Категория
Богатейшие
Дата

«Мои мозги генерируют основной доход. Это бесценно». Что в голове у Александра Ярославского

Александр Ярославский: «Самые успешные мои приобретения – это мои дети и семья. Бизнес – это работа». /Фото Oleksandr Osipov

Александр Ярославский: «Самые успешные мои приобретения – это мои дети и семья. Бизнес – это работа». Фото Oleksandr Osipov

Стиль Александра Ярославского — покупать активы на дне и продавать на пике. Такая стратегия позволила ему прочно закрепиться в первой десятке списка богатейших Forbes. В какие активы инвестирует один из крупнейших украинских магнатов и как их выбирает

История группы DCH ― череда приобретений и продаж крупных промышленных, финансовых, девелоперских и других проектов. Что строит Ярославский?

Я бизнесмен. Поэтому амбиция компании и лично меня, как владельца, быть лучше других. Если бы я был врачом, я хотел бы быть успешным врачом, делать операции лучше остальных. Если бы я был ученым, я хотел бы быть не хуже Патона Бориса Евгеньевича. Моя стратегия — дешево купить и дорого продать, это суть бизнеса.

Как вы определяете актив, который может принести в будущем деньги? Это интуиция или результат расчетов менеджерской команды? Как это происходит на практике?

Мы знаем примеры, когда команда рекомендует, а все заканчивается крахом. Ты только сам должен определять, куда и зачем идешь. Для того, чтобы быть успешным, надо, во-первых, родиться с определенной генной конструкцией, и, во-вторых, много работать. Я точно не Чайковский и музыку писать я не умею, но я знаю многих своих друзей, которые садятся за фортепиано, никогда не играли, и начинают играть, а у тебя слезы текут по щекам.

Врожденный талант? 

Конечно. Человек, не видевший никогда нот, притрагивается к клавишам и ты зарыдал. Что это? Это чуйка, талант. Что-то, видимо, мне папа с мамой дали. То, чего нет у других.

На рубеже нулевых и десятых вы очень выгодно продали Укрсиббанк, «Азот», футбольный клуб «Металлист». Сколько выручили за эти активы? По расчетам Forbes, речь может идти о сумме около $1 млрд.

Даже больше, наверное. Я не могу называть точные цифры по сделкам ― везде подписывал договоры о конфиденциальности. Но это точно больше единицы. Было много и покупок. Есть время покупать, и есть время продавать. На спаде ты должен покупать, на пике подъема ты должен продавать. Это все в книгах написано, но вопрос в том, чтобы определить, когда это делать. Надо понимать, чувствовать, когда оно упало уже до конца и когда поднялось максимально. В этом весь фокус.

Назовите самые успешные и неудачные приобретения.

Не припоминается, чтобы я был чем-то недоволен. Самые успешные мои приобретения – это мои дети и семья. Бизнес – это работа. Есть красивые, есть чуть менее колоритные сделки, но все это работа, все это интересно, все это хорошо. Я не могу выделить что-то. Если выделить сделку, которая принесла деньги, но не принесла радости ― это продажа Металлиста. Это радости мне никакой не принесло. Для меня это была полутрагедия.

Какова сегодня капитализация DCH? Ваша оценка. 

Пусть оценивают специалисты, а я с удовольствием почитаю об этом.

Что генерирует основной доход Александра Ярославского? 

Мои мозги генерируют основной доход, дорогой мой. Вот это основной доход. Это бесценно.

Я когда-то спрашивал у Бориса Ложкина: какой бизнес приносит Александру Владиленовичу основные деньги? Он ответил, что ему тоже было бы интересно это узнать. 

Это всем интересно. Но для этого надо сделать мне трепанацию черепа. Посмотреть, что у меня там, всередине. Помните, как говорил Остап Бендер: «всередине у меня большое сердце теленка. Но не вздумайте, Александр Иванович, меня разрезать и посмотреть, какое у меня сердце».

Вы купили банк Кредит-Днепр у Виктора Пинчука. Зачем? Хотите создать новый Укрсиб?

