Самый молодой миллиардер США Сэм Бэнкман-Фрид не верит в криптовалюты. Как он смог заработать на них $22,5 млрд /Фото Иллюстрация Getty Images / Анна Наконечная
Категория
Богатейшие
Дата

Самый молодой миллиардер США Сэм Бэнкман-Фрид не верит в криптовалюты. Как он смог заработать на них $22,5 млрд

Сэм Бэнкман-Фрид. Фото Иллюстрация Getty Images / Анна Наконечная

Почему основатель криптовалютной биржи FTX Сэм Бэнкман-Фрид хочет раздать все свое состояние

Туманным летним вечером Сэм Бэнкман‑Фрид, 29, входит в ресторан пятизвездочного отеля Equinox на Манхэттене. Миллиардер только что прилетел из Гонконга на частную вечеринку, которую сам и организовал, но старается незаметно проскользнуть в угол зала.

Он в своей обычной одежде – черной толстовке, шортах цвета хаки и поношенных кроссовках New Balance. Хороший камуфляж, если не хочешь, чтобы тебя узнавали на улице. Но в этом море дорогих запонок и коктейльных платьев бизнесмен выделяется даже сильнее двухметрового баскетболиста из New York Knicks Оби Топпина. Бэнкмана‑Фрида мгновенно окружает толпа: «Можно рассказать вам о своей бизнес‑идее?», «Что вы думаете о недавнем обвале курса криптовалют?», «Как насчет фото для Instagram?».

Все это – часть работы богатейшего в мире предпринимателя моложе 30. Его криптовалютная биржа FTX торгует цифровыми активами вроде биткоина и Ethereum. В июле она привлекла $900 млн от Coinbase Ventures и SoftBank. Инвесторы оценили ее в $18 млрд. Через биржу проходит 10% всех операций с криптовалютными деривативами (в основном фьючерсами и опционами) на $3,4 трлн. Комиссия FTX – в среднем 0,02% от суммы сделки. За последний год она без особого риска заработала $750 млн выручки и $350 млн прибыли. Другая фирма Бэнкмана‑Фрида, трейдер Alameda Research, в прошлом году заработала на криптовалютах $1 млрд. Бэнкман‑Фрид – частый гость телешоу. Он комментирует цены на биткоин, регулирование рынка криптовалют и будущее цифровых активов.

«Для криптовалютной отрасли настало непонятное безвременье, – говорит он. – В половине стран царит неопределенность».

Четыре года назад у Бэнкмана‑Фрида не было ни одного биткоина. В 2021‑м, за пять месяцев до своего 30‑летия, он дебютировал в рейтинге богатейших американцев Forbes на 32‑й строчке с состоянием $22,5 млрд. За исключением Марка Цукерберга, никто еще не становился настолько богатым так рано. По иронии судьбы Бэнкмана‑Фрида не назовешь криптоевангелистом. Более того, он почти не верит в криптовалюты. Его цель – заработать как можно больше денег, неважно как. Но только для того, чтобы потом их пожертвовать (он еще не знает, кому и когда).

Стив Джобс горел созданием простых и изящных продуктов. Илон Маск утверждает, что занимается бизнесом ради спасения человечества от катастрофы. Бэнкман‑Фрид не таков. Его философия – «зарабатывать, чтобы затем отдать». Он ввязался в криптовалютную лихорадку (сначала как трейдер, затем как создатель биржи) просто потому, что увидел возможность разбогатеть. Бросил бы он заниматься криптовалютами, если бы мог быстрее заработать на чем‑то другом? Скажем, торгуя фьючерсами на апельсиновый сок? «Да»,– не задумываясь отвечает бизнесмен.

Главная идея эффективного альтруизма - принести максимальную пользу, основываясь на фактах и рациональных доводах. Такой альтруист анализирует информацию и решает, где, когда и на что жертвовать.

Бэнкмана‑Фрида увлекает теория «эффективного альтруизма». Благотворительность должна приносить максимальную пользу, считает он. Но дальше теории бизнесмен пока не продвинулся. Он раздал на благотворительность $25 млн – всего 0,1% своего состояния. В списке Forbes 400 это самый низкий результат. Бэнкман‑Фрид планирует увеличить свои пожертвования по меньшей мере в 900 раз. Для этого надо удержаться на гребне криптовалютной волны, а не выходить в кеш прямо сейчас.

«Моя цель – сделать нечто очень значимое», – говорит Бэнкман‑Фрид. Но чтобы план сработал, предпринимателю, который в 2018‑м переехал в Гонконг, а в сентябре – на Багамы, предстоит через многое пройти. Выдержать растущий прессинг со стороны регуляторов. Опередить армию конкурентов, борющихся за более чем 220 млн трейдеров по всему миру. И пережить циклы взлетов и падений криптовалют, которые мгновенно порождают миллиардные состояния и так же быстро сводят их на нет.

