інсайти і стратегії на Форумі підприємців від власниці та СЕО Franchise Group Мирослави Козачук. Купуйте квиток за посиланням.

Бизнес жалуется на налоговиков, адвокаты жалуются на судей, пользователи Facebook хейтят власть. Как соотносятся право на свободу слова и право публичных лиц на уважение их чести, достоинства и деловой репутации? Или, перефразируя классиков, действительно ли свобода граждан размахивать руками заканчивается именно там, где начинается нос публичного деятеля?

Последние тенденции в украинской судебной практике

Верховный Суд в таких делах часто отказывает в исках должностным лицам. Он мотивирует свои решения тем, что границы критики и оценки поведения публичных лиц более широкие, чем пределы критики и оценки поведения рядового гражданина.

Одно из недавних резонансных дел началось с событий 9 ноября 2018 года. Во время прямой трансляции на телеканале ZIK Егор Соболев завершил одну из своих фраз такими словами: «... потому что у Шокина, все же как у юриста, у прокурора, пусть коррумпированного, пусть зависимого, но было хоть какое-то понимание правил».

Эти слова возмутили бывшего генпрокурора и он обратился в суд с целью защиты своих прав. Интересно, что апелляционный суд поддержал Шокина, отметив, что утверждение о его коррумпированности могло бы быть достоверным, только если бы основывалось на приговоре или постановлении суда по делу об административном правонарушении, а в конкретном случае подобные решения отсутствуют.

Дело прошло 3 инстанции и закончилась победой Соболева. Верховный Суд пришел к выводу, что «государственный служащий должен быть готовым к повышенному уровню критики, пристальному вниманию и повышенному вниманию общества к его деятельности».  

В целом украинские суды зачастую поддерживают граждан, в частности журналистов, в таких спорах. Выводы достаточно похожи, но разные коллегии Верховного Суда предлагают собственное обоснование в зависимости от ситуации:

  • у госслужащих выше «порог уязвимости»

Постановление Верховного Суда от 28 июля 2021 года по делу 200/10088/19 по иску депутата Верховной Рады 8-го созыва в очередной раз подчеркивает особый статус публичных деятелей:

«Публичные лица открываются для придирчивого освещения их слов и поступков и должны это осознавать. Распространенная информация об истце связана именно с пребыванием его на публичной службе, и в соответствии с этой категорией установлены более широкие пределы допустимой критики и выше «порог уязвимости».

  • оценочные суждения vs фактические утверждения

В постановлении от 2 июня 2021 года по делу №757/47672/18 Верховный Суд обращает внимание на различие оценочных суждений и фактических утверждений во фразе в отношении бывшего секретаря СНБО:

«…реплики: «Человек сообщил», «Если это правда» ,«Надеюсь» указывают на отсутствие категоричности в предоставлении информации и на необходимость проверки ее правдивости. Следовательно, эти высказывания являются оценочными суждениями, мнениями и критикой автора».

  • профессиональная деятельность или частная жизнь

В постановлении от 2 июня 2021 года Верховный Суд по делу №369/1052/16-ц принимает во внимание содержание критики в отношении народного депутата 8-го созыва, какой именно сферы его жизни она касается:

«Информация, распространенная ответчиками, касается исключительно профессиональной деятельности, а не его частной жизни. Кроме того, учитывая публичный статус истца и то, что распространенная информация касалась его публичной деятельности и имела общественный интерес, истец должен быть терпимым к публичной критике, границы которой шире критики рядовых лиц».

Что говорит ЕСПЧ

Во всех этих решениях Верховный Суд ссылается на практику Европейского суда по правам человека, а именно на хрестоматийное решение 1986 года «Лингенс против Австрии». Оно основывается на позиции суда о том, что наличие фактов можно доказать, а правдивость оценочных суждений не подлежит доказательству.

Достаточно интересно дело ЕСПЧ «Дюльдин и Кислов против России» 2007 года, где суд размышляет над тем, что иски должностных лиц мешают журналистам выполнять их важнейшую роль в обществе. ЕСПЧ уверяет, что если бы всем должностным лицам было разрешено обращаться в суд в связи с критическими высказываниями об их службе, то журналистов засыпали бы такими исками. Судебная волокита не только взваливает на СМИ непосильное и непропорциональное бремя, но и мешает СМИ выполнять свою задачу watchdog'a – распространителя информации и наблюдателя за процессами в обществе.

Кого можно подвергнуть строгой публичной критике

Из практики Верховного Суда и ЕСПЧ можно сделать вывод, кто должен быть готов к повышенному уровню критики и пристальному вниманию. Это прежде всего публичные лица и государственные служащие. Перечень таких лиц определен законами Украины «О предотвращении и противодействии легализации (отмыванию) доходов...» и «О государственной службе».

Однако Верховный Суд также ссылается на рекомендации, содержащиеся в резолюции №1165 Парламентской ассамблеи Совета Европы. В резолюции отмечается, что публичными фигурами являются не только лица, занимающие государственные должности и (или) пользующиеся государственными ресурсами, а также все те, кто играет роль в общественной жизни – в области политики, экономики, искусства, социальной сфере, спорте.  

Выводы для публичных лиц и откровенных граждан

Публичность и государственная служба – это не только власть и влияние, но и подотчетность и более высокий порог уязвимости к критике. Подотчетность заключается не только в антикоррупционном декларировании, но и в готовности к повышенному уровню критики и придирчивой оценке со стороны гражданского общества. В свою очередь, граждане должны понимать, что скриншоты не горят, и разграничивать фактические утверждения и оценочные суждения при обсуждении публичных лиц.

 

Материалы по теме

 

 

Контрибьюторы сотрудничают с Forbes на внештатной основе. Их тексты отражают личную точку зрения. У вас другое мнение? Пишите нашей редакторе Татьяне Павлушенко – [email protected]

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине