Категория
Жизнь
Дата

В предвкушении большого проекта. Валентин Васянович и Сергей Созановский о будущем киноиндустрии в digital-эпоху

Валентин Васянович (слева), режиссер и Сергей Созановский, продюсер и основатель компании Film.ua. /Фото Александр Чекменев

Валентин Васянович (слева), режиссер и Сергей Созановский, продюсер и основатель компании Film.ua. Фото Александр Чекменев

В Украине есть режиссеры, завоевывающие призы престижных кинофестивалей, и есть кинокомпании, зарабатывающие на коммерческих фильмах. Есть даже бюджетная поддержка кинематографа. Нет пока только большого кино – фильмов, о которых говорит вся страна и которыми восхищается мир.

Forbes пригласил к этому разговору двух антиподов. Режиссер Валентин Васянович, 49, – адепт авторского кино. В прошлом году его «Атлантида» получила венецианского «Золотого льва» как лучший фильм в программе «Горизонты». Продюсер и основатель компании Film.ua Сергей Созановский, 53, – лидер по производству развлекательного киноконтента в стиле «Скаженого весілля». Вот что получилось.

Что для вас кино? Как вы решили заниматься им профессионально?

Валентин Васянович: Я родился и вырос в Житомире, в семье музыкантов. С детства мечтал быть хотя бы Ференцем Листом. Даже поучился в музучилище, но вовремя понял, что это не мое. Поступил в институт имени Карпенко-Карого и попал в удивительный мир кино.

Я потратил 11 лет, чтобы научиться снимать: закончил сначала операторский факультет, потом режиссерский. Но переломный момент в моей истории случился не тогда, когда я решил заниматься кино, а когда начал его снимать. Я до сих пор считаю чудом, что у меня появилась такая возможность. И очень боюсь, что это чудо закончится.

Кино – это сложно. Чтобы получилось, нужно сделать тысячу маленьких шажков. Это меня и завораживает в кинопроизводстве: когда долго идешь на ощупь в темноте, а потом вдруг выходишь на свет. Но в последнее время мне начинает казаться, что, если делаешь эти шажки правильно, обязательно получится хороший фильм.

Сергей Созановский: Я влюбился в кино еще в детстве: оно вызывало во мне огромную палитру эмоций.

У меня было несколько волн «кинозапоев». Первая – когда у нас дома появился цветной телевизор. Я пропадал у экрана часами, несмотря ни на какие родительские запреты. Вторая – когда открылись видеосалоны. Я учился на львовском юрфаке: на антенну в общежитии можно было поймать польские фильмы. Однажды увидел «Крестного отца» на польском. Не понял ни слова, но оторваться было невозможно.

Третья волна случилась, когда я стал юристом. Работа на одного из клиентов занесла меня на телеканал «Интер», и я неожиданно для себя занялся закупкой кино и телепродуктов. Выяснилось, что все американское кино, которое показывают на украинском ТВ, почему-то закупается в Москве, а не в Нью-Йорке. Так у меня появилась сумасшедшая мечта – покупать все напрямую. Мы стали ездить на международные кино- и телерынки. Так кино стало моей работой.

Как от телезакупок вы пришли к созданию Film.ua – крупнейшей на сегодня украинской кинокомпании?

С.С.: Это очень кинематографичная история. Однажды я совершенно случайно попал на бывший лимонадный завод на Троещине. Он продавался, и я подумал: а почему бы и нет? Образ продакшна уже был у меня в голове. Я не боялся замахиваться на амбициозную цель. Голливуд когда-то тоже был захолустьем из нескольких гаражей – а смотрите, в какую махину вырос. Впервые зайдя на эту локацию, я поверил, что все получится.

Сергей – продюсер, носитель бизнес-функции. Валентин – режиссер, творец. Эти две фигуры – антагонисты, конкуренты или партнеры?

В.В.: Первое, что я сообразил, начав снимать кино,– что мне нужен продюсер. Огляделся и понял, что единственный человек, которому я могу полностью доверять и который не стал бы на меня давить,– моя жена. Решение начать работать с ней в тандеме– одно из лучших в моей карьере.

У меня в голове всегда звучат несколько голосов: режиссер, оператор, продюсер. Как правило, побеждает режиссер. «Внутренний продюсер» всегда думает: «Нет, это слишком дорого». Поэтому эту функцию лучше кому-то делегировать.

С.С.: Валентин скромничает: он– великолепный продюсер. Возможно, не все знают, но именно он был продюсером нашумевшего фильма Мирослава Слабошпицкого «Племя».

Как человек, который не хочет быть продюсером своего кино, взялся за чужое?

В.В.: Исключительно по дружбе. Я увидел, что у Мирослава есть классная история, но ему нужна помощь. Мы сделали «Племя» вместе, и я очень люблю этот проект. Но после этого мы с женой торжественно поклялись заниматься только собственными фильмами. Жизнь ужасно коротка, чтобы тратить ее на чужие.

С.С.: У вас получилось очень круто. Кстати, «Племя» – один из лидеров по объему возвращенных средств Госкино. А уж об успехе на международных фестивалях и говорить нечего.

В авторском кино главный, конечно, режиссер. В случае со зрительским – другая история. Смотрите, есть McDonald’s – массовое, четко отлаженное производство, конвейер без всяких экспериментов. А есть мишленовские рестораны с авторской кухней и атмосферой, за которой люди летят за тридевять земель. С кино то же самое. Эти два направления существуют рядом, иногда перетекая друг в друга. Вот, например, «Список Шиндлера» – это массовое кино или авторское?

Кино для всех. «Скажене весілля» в коммерческом прокате принесло своим создателям более $1 млн /Фото из личного архива

Кино для всех. «Скажене весілля» в коммерческом прокате принесло своим создателям более $1 млн Фото из личного архива

В.В.: Это очень хорошее, мастерски сделанное кино. Авторский фильм, сумевший достичь самой широкой мировой аудитории и заработать своим создателям не только славу и шесть «Оскаров», но и много денег.

С.С.: Конечно!

Каков рецепт такого фильма?

С.С.: Это всегда сумма разных факторов. Здесь – отличная режиссура Стивена Спилберга, который 15 лет вынашивал идею фильма, плюс история, тронувшая миллионы.

Меня очень вдохновляют примеры, когда классное, правильно сконструированное и одновременно по-авторски выстраданное режиссером кино имеет большой коммерческий успех.

Таких фильмов в истории кинематографа немного, но все они очень яркие: взять хотя бы «Пролетая над гнездом кукушки» или «Апокалипсис сегодня».

Как вы оцениваете успехи украинского кино на мировом рынке за последних пять лет? Где мы сейчас и каковы следующие вехи?

С.С.: Многие бы сейчас назвали такие успешные авторские фильмы, как «Атлантида» Валентина или «Додому» Наримана Алиева. Я бы добавил примеры из зрительского кино. Например, наш проект «Викрадена принцеса» прошел в коммерческом прокате в 52 странах. Это тоже важно: мы должны завоевывать не только кинокритиков, но и международного зрителя.

В.В.: Алгоритм продвижения авторского кино очень прост. Во-первых, нужен хороший фильм. Во-вторых, продюсер, умеющий продвигать кино на европейскую аудиторию и фестивали класса А.Не в последнюю очередь благодаря усилиям моего продюсера Владимира Яценко «Атлантиду» отобрали в Венецию. Отбор – это отдельный аттракцион. На фестивали уровня Канн ежегодно присылают порядка 3000 фильмов. Отсмотреть все физически нереально, поэтому делается технический отсев. Чтобы ваш фильм случайно туда не попал, и нужен продюсер: его задача – сделать так, чтобы ваше кино посмотрели.

Важный milestone для любого режиссера – попасть на фестиваль класса А.Когда твой фильм попал в Берлин, Венецию, Канны, ты автоматически становишься интересен всем.