«Он феноменален, – говорит звезда реалити‑шоу Shark Tank Кевин О’Лири, который недавно вложился в FTX. – Он уже многого добился, его уважают инвесторы. Но его работа только начинается».

Бэнкман‑Фрид родился в семье профессоров права из Стэнфордского университета. Он рос на книгах о Гарри Поттере, матчах San Francisco Giants и политических дискуссиях родителей с другими учеными Западного побережья. Юноша окончил небольшую частную школу в пригороде Сан‑Франциско. Она, по его словам, «была бы отличным выбором, если бы я больше хипповал и меньше любил науку». Затем поступил на физический факультет Массачусетского технологического института. Учеба продвигалась со скрипом: будущий миллиардер тратил больше времени на Starcraft и League of Legends, чем на чтение. Он подумывал стать профессором физики. Но его больше интересовали вопросы этики и морали. «На птицеферме курицу мучают пять недель, а вы съедаете ее за полчаса,– говорит убежденный веган Бэнкман‑Фрид. – Мне трудно было с этим мириться».

Самый молодой миллиардер США Сэм Бэнкман-Фрид не верит в криптовалюты. Как он смог заработать на них $22,5 млрд /Фото 1

Заклятый друг. В 2019-м криптобиржа Binance, которой управляет миллиардер Чанпэн Чжао, известный как ЧЧ (на фото), влила около $70 млн в FTX. В июле 2021-го Бэнкман-Фрид выкупил долю ЧЧ за $2,3 млрд. Фото Forbes USA

Он зачитывался трудами философов‑утилитаристов и по‑настоящему увлекся концепцией эффективного альтруизма. Это филантропическое учение в духе Силиконовой долины отстаивает принстонский философ Питер Сингер и поддерживают такие бизнесмены, как один из основателей Facebook Дастин Московиц. Главная идея – принести максимальную пользу, основываясь на фактах и рациональных доводах. Одни филантропы жертвуют на то, что сейчас в тренде. Другие на то, что затронуло лично их. Эффективный альтруист анализирует информацию и решает, где, когда и на что жертвовать. Он выбирает цель беспристрастно: спасти как можно больше жизней или вытащить из бедности как можно больше людей в расчете на каждый пожертвованный доллар. Одна из самых важных переменных в этом уравнении, естественно, деньги. Жертвовать надо много. Поэтому Бэнкман‑Фрид отказался от идеи стать профессором и принялся сколачивать состояние.

После университета Бэнкман‑Фрид устроился на высокооплачиваемую работу в сфере финансов. Он торговал ETF в компании Jane Street Capital, расходуя часть своей шестизначной зарплаты на благотворительность.

Он почти не обращал внимания на криптовалюты в бурные дни их становления. Ему было не интересно, что в 2013‑м ФБР закрыло нелегальный сайт Silk Road, где за биткоины продавали пиратскую продукцию и наркотики. Или что в 2014‑м рухнула главная криптовалютная биржа мира Mt. Gox, потерявшая 850 000 токенов на $460 млн. Но в конце 2017‑го, когда биткоин за полгода впервые взлетел с $2500 до $20 000, Бэнкман‑Фрид разглядел возможность. Он заметил, что рынок криптовалют неэффективен: можно купить биткоин в США и продать его в Японии на 30% дороже.

«Я занялся криптовалютами, не имея ни малейшего представления о том, что это такое, – говорит он. – Мне просто казалось, что тут можно неплохо торговать».

В конце 2017‑го Бэнкман‑Фрид уволился и открыл фирму алгоритмического трейдинга Alameda Research. Он вложил в нее примерно $1 млн: собственные сбережения и деньги друзей и родных. Через Airbnb предприниматель снял офис в Беркли и с горсткой недавних выпускников колледжа с головой погрузился в арбитражные сделки. Порой все сотрудники прерывали работу и шарили по валютным сайтам, потому что не могли быстро обменять иены на доллары. На пике активности, в январе 2018‑го, Alameda Research ежедневно выполняла операции с биткоином на сумму до $25 млн.

Китай, Боливия и Турция либо полностью запретили криптовалюты, либо наложили на них драконовские ограничения. В 2021 году в Конгресс поступило минимум 18 законопроектов, которые напрямую влияют на отрасль

Бэнкман‑Фрид быстро разочаровался в качестве работы криптовалютных бирж. Те облегчали покупку и продажу пары‑тройки биткоинов для мелких инвесторов, но профессиональным трейдерам, которые оперировали крупными суммами, работать там было неудобно. Бэнкман‑Фрид решил основать собственную биржу.

