Михаил Чобанян, основатель украинской криптобиржи Kuna. /Александр Чекменев
Категория
Компании
Дата

Михаил Чобанян – идеолог украинского криптовалютного рынка и создатель биржи Kuna. Как он готовится к приходу глобальных конкурентов

Михаил Чобанян, основатель украинской криптобиржи Kuna. Фото Александр Чекменев

Основатель украинской криптобиржи Kuna Михаил Чобанян, 37, встречает репортера Forbes в просторном кабинете с резной двухъярусной библиотекой и видом на Днепр. «Напоминает мою английскую школу и немного Хогвартс», – шутит хозяин, который восемь лет учился в Великобритании.

Forbes Украина выпустил новый номер печатного журнала. В нем почти два десятка эксклюзивных материалов. Приобрести журнал с бесплатной доставкой можно по этой ссылке.

2020-й выдался удачным для пионера украинской криптоиндустрии. Объем торгов Kuna вырос до $220 млн. 2021-й – еще лучше. По состоянию на 22.07.2021 криптобиржа наторговала на $450 млн, сообщил Чобанян. Все благодаря резкому росту цены биткоина, который на весеннем максимуме стоил дороже $60 000. 

«Михаил – заметный игрок на локальном рынке, – говорит Александр Момот, основатель и CEO криптостартапа Remme. – Но в Украине есть криптопроекты в разы больше. Они работают на глобальном рынке, с капитализацией в сотни миллионов долларов». Конкуренция обостряется. В рейтинге Chainanalysis Украина входит в десятку стран, чьи игроки получили наибольшую прибыль от продажи биткоина в 2020 году с показателем около $400 млн. И лидирует в рейтинге внедрения криптовалюты, который составила ирландская консалтинговая компания Research and Markets.

«Чобанян не стремился стать глобальным игроком, – говорит Момот. – Это ограничило его развитие, но позволило сделать удобный локальный продукт с поддержкой на родном языке». Kuna удобна в работе, имеет богатый функционал, удобный и простой интерфейс, а также приложение для смартфона, говорит автор книги «Биткоин для всех», основатель и редактор Bitcoin Review Сергей Базанов. Из других плюсов: отсутствие верификации, быстрая обработка платежей, оперативная поддержка. Минусы – низкая ликвидность и небольшое количество торговых пар. 

Kuna чаще используют для покупки-продажи криптовалюты за фиат (гривну, доллар) пользователи, которые хранят крипту, а не торгуют ею. Желающие активно торговать выходят на топовые криптобиржи с большой ликвидностью. «Когда на рынок приходят гиганты, локальным биржам трудно выживать, – говорит основатель компании Apyswap Андрей Великий. – У них меньше пользователей и ликвидности». В начале 2020-го в Украину зашла криптобиржа Binance с суточными оборотами под $85 млрд. (У Kuna в 2020 году – $1,8 млн.)

Крупный игрок с востребованными платежными методами по определению «убивает» локальных игроков с меньшим списком криптовалют и низкой ликвидностью, говорит Макс Крупышев, СЕО экосистемы CoinsPaid (в прошлом – участник известного майнингового пула Ghash.io, который в 2014-м на несколько часов получил контроль над 51% всей сети биткоина).

Как Чобаняну остаться на плаву?

Начало 

Директор шахты на Донбассе Геннадий Чобанян заработал капитал в 1990-е на торговле углем. В 1997 году он отправил 13-летнего сына учиться в Англию. В 18 лет Михаил Чобанян поступил на факультет экономики Лондонского городского университета. В 21 год стал директором по развитию телеком-компании CDMA Ukraine, которую создал отец. 

Про биткоин Чобанян-младший узнал в 2011 году. Монета как раз подешевела с $30 до $3. В 2012-м из интереса купил около 80 биткоинов на $1000. Инвестицию серьезно не воспринял: половину монет с убытком продал на бирже MT.Gox, часть монет потерял из-за экспериментов с различными кошельками. Не понимал, что такое приватные ключи, как их создавать и хранить, вспоминает Чобанян.