Как Укрсиб уже не получится. Укрсиб я выстроил и на пике продал. Изначально у него даже собственного офиса не было. А продавал с тысячью офисов по всей Украине. Это был огромный банк, который я целенаправленно готовил на продажу. Кредит-Днепр ― актив надолго, продать я его не смогу. Для этого сегодня нет рынка, он не будет стоить тех денег. А для бизнеса он мне, как инструмент, очень нужен. Это будет банк не для продажи, а для бизнеса. Кредитовать, зарабатывать, строить его, усиливать. Постараемся его в первую пятерку быстро привести.

Что уже сделали, какие планы на этот год? 

Прежде всего, нужно было выполнить требование НБУ и выполнить программу увеличения капитала. В конце прошлого года мы ее успешно выполнили, а еще и обеспечили прибыльность работы. 2021 год будет годом активного развития всех направлений и диджитал-проектов. Вкратце так, а если нужно больше деталей, задайте вопросы менеджменту банка.

В 2017-2018 годах вы очень выгодно приобрели рудник «Сухая балка» и Днепропетровский завод им. Петровского (ранее — "Евраз-ДМЗ"), заплатив за них компании «Evraz» Романа Абрамовича $144 млн. Игорь Коломойский, который продавал эти активы россиянам в 2007 году, рассказывал, что получил за них почти в 10 раз больше ― около $1 млрд. Как вы сторговались так успешно?

Это ДНК. Если у тебя это есть, значит, и отношения отстроишь, и о цене договоришься.

У предыдущих владельцев есть скрытые опционы? Были публикации в СМИ о том, что вы номинальный собственник активов. 

Так могут говорить только дилетанты. «Evraz» публичная компания. Там ведь не только мои друзья. Она котируется на биржах. Там спрятать ничего невозможно. Это болтовня дилетантов. В развитие металлургического бизнеса планирую инвестировать $250-300 млн в течение пяти лет.

В чем ваш интерес в сделке по приобретению «Мотор Сич» и китайской компанией Skyrizon? Какая конечная цель вашего участия? 

Во всем, что я делаю, кроме сугубо бизнес-соображений, всегда есть желание делать большие дела. У нас в Украине умеют делать самолеты, и я хочу, чтобы самолеты украинского производства покупали по всему миру. Чтобы они летали по всему миру. Вот моя цель – начальная и конечная.  

Какая у вас доля, как она к вам попала и в какую стоимость обошлась?

В инвестиционном портфеле DCH уже лет 10 как есть единичные акции «Мотор Сичи». Еще со времен, когда в Украине был живой фондовый рынок и «Мотор Сич» на нем присутствовала. А в прошлом году по договоренности с нашими китайскими партнерами приобрели еще 25%. Стоимость сделки не раскрываем. 

Зачем вы хотите сменить менеджмент? 

А вы бы, будучи владельцем «Мотор Сичи», оставили работать менеджеров, которые своими решениями довели предприятие до такого состояния? Оставили без работы 10 тысяч сотрудников?!

Александр Ярославский и Джек Ма. /Фото из личного архива

Александр Ярославский и Джек Ма. Фото из личного архива

Какова роль Вячеслава Богуслаева в конфликте? Сообщалось, что он продал свои акции.  

Хотелось бы, чтобы была другая роль и другая позиция: конструктивная, честная, с мыслями о будущем предприятия и коллектива. А о том, что и когда Богуслаев продал, что и когда он купил, лучше спросить у него самого.

Какие дальнейшие действия по получению контроля над заводом со стороны китайских инвесторов и DCH?

Я могу отвечать только за себя и за DCH. А мы хотим позаниматься «Мотор Сичью» для того, чтобы развивать завод и строить двигатели для самолетов, совершенствовать технологии, продвигать продукцию в мире. Контроль ради контроля не нужен, нужна возможность влиять на принятие управленческих решений.

