Городские ценности. Жанна Кадырова и Игорь Никонов о том, как сделать наши города комфортными для жизни /Фото Constantine Johnny
Категория
Жизнь
Дата

Городские ценности. Жанна Кадырова и Игорь Никонов о том, как сделать наши города комфортными для жизни

Constantine Johnny

Мы, обитатели украинских городов, привыкли жить в дряхлеющем и безобразном пространстве. А может, зря привыкли?

Столичная набережная, как в Лондоне или Сиднее, – с фланирующей, прохлаждающейся в ресторанчиках, катающейся на сегвеях публикой. Никаких пробок – люди живут поблизости от работы. Современная архитектура – как в Нью-Йорке, Франкфурте или Варшаве. Фантастика? Реальность, только сдвинутая во времени. О том, как ее приблизить, Forbes поговорил со скульптором Жанной Кадыровой и основателем строительной компании KAN Development Игорем Никоновым. Художественный талант и деловая рациональность – из такого сочетания точно выйдет нечто стоящее. 

Появление автотранспорта и высотных зданий в конце XIX века навсегда изменили облик городов. А какие факторы меняют город сегодня?

Жанна Кадырова: Появление альтернативных видов энергии и транспорта.

Чтобы перемещаться по современному городу, садиться в машину необязательно. Электросамокаты и сегвеи недороги, не вредят экологии, не создают пробок.

Киев к ним абсолютно не приспособлен: ни пандусов, ни переходов. Мы все время говорим о пробках, но ничего не делаем, чтобы их уменьшить. Система общественного транспорта не пересматривалась с советских времен: по Киеву курсируют те же маршруты, что и 50 лет назад. А город уже совсем другой.

Игорь Никонов: Мы исповедуем доктрину дружелюбной среды. Создаем зоны нулевого километра с развернутой инфраструктурой: школы, прогулочные зоны, кафе, магазины. Все необходимое должно быть рядом с домом. Это в корне меняет представление о городском жилье.

Моя мечта – искоренить понятие «спальный район» как таковое.

Назовите пять главных критериев комфортного города.

И.Н.: Экология. Бывшие промышленные предприятия превращаются в дружелюбные пространства, где можно учиться, работать, заниматься спортом и развлекаться. Примеры – «Арт-завод Платформа» или Unit.City. Эргономика. Все должно быть под рукой.

Безопасность. Мы стараемся создавать островки, где люди себя чувствуют защищенными. В итоге они должны соединиться в единое пространство на уровне города (конечно, на это нужно время и инвестиции).

Комфорт. Должно быть место, где можно погулять с детьми или позаниматься спортом.

Транспорт. Удобство передвижения – тоже часть качества жизни.

Скоро люди будут покупать квартиры прежде всего с инвестиционной целью. Тратить в день по два часа на дорогу – безумие. Горожане будут сдавать свои квартиры в аренду и снимать их там, где удобнее. Сменил работу – переехал.

Ж.К.: Мои критерии комфортного города – это, во-первых, зеленые зоны. Во-вторых, сохранение исторического облика. Важно сохранить то, что еще можно. В-третьих, возможность пользоваться альтернативным транспортом.

Я мечтаю о разветвленной сети аренды велосипедов и самокатов в Киеве (как во всем мире). Нужна перепланировка транспортной системы: Киев раньше был «трамвайным» городом. Трамвай – старинный электромобиль, безвредный для экологии. Это нужно вернуть.

Развитие города или страны должно идти от общего к частному. Не распыляться на отдельные проекты, начинать со стратегии.

Как расширить идею города-экосистемы на всю страну?

И.Н.: Изменения возможны только путем образования общества. Люди должны понять, что нельзя покупать квартиры в комплексах, не предусмотренных для жизни. Если, выходя из квартиры, в подъезде видишь разруху, это снижает качество твоей жизни. Стоит заплатить за метр на $50 больше, чтобы жить по-человечески.

Когда люди перестанут покупать квартиры в «каменных гетто», все изменится. Это уже происходит! Некоторые украинские застройщики поняли, что без создания экосистемы ничего не будет. Остальных отсеет кризис.