Переосмыслить отношение к крипторынку Чобаняна заставил кипрский дефолт 2013 года, когда цена биткоина взлетела до $250. Бизнесмен задумался о создании криптообменника, но реализовать эту идею не решился. «Платежную систему WebMoney обвинили тогда в нелегальных финансовых операциях, в их офисе прошли обыски», – вспоминает Чобанян. К ноябрю 2013-го биткоин вырос до $1100 за монету. 

Революция Достоинства смела старую власть и тех, кто представлял угрозу для финансовых инноваций. 

Агентство по продаже биткоинов Kuna заработало 11 марта 2014 года. Чобанян первым в Украине стал официально торговать криптовалютами. Первое время менял крипту на наличку, позже добавил возможность покупать и продавать онлайн через собственную карту ПриватБанка. Комиссия за сделку составляла 5%. В первые два месяца прошло не больше 15 сделок на незначительную сумму. 

Параллельно Чобанян продвигал идеи блокчейна и создавал криптосообщество. Вместе с Максом Крупышевым и нынешним советником Минцифры Андреем Дубецким создал общественную организацию Bitcoin Foundation Ukraine (BFU), которая в 2014–2016 годах представляла криптосообщество на встречах с НБУ, банками и чиновниками. «Мы инициировали переговоры о создании законодательства для крипторынка, – рассказывает Крупышев. – Активней всех был Чобанян, который был заинтересован в том, чтобы вести бизнес вбелую». В бывшем книжном на площади Льва Толстого Чобанян поставил первый в Украине «криптомат», где можно было купить биткоин за наличные. 

Александр Чекменев

Чобанян хочет иметь возможность хранить на счетах биржи не только криптовалюту, но и обычные деньги – гривну, доллар и евро. Фото Александр Чекменев

Предписание и обыск

В конце 2014 года Нацбанк потребовал от Чобаняна прекратить незаконную торговлю криптовалютами. С помощью управляющего партнера компании Juscutum Артема Афяна Чобанян подготовил официальные объяснения. Это не помогло, и на него завели уголовное дело по ст. 200 Криминального кодекса Украины – за незаконные действия с электронными деньгами и оборудованием для их изготовления. Чобанян ездил на допросы в прокуратуру и собирал документы, подтверждающие его правоту. Директор платежной Ассоциации ЕМА Александр Карпов познакомил Чобаняна с сотрудниками Нацбанка. «Было несколько встреч и обсуждений в НБУ, – вспоминает Карпов. – Мы представили концепцию регулирования крипторынка, предлагали подготовить законопроект».

А в ноябре 2015-го к Чобаняну домой пришли с обыском борцы с киберпреступностью из МВД. Адвокатов не пускали, изъяли всю технику. «Чтобы попасть в помещение, мы притворились разносчиками пиццы», – вспоминает Афян. Чобанян написал об этом в Facebook. За пару часов – тысячи перепостов. «Поддержка была колоссальная, – вспоминает бизнесмен. – Меня начали приглашать на интервью». На шоу Савика Шустера он познакомился с депутатом Антоном Геращенко, который организовал встречу с начальником департамента киберполиции Сергеем Демидюком. «Выхожу из кабинета, а тут сотрудники, которые проводили у меня обыск, – вспоминает Чобанян. – Увидел страх в их глазах, получил моральное удовольствие». Технику вернули через два года.

Став знаменитым, Чобанян организовал ICO и выпустил первые 100 000 токенов Kun – под идею создания криптобиржи. «Мы собрали 274 биткоина, тогда это был эквивалент $125 000», – рассказал он. Покупателям токенов был обещан доступ к VIP-аккаунтам со скидкой по комиссионным. Всего в дальнейшем было выпущено 1 000 000 KUN, распределено было 30% токенов, а большую часть биржа сожгла, согласно договору. С тех пор токен подорожал с $1,2 до $29,5. В обращении остается около 280 000 токенов.

Материалы по теме

Kuna Family

Криптобиржа Kuna с возможностью покупать/продавать криптовалюту за гривну запустилась в апреле 2016 года. «Все, что я зарабатывал на обменнике, реинвестировал в биржу, – говорит Чобанян. – Нужно было постоянно дорабатывать функционал». По подсчетам Чобаняна, он вложил в Kuna минимум $3 млн. Компании, которые входят в экосистему Kuna, зарегистрированы в Украине, Эстонии, Англии и на Британских Виргинских островах. 