При каких условиях китайские инвесторы «Мотор Сичи» готовы отозвать свои претензии на $3,5 млрд в инвестиционном споре, который они ведут против государства Украина? 

Это знают только наши китайские партнеры. Думаю, они бы их вообще не подавали, если бы не столкнулись с настолько недружественным поведением украинских чиновников.

Какая позиция государства Украина в этом конфликте? Вы общаетесь с представителями Офиса президента? Как они видят разрешение ситуации? 

У меня нет информации о позиции украинской власти в международном арбитраже. К сожалению, у нас нет даже протокола того единственного заседания рабочей группы, где китайские инвесторы «Мотор Сичи» изложили свою позицию представителям разных органов госвласти.

Вы строите технопарк Экополис на базе Харьковского тракторного завода (ХТЗ). Привлекли в парк в качестве резидента китайского производителя телекоммуникационного оборудования ZTE Сorporation, HUAWEI. Привлекли глобального оператора технопарков Tus-Holdings. Анонсируете новых больших резидентов? 

Ведем переговоры с Alibaba Group, Cisco, со всеми харьковскими айти-компаниями, производителями различных машин и механизмов. Там достаточно места для размещения и производства, и офисов, и складских помещений. Если это будет Alibaba, можем построить для них от 100 000 до 200 000 кв метров складских помещений. Это то, что им необходимо для создания хаба. Мы заинтересованы проложить этот мостик Украина-Европа. Экополис — это суперпроект. Он даст дополнительно 10 000-12 000 рабочих мест. До 2033 года мы планируем привлечь в него до миллиарда долларов инвестиций и дать новую жизнь целому району ХТЗ. 

Alibaba готова? На какой стадии переговоры?

Мы их не торопим. Это большая компания, она стоит сотни миллиардов долларов. 

Вы лично с Джеком Ма это обсуждали? 

Мы официально отправили в компанию наше предложение. С Джеком Ма тоже это обсуждали, но я хочу, чтобы это все было официально, без особого протекционизма. Хотя, вы сами понимаете, отношения тоже играют свою роль.

Геннадий Кернес оказывал полную поддержку в развитии технопарка. Какие корректировки в развитие проекта вносит его смерть? 

«Экополис ХТЗ» — это платформа для Украинской Кремниевой Долины. Проект нужен Харькову, харьковчанам, Украине с точки зрения экономики, инноваций, рабочих мест. А, значит, он состоится при любой погоде и любых лицах во власти. 

На этот год обещают разблокировать большую приватизацию. Вы в это верите? За какие активы поборетесь? Вы озвучивали «Турбоатом», «Электротяжмаш».

«Турбоатом» — да. Но в последнее время говорю о «Электротяжмаше». Я так и не пойму: «Турбоатом» будут приватизировать или нет? А «Электротяжмаш» в списке приватизации, вот на него мы пойдем обязательно. 

Самостоятельно? 

Думаю, у нас своих денег хватит. Тем более, ситуация там аховая сегодня, «Элетротяжмаш» на грани остановки. 

А сколько он может стоить? 

Чем дешевле, тем лучше. Я с удовольствием откликнулся бы, если бы мне еще доплатили за то, что я его возьму. 

Какие на него планы? 

Дело в том, что я понимаю куда продавать его продукцию. 75% объема покупает «Трансмашхолдинг» ― это почти вся продукция. Там мои друзья, с которыми я 30 лет дружу. Тот же Искандар Махмудов, у нас с ним, в один день, день рождения. Как-то уж, поверьте мне, я с ним договорюсь. 

На ХТЗ тракторное направление оставляете? 

Будем его развивать. Дополнительно инвестируем 5,5 млн евро в производство современных низкопольных трамваев. Туда может пойти продукция «Электротяжмаша». Например, двигатели. Хотим усилить взаимодействие, если получится приобрести «Электротяжмаш». Сейчас Украина импортирует электрооборудование, тяговое оборудование. Почему бы не покупать свое? 

Это интервью было сокращено и отредактировано ради ясности

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Рейтинг зарплат | 15 самых комфортных банков