Ж.К.: Но ведь даже если люди начнут выбирать более качественное жилье, то построенное с нарушениями уже никто не снесет. Оно так и будет портить городской ландшафт. И.Н.: Мы не всегда можем изменить то, что произошло. Наша задача – предотвратить это в будущем. Нельзя сидеть сложа руки и ждать, пока хорошей архитектуры не останется. Создавая современные концептуальные проекты, мы естественным образом уйдем от хрущевок, их заменит новое качественное жилье. Придет время и «монстров» помоложе, они не вечны. 

Игорь Никонов /Фото KAN

Игорь Никонов Фото KAN

Что делать с застройкой в исторической части города?

Ж.К.: Общество разделилось на безразличных и активистов, часто протестующих «против всего». Кто-то что-то построил в зоне памятника архитектуры. Что делают активисты? Требуют запретить строить по всему городу, сделать буферную зону в 25 м. Но это невозможно!

Нужно договориться: что такое «памятники архитектуры» и «буферные зоны», что является предметом охраны. В некоторых странах вообще запрещено строить в исторических ареалах, но там их содержание финансирует государство. Другие приспосабливают историческую архитектуру к современным реалиям. Здесь нужен гибкий подход: если предмет охраны – фасад, его можно сохранить, а само здание переоборудовать.

И.Н.: Любой объект нужно эксплуатировать! Иначе в результате ты всегда получишь разруху. Везде должен быть хозяин. И его нужно стимулировать: освобождать от налогов и т. д. В Украине, к сожалению, вокруг этого много спекуляций и коррупции.

Как это изменить?

И.Н.: Бардак в стране – от отсутствия власти. Нет авторитетного человека из Министерства культуры, который может стукнуть кулаком по столу и сказать «нет». А инвестор смотрит на это и не хочет ничего вкладывать.

Кто-то должен выйти и сказать: «Я считаю, что должно быть вот так, и готов взять на себя ответственность». Но такого человека у нас моментально затопчут.

Ж.К.: Города теряют свой облик из-за новой застройки в исторической части. С течением времени старые здания приходят в упадок, и мы упускаем шансы на их реконструкцию. Как защитить ценные объекты? Я согласна с Игорем: нужно четкое правовое регулирование. 

В Украине почти не реставрируют архитектуру. Как в такой ситуации не потерять то, что еще осталось?

Ж.К.: Это касается не только исторической архитектуры, но и куда более молодой, но не менее хрупкой архитектуры модернизма. В 1960-1970-е стояла задача построить быстро, а не навечно. Реставрировать такую архитектуру в Украине пока никто не умеет.

И.Н.: Везде надо искать экономику. Хочешь сохранить здание? Найди для этого экономические аргументы. Когда-то, еще до Майдана, я ездил в Питер и спрашивал у коллег: «Почему вот это красивейшее здание на Невском стоит полуразваленное?» Вдруг приезжаю – сделали. Снесли, но обязали инвестора воссоздать исторический фасад. В остальном это современный дом: лифты, эскалаторы, паркинг.

И это не единичный случай в Питере. Раньше там ничего не разрешали сносить. А потом власти поняли, что не найдут средств на реставрацию и эксплуатацию этих объектов, и пошли навстречу инвесторам. Как только государство поворачивается к инвестору лицом, приходит результат.

Обратный пример – киевский район Гончары-Кожемяки. Я сразу говорил, что его инвестиционная привлекательность так себе: ни паркинга, ни удобного подъезда. Он не соответствует современной жизни. А разрешили бы построить парковки и современные здания – был бы совсем другой результат. У здания должна быть функция. Неудобным объектом никто не будет пользоваться. 

Набережная Темзы у Сити-холла. «Береговая линия - центровая точка города, - говорит Никонов. - Вокруг нее строятся города» /Фото Getty Images

Набережная Темзы у Сити-холла. «Береговая линия - центровая точка города, - говорит Никонов. - Вокруг нее строятся города» Фото Getty Images

Если резюмировать, нужны законы и государственно-частное партнерство?

И.Н.: Конечно! Если с застройщиком не договариваться, он уйдет. А его, наоборот, нужно убеждать вложить деньги. Множество зданий в Киеве можно реконструировать и приспособить к современной жизни таким путем.

Как поступают со средневековыми замками во Франции? Говорят: «Ребята, вот вам бесплатно замок, реставрируйте на свои деньги и живите». Но с обязательством водить туда экскурсии. В результате замки функционируют как живые музеи.