Следующие шаги для украинского кино: больше фильмов, больше наград, становиться более заметными в мире. Нужно, чтобы нас запомнили, за нашими авторами следили. Браться за важные темы, чтобы мировая кинокритика заговорила об украинском кино как в свое время о румынском.

С.С.: Валентин прав. Мы с Film.ua на протяжении 15 лет ездим и на Берлинале, и в Канны, и на другие фестивали со своим стендом. Раньше на национальном украинском стенде всегда было тоскливо: обычно там встречались украинские продюсеры и обсуждали, почему их кино никому не интересно. В последние три-четыре года ситуация изменилась в лучшую сторону (и дело не только в господдержке). Продюсеры стали профессиональнее: научились делать англоязычные субтитры, постеры, говорить с сейлз-агентами.

Какие следующие шаги? Полноценно запустить киноиндустрию, тогда места под солнцем хватит всем. Моя мечта– чтобы появилось украинское авторское кино, которое станет интересным зрителю во всем мире, и завоевало «Оскар» или «Золотого льва». Это сложно, но возможно: вот, например, сейчас наш сериал впервые выходит на итальянский национальный телеканал RAI.

Кто ваша аудитория? И в чем разница в работе с украинским и международным зрителем?

В.В.: Ксожалению, аудитория авторского кино вУкраине не очень большая.

То есть ваш зритель в основном международный?

В.В.: Да,именно. Конечно, есть и украинский. Пусть немногочисленный, но эта ниша с каждым годом растет. Это важно, но замыкаться только на украинской публике нельзя: на этом киноиндустрию не построишь.

В кинобизнесе все понимают, что нужно учиться, интегрироваться в мир, делать ко-продукции, выходить на глобальный рынок. И постепенно получается. Например, мультипликационные проекты, которые делает компания Сергея, успешно продаются по всему миру.

С.С.: Стратегия Film.ua– в среднем пять фильмов в год. Два для украинской аудитории (как правило, это комедии, имеющие шанс окупиться в национальном прокате) и два-три фильма с международным потенциалом, сделанные в ко-продукции.

Еще четыре-пять лет назад к украинскому кино не были готовы ни зрители, ни кинотеатры. А за последние три года мы выпустили четыре фильма, каждый из которых собрал в национальном прокате больше $1 млн («Викрадена принцеса», «Захар Беркут» и две части «Скаженого весілля».– Forbes). Общий бокс-офис составил около $7 млн. «Захар Беркут» стоял в прокате рядом с «Джокером», «Скажене весілля» рубилось с Томом Крузом, а его сиквел – с фильмом из франшизы «Звездных войн». Мы не проиграли ни разу.

То есть украинские блокбастеры готовы сразиться за зрительские деньги с мировыми?

С.С.: Да! Наше «Скажене весілля – 2» побило в прокате фильм «Близнецы» с Уиллом Смитом. В первый, самый важный, уикенд проката сеансов «Близнецов» было в три раза больше, потом соотношение изменилось. В итоге Смит нам проиграл.

В прошлом году мы поставили себе цель за семь месяцев выпустить семь разных по жанру фильмов. Подсмотрели эту стратегию у Disney, который делает 52 фильма в год – по числу уикендов.

За семь месяцев мы собрали около 150 млн грн и продали порядка 1,1 млн билетов. Наша следующая цель – снять кино, которое приведет в кинотеатры более 500000 человек, окупится, покажет отличные рейтинги по ТВ и будет куплено платформами. И чтобы в нем был product placement, о котором в украинской киноиндустрии мечтают уже много лет.

Как меняется во времени ваша зрительская мотивация?

В.В.: Меняется скорее кино, которое тебя завораживает, чем причина его смотреть. В юности я жил рядом с летним кинотеатром и, глядя в окно на афишу, решал, на что сегодня пойти. Когда вырос, полюбил авторское кино. Провалился в этот мир с головой и совершенно не хочу выныривать. С каждым фильмом мне открываются все новые и новые горизонты. Для меня мотивация смотреть кино именно в этом.