В 2019‑м на деньги от прибыли Alameda и $8 млн, привлеченных от нескольких небольших венчурных компаний, Бэнкман‑Фрид запустил биржу FTX. Долю в ней примерно за $70 млн купила крупнейшая в мире криптовалютная биржа Binance.

Поначалу дело двигалось медленно. Дюжина сотрудников трудилась в коворкинге WeWork в Гонконге и пыталась привлечь трейдеров на новую биржу. Вскоре основатель FTX нашел выгодную нишу. Он нацелился на искушенных инвесторов, торгующих деривативами – опционами на биткоин или фьючерсами на Ethereum. Как и Бэнкман‑Фрид, многие торговцы деривативами не верят в криптовалюты – они просто хотят зарабатывать.

Такие трейдеры проводят значительно больше сделок и на более крупные суммы, чем обычный розничный инвестор, а FTX получает больше комиссионных (от 0,005% до 0,07% от суммы сделки). Кроме того, на FTX можно торговать токенизированными версиями традиционных акций – например, криптотокенами Apple. Рентабельность бизнеса – около 50%.

У Бэнкмана‑Фрида не было лицензий на работу на зарегулированных американских рынках деривативов. Он основал свой бизнес в Гонконге, отчасти из‑за близости к Макао, где незадолго до того посетил конференцию по биткоину. Вначале это помогло привлекать клиентов из Азии – центра торговли криптовалютой. Но цифровой кочевник не привык сидеть на месте. В сентябре он объявил (естественно, через Twitter), что планирует перевести штаб‑квартиру компании и 150 сотрудников на Багамы. Там более прозрачное регулирование криптовалют и не так строги ограничения на поездки из‑за COVID‑19, объясняет он.

За два года работы с профессиональными трейдерами бизнес FTX сильно вырос. Ежедневный объем торгов деривативами достиг $11,5 млрд. Компания стала четвертой по величине биржей, специализирующейся на таких операциях. Крупнее только Bybit ($12,5 млрд), OKEx ($15,5 млрд) и Binance ($61,5 млрд). Год назад FTX выполняла транзакции на сумму $1 млрд в день и обслуживала 200 000 пользователей. Теперь их вдвое больше. Бэнкману‑Фриду пришлось спешно наращивать вычислительные мощности, развивать службу поддержки и ужесточать комплаенс.

«Волевыми решениями он способен кардинально ускорить инженерные работы», – говорит Анатолий Яковенко, основатель криптовалюты Solana с капитализацией $43 млрд.

Скорость и гибкость Бэнкмана‑Фрида привлекает инвесторов. В январе 2020‑го венчурные фирмы Pantera Capital и Exnetwork Capital инвестировали в FTX $40 млн, оценив компанию в $1,2 млрд. В середине 2021‑го казалось, что все первоклассные венчурные инвесторы мира хотят получить долю в FTX. Бэнкман‑Фрид привлек рекордные $900 млн. Оценка FTX взлетела до $18 млрд. Компания, которой всего 29 месяцев, стоит сегодня дороже Carlyle Group и Nippon Steel.

Возраст Бэнкмана‑Фрида сказывается на структуре его активов. По сравнению с другими 50 богатейшими людьми Америки у него на удивление туго с наличностью. Забудьте о счетах в швейцарских банках или сбалансированном портфеле акций и облигаций. Практически все его состояние – это примерно половина FTX и токены FTT на сумму свыше $11 млрд. Они торгуются на FTX и используются для платежей и получения трейдерских скидок. Кроме того, у Бэнкмана‑Фрида есть другие криптовалюты на несколько миллиардов.

Самый молодой миллиардер США Сэм Бэнкман-Фрид не верит в криптовалюты. Как он смог заработать на них $22,5 млрд /Фото 2

Будни криптолихорадки. Преимущество кресел-мешков – можно спать прямо в офисе и на следующее утро не нужно снова настраиваться на работу.

Неудивительно, что до сих пор он был больше занят зарабатыванием денег, чем филантропией. Бэнкман‑Фрид потратил на благотворительные проекты вроде системы регистрации избирателей, борьбы с бедностью и повышения безопасности искусственного интеллекта $25 млн. Это как если бы обычный 29‑летний американец бросил в ведерко для пожертвований горсть мелочи.

«Впереди еще много работы», – признает Бэнкман‑Фрид и добавляет, что крупные пожертвования – это «долгосрочная цель».

FTX и ее сотрудники совокупно пожертвовали $13 млн. В эту сумму входит 1% от комиссий, который биржа пообещала отдавать на филантропию. В основном Бэнкман‑Фрид реинвестирует миллиарды в собственный бизнес. В июле он потратил $2,3 млрд на выкуп 15‑процентной доли Binance в FTX.