Люди живут там поколениями, а за восстановление зданий им еще и налоги списываются. А у нас попробуй продай какой-нибудь замок в частные руки – сразу вой поднимется. Хотя в Западной Украине в этом смысле Клондайк. Нужно просто принять законы и не бояться отдать эти объекты инвесторам под финансовые обязательства.

Ж.К.: По поводу внешнего облика современных зданий и, в частности, популярной нынче эклектики, о которой сказал Игорь. Когда в XXI веке строят под XIX – это чудовищно. Есть так много современных стилей, материалов, возможностей. Тупо копировать классицизм – значит расписываться в отсутствии вкуса и фантазии. 

Воздвиженка – это не только некрасиво, но и нефункционально. Планировать такие районы нужно с четким пониманием: зачем и для кого.

И.Н.: Жанна абсолютно права, архитектура должна соотноситься со временем. Когда идешь по городу, должно быть понятно: вот это строилось в XIX веке, а это – в XXI. Архитекторы должны думать что строят.

Кстати, найти хорошего архитектора в Украине – проблема. У нас очень сложно с образованием и для них, и для девелоперов. Архитектор должен много ездить по миру, смотреть, впитывать.

Есть две концепции работы с историческими памятниками: Лондон и Париж. В Лондоне предмет охраны – сам памятник, а не территория вокруг. А в Париже оставляют нетронутой всю историческую часть города.

Киеву подходит лондонский сценарий: чтобы сохранить Киево-Печерскую лавру, не нужно обводить вокруг нее циркулем пятикилометровую буферную зону.

Что выглядит круче всего в любом городе мира? Городская набережная. Будь то Лондон, Нью-Йорк или Барселона, береговая линия – центровая точка города. Вокруг нее строятся города, в Сиднее и Осло на набережной даже оперные театры стоят. А наша киевская набережная мертвая, там ничего не происходит. Активисты вообще говорят, что там надо сделать заказник. В центре города!

Строить там запрещают законы, принятые еще в 1950-х. Конечно, их надо менять и делать набережную общественным пространством. Она должна стать центром притяжения. И не только в Киеве. Днепр, Одесса, Херсон, Николаев – у Украины в этом смысле огромный потенциал.

Парк вместо метро. Там, где когда-то бегали поезда, Нью-Йорк разбил High Line Park /Фото Getty Images

Парк вместо метро. Там, где когда-то бегали поезда, Нью-Йорк разбил High Line Park Фото Getty Images

Вы говорите о полностью новых подходах к развитию городов…

И.Н.: Конечно!

Ж.К.: Городу очень нужны публичные пространства: парки, природа, памятники озеленения, объекты современного искусства. «Зеленбуд» в основном обрезает деревья, а во всем мире к садовым и парковым зонам давно подходят иначе.

И.Н.: Сегодня это не так дорого, как раньше. Общественная среда не должна быть «ничейной». Ею нужно системно заниматься, содержать и развивать.

Ж.К.: Что касается киевской набережной, там крутой берег, вода очень близко, убрать магистраль оттуда невозможно. Может быть, лучший вариант – увести Набережное шоссе под землю, а сверху сделать прогулочную зону. Но тут важен комплексный подход. Сделать красивую набережную, а в другом месте ломать ноги на плохих тротуарах – не вариант.

И.Н.: Естественно. Нужно объединять усилия для развития городов. Но как только дело доходит до государственно-частного партнерства на практике, все начинают кричать: «Коррупция!».

Ж.К.: Чтобы не кричали, должна быть прозрачная система. Должно быть видно, почему город решил передать конкретному застройщику тот или иной объект. 

Какой город мира, по-вашему, идеален для жизни и почему?

И.Н.: Все города разные, все развивались постепенно и в разных условиях. Везде свои плюсы и минусы. У американских мегаполисов простая, понятная структура: улицы, авеню. А генеральный план застройки Барселоны когда-то был полностью изменен. И что? Потрясающий город.

Лондон сделан очень грамотно, особенно учитывая количество живущих там людей.

У любого города обязательно должен быть исторический центр и возможность ходить пешком или пользоваться, как говорит Жанна, альтернативным транспортом.