Что касается мотивации делать кино. Если Сергею интересно сражаться с голливудскими блокбастерами за рекордные бокс-офисы, то я мечтаю быть где-то рядом с Роем Андерссоном. Думаю, бокс-офис его прошлогоднего фильма «О бесконечности» микроскопический. Но это великолепное кино. После его просмотра ты неделю ходишь окрыленный. Это как слушать клавир Моцарта – совершенно уникальные эмоции.

С.С.: Я думаю, тут нет противопоставления. Посмотрите на Альфонсо Куарона, который снимает сначала «Гравитацию» и отдает на Netflix, а потом «Рому», которая собирает $800 млн в мировом прокате. Какое кино сегодня хочет зритель? И каково его будущее в диджитал-мире? С.С.: Ты можешь сколько угодно читать новости с экранов, а потом берешь в руки бумажную газету – и это совершенно другие эмоции. Бокал классного крафтового пива всегда будет интереснее массового бутылочного. Некоторые из этих штучных, тактильных вещей сегодня действительно уходят. Я очень любил магазин Virgin в Ницце. Всегда заходил туда, бывая на юге Франции. Там был очень крутой киношный мерч: футболки, пластинки, постеры. Все то, что нам только предстоит научиться делать. И вот однажды я пришел, а на двери висит объявление: «Virgin закрыт навсегда».

Киноутопия. Фильм Валентина Васяновича «Атлантида» – о жизни после окончания войны на Донбассе.

Киноутопия. Фильм Валентина Васяновича «Атлантида» – о жизни после окончания войны на Донбассе.

Мир действительно меняется. Но я уверен, что желающих читать бумажную книгу или смотреть классный фильм в кинотеатре по-прежнему достаточно. Эту магию ничто не убьет.

В.В.: Я поддерживаю Сергея. Культура совместного просмотра кино на большом экране не уйдет. Возможно, люди действительно станут больше смотреть кино дома (особенно сейчас, в период пандемии), тогда кинотеатрам будет сложно экономически. Но глобально культуре походов в кино ничего не угрожает. Это как с футболом: смотреть его на стадионе в классной компании гораздо ярче по эмоциям, чем дома на диване.

С.С.: Одно из сильнейших моих эмоциональных впечатлений этого года – премьера нашего проекта в самом большом украинском кинозале в «Киевской Руси». Когда свыше тысячи человек ахают или смеются в унисон – это очень мощная энергия. В следующие 10 лет за артхаусом нужно будет идти на фестиваль, а за массовым кино – в кинотеатр? Или все смешается?

В.В.: Нет, фрагментация продолжится. Каждый зритель будет понимать, где посмотреть то, что ему хочется.

С.С.: А я, наоборот, верю, что все смешается. Из последних кейсов на эту тему: пару лет назад Film.ua участвовал в промо-кампании фильма «Дике поле» по книге Сергея Жадана, не самого массового украинского автора. Нашей задачей было привлечь широкого зрителя в кинотеатры. И все получилось.

Среди украинских писателей Жадан как раз самый продаваемый.

С.С.: Сотнями тысяч его книги все равно не продаются. Но нам удалось заинтересовать этим фильмом по-настоящему широкую украинскую аудиторию.

Какую главную профессиональную амбицию вам хотелось бы реализовать?

В.В.: Для меня каждый фильм, который я делаю,– вызов, рубеж. Я, пожалуй, стартапер по мышлению: всегда мысленно нахожусь внутри того фильма, над которым работаю. Например, сейчас международные успехи «Атлантиды» меня не слишком занимают. Венецианский лев? Очень приятно, спасибо, пошли дальше.

Наверное, моя главная амбиция– сделать следующий фильм лучше предыдущего. Я счастлив, только когда снимаю кино.

С.С.: Моя мечта – очень конкретная. Большой украинский кинопроект в ко-продукции, с яркими украинскими и международными звездами первой величины. Чтобы это был «вечнозеленый проект», который мог бы быть интересен зрителю десятилетиями, международному в том числе. 

Опубликовано в пятом номере журнала Forbes (ноябрь 2020)

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Рейтинг зарплат | 15 самых комфортных банков