Миллиардеры десятилетиями задаются вопросом: раздавать заработанное сейчас или подождать, когда денег станет больше? Уоррен Баффетт спорил об этом с женой Сьюзан. Благодаря магии сложных процентов состояние накапливается. Но копятся и мировые проблемы. Сьюзан победила: в 2006‑м Баффетт объявил, что раздаст почти все состояние при жизни.

«Не вижу причин тянуть с благотворительностью. Поддерживая благие дела, можно многого достичь прямо сейчас», – сказал в 2019‑м Чак Фини, 90‑летний основатель компании Duty Free Shoppers. Он раздал на благотворительность все свои $8 млрд.

Еще один вопрос: нет ли противоречия между стремлением Бэнкмана‑Фрида творить добро и криптовалютами? За год на майнинг токенов расходуется столько же электроэнергии, сколько потребляет Бельгия.

«Проблема немного раздута. По объему выбросов углерода на каждый доллар, вложенный в экономическую деятельность, бизнес криптовалют не особо отличается от любого другого, – утверждает Бэнкман‑Фрид. – Возможно, это отношение в два‑три раза хуже, чем у среднестатистической компании. Но не в 20 или 30 раз». FTX компенсирует экологический ущерб, подчеркивает он. Компания покупает углеродные кредиты и инвестировала $1 млн в инициативы по улавливанию и хранению углерода.

Возможно, самый большой вопрос для Бэнкмана‑Фрида – как развиваться дальше? Ему нужно найти способ поддерживать стремительный рост FTX, не вступая в конфликт с регуляторами.

Китай, Боливия, Турция и некоторые другие страны либо полностью запретили криптовалюты, либо наложили на них драконовские ограничения. В этом году в американский Конгресс поступило минимум 18 законопроектов, которые напрямую влияют на отрасль. У гендиректора биржи Coinbase миллиардера Брайана Армстронга был конфликт с Комиссией по ценным бумагам и биржам из‑за продукта для криптокредитования Lend. В итоге Coinbase отказалась от идеи выдавать кредиты в криптовалютах.

Бэнкман‑Фрид тратит полученные от инвесторов $900 млн на расширение бизнеса. Бизнесмен охотится за приобретениями. Одни должны увеличить его пользовательскую базу, другие – открыть доступ к лицензиям в ключевых юрисдикциях. В августе FTX поглотила нью‑йоркскую биржу LedgerX, имеющую разрешение Комиссии по торговле товарными фьючерсами США на операции с криптовалютными деривативами. А значит, FTX может опередить Binance, Coinbase и Kraken, став первой крупной криптобиржей, предлагающей деривативы в Америке. «Сделку заключили мгновенно», – говорит бывший председатель комиссии Кристофер Джанкарло.

Самый молодой миллиардер США Сэм Бэнкман-Фрид не верит в криптовалюты. Как он смог заработать на них $22,5 млрд /Фото 3

Самый молодой фигурант списка богатейших американцев Сэм Бэнкман-Фрид не верит в криптовалюты. Фото GUERIN BLASK FOR FORBES

Бэнкман‑Фрид вкладывает сотни миллионов в маркетинг. В марте он заплатил $135 млн за переименование стадиона команды Miami Heat в FTX Arena, а в июне подписал рекламный контракт на $210 млн с лигой киберспорта TSM. В августе бизнесмен согласился выплатить $17,5 млн за переименование стадиона Калифорнийского университета в Беркли в FTX Field. Кроме того, Бэнкман‑Фрид запустил рекламную кампанию стоимостью $30 млн по продвижению бренда FTX через знаменитостей вроде О’Лири из Shark Tank, легенды НФЛ Тома Брэди и суперзвезды НБА Стефа Карри. Все трое имеют долю в FTX.

Цель Бэнкмана‑Фрида – создать молодой компании, работающей на рискованном рынке, имидж безопасной и зрелой. Если фирма постоянно на слуху, регуляторам куда сложнее ее закрыть. Этот ход в 2010‑м использовал сайт онлайн‑покера PokerStars. Потом его взяли на вооружение операторы ставок на фэнтези‑спорт FanDuel и DraftKings.

Предприниматель не хочет ограничиваться криптовалютами. В прошлом году он решил вывести FTX на рынки предсказаний. Они позволяют делать ставки на исход реальных событий вроде Суперкубка и президентских выборов. Дальше– больше. Бэнкман‑Фрид рассчитывает, что однажды клиенты смогут покупать и продавать на FTX что угодно – от опционов на Ethereum до акций Microsoft и паевых фондов.

«Мир огромен, – говорит крупнейший бенефициар криптовалютного бума. – Не стоит думать, что криптовалюта навсегда останется самым выгодным рынком».

Материалы по теме