Ж.К.: Отличный пример городского преобразования – надземный парк High Line в Нью-Йорке. Это прогулочная аллея, переделанная из старой ветки наземного метро. Там есть все для комфортного времяпровождения: лавочки, клумбы, много растений, скульптуры. Крутое решение!

Переделать, переосмыслить зачастую лучше, чем построить с нуля. В Киеве очень много мест, для которых такой подход может оказаться оптимальным. Посмотрите, как бы непатриотично это ни звучало, на Москву. Они просто преобразили городскую среду. Парк имени Горького выглядит потрясающе, а ведь наша ВДНХ ему ничем не уступает. У нас много потенциально крутых объектов для подобных преобразований. Пока – в плачевном состоянии. 

Игорь, как думаете, может ли у нас появиться свой парк им. Горького?

И.Н.: Думаю, это невозможно. Проблема в том, что у нас во главе угла стоит политика. Я абсолютно согласен с примерами Жанны. В России власть исходит из парадигмы, что столица – лицо государства (хотя остальная Россия выглядит, мягко говоря, иначе). А у нас политикум рассматривает киевского мэра прежде всего как конкурента.

Я всегда говорю политикам: хотите привлечь деньги в Украину, приводите в порядок столицу. Именно здесь принимаются решения об инвестициях в страну. Поэтому важно создать правильное впечатление. Когда столица выглядит круто, к стране относятся с уважением.

Грандиозные инфраструктурные проекты у нас тоже возможны. Виталий Кличко, например, мечтает сделать в Гидропарке аналог Disneyland. Но это архисложно. Куча людей выкупили в тех районах мелкие кусочки земли, и теперь с ними со всеми нужно договариваться. Также идет преобразование киевского зоопарка. Я видел процесс проектирования и уверен, что это будет лучший зоопарк в Европе.

Как карантин и кризис изменят украинские города?

И.Н.: Люди наконец поймут, что нельзя покупать квадратные метры. Выбирать и покупать нужно среду, в которой будешь жить.

Я думаю, карантин продолжится, но будет то смягчаться, то ужесточаться. Экосистема, о которой мы говорим, станет в этом случае еще важнее: маленькие магазинчики возле дома, аптеки и т. д. Все это должно быть под рукой, в пределах нулевого километра. 

Жанна Кадырова

Жанна Кадырова

А что произойдет с офисной недвижимостью?

И.Н.: Я не верю, что все вдруг осознают, что можно работать удаленно. Могли бы – давно забросили бы офисы, не дожидаясь кризиса. Создать интенсивную рабочую среду без общего пространства и чувства локтя невозможно. Офисы никуда не денутся.

Сложности если и возникнут, то краткосрочные: арендаторы будут просить скидки и отсрочки. Возможно, что-то уйдет на аутсорс или удаленку, какие-то процессы оцифруются. Если так, то команды уменьшатся и компании просто начнут снимать офисы поменьше.

Я думаю, в этот кризис не «ляжет» ни один украинский банк. И это очень хорошая новость. Стабильность банковской системы – важнейший фактор для выживания украинской экономики. Конечно, кто-то потеряет работу, кому-то придется тратить накопления. Но мы все это переживем.

Ж.К.: Одно из возможных последствий карантина, волнующее меня, – ограничение мобильности. Безвизовый режим, к которому мы успели привыкнуть, после карантина, вероятно, будет выглядеть иначе – для путешествий потребуются дополнительные документы. Большая часть украинских граждан, часто путешествовавших по делам или трудившихся за границей, могут потерять работу, и в ее поисках они поедут в крупные города, где рабочих мест больше.

С другой стороны, карантин стал вынужденной паузой для всех, и это очень хорошо. Жизнь настолько убыстрилась, что люди просто перестали с этим справляться. На такой скорости сложно даже просто соображать. Но если замедлиться, выяснится, что часть встреч легко проводить по скайпу, работать можно удаленно, а другим областям жизни, наоборот, стоит уделить больше времени.

Нас ждут большие перемены.

И.Н.: Все трудности мы переживем. Строительные и инфраструктурные проекты всегда ложились в основу стратегий выхода из кризиса – для украинской сферы строительства этот период может стать новой возможностью. 

Опубликовано в первом номере журнала Forbes (июнь 2020)

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Рейтинг зарплат | 15 самых комфортных банков