Первую прибыль, около $100 000 в криптовалютах, Kuna получила в декабре 2017 года. Со временем Чобанян увеличил штат с шести человек до 50. А для защиты бизнеса создал Блокчейн ассоциацию Украины, которая участвует в разработке законов для регулирования крипторынка, помогает властям с экспертной оценкой криптоактивов, сотрудничает с киберполицией, НБУ и Минцифры. 

В 2018-м биткоин обвалился с $17 000 до $3000. Наступила «криптозима». «У криптобирж жесткая корреляция между ценой токенов и оборотом, – рассказывает Чобанян. – Мы ушли в резкое пике». В 2018–2019 годах ему пришлось продавать накопленные биткоины, чтобы сохранить бизнес. На поддержание такой криптобиржи, как Kuna, необходимо около $40 000–50 000 в месяц, из которых львиная доля – это зарплаты, подсчитал Крупышев. 

Зима сменилась сначала оттепелью, а потом жарой. За 19 месяцев (с января 2020-го по конец июля 2021-го) количество зарегистрированных пользователей Kuna выросло почти в 10 раз – с 33 500 до 300 000. 80% из них – украинцы. Суточный оборот биржи в 2020-м вырос со средних $300 000 до $3 млн во время пиковой стоимости биткоина. По данным coinmarketcap.com, в конце июля 2021 года суточный объем торгов на Kuna колебался в пределах $1,5–1,8 млн. «Чобанян «не рисует» объемы, – утверждает Момот. – Хотя накручивают почти все, кроме небольшого списка американских бирж». 

В январе – июле 2021-го объемы торгов на бирже достигли почти $0,5 млрд. Продавец и покупатель платят Kuna по 0,25% от суммы сделки, то есть биржа получает 0,5%. «С учетом льготных тарифов, средний размер комиссии за транзакцию с двух сторон – 0,3%», – уточняет Чобанян. За ввод/вывод фиатных средств биржа берет 1,5%, но есть льготные тарифы для тех, кто использует Kuna Code. Исходя из этих тарифов, резонно предположить, что выручка Kuna колеблется в 2021 году в пределах $400 000–600 000 в месяц. Чобанян не раскрывает финансовые результаты биржи и не комментирует эти оценки.

Игра с нулевой суммой

Осенью украинский крипторынок может получить четкие правила игры. «Мы готовы вынести законопроект «О виртуальных активах» на рассмотрение во втором чтении в сентябре», – говорит замминистра цифровой трансформации Александр Борняков. Закон позволит криптопроектам легализовать свой бизнес в Украине и официально работать с банковской системой. И, возможно, привлечет в страну глобальных игроков.

Чобанян, который вместе с командой активно участвовал в создании законопроекта, им не доволен. «Раньше Kuna и Минцифра активно взаимодействовали, – говорит Андрей Великий, – а сейчас каждый стоит на своем». Чобаняна не устраивает определение виртуальных активов в виде нематериального блага и то, что регулятором рынка будет новая организация на базе Минцифры, а не Нацкомиссия по ценным бумагам и фондовому рынку. «НБУ разрешит открывать счета криптопроектам, если будет 100-процентная уверенность в регуляторе рынка и выданных им лицензиях», – говорит Чобанян. НБУ эту дискуссию не комментирует. 

Михаил Чобанян – идеолог украинского криптовалютного рынка и создатель биржи Kuna. Как он готовится к приходу глобальных конкурентов /Фото 1

Украинская криптобиржа Kuna. Скриншот страницы сайта

Михаил Чобанян – идеолог украинского криптовалютного рынка и создатель биржи Kuna. Как он готовится к приходу глобальных конкурентов /Фото 2

Украинская криптобиржа Kuna. Скриншот страницы сайта

Михаил Чобанян – идеолог украинского криптовалютного рынка и создатель биржи Kuna. Как он готовится к приходу глобальных конкурентов /Фото 3

Украинская криптобиржа Kuna. Скриншот страницы сайта

Предыдущий слайд
Следующий слайд

Финальная версия не учитывает интересы локальных игроков, убежден Чобанян. Когда глобальные проекты начнут массово заходить в Украину, из местных участников мало кто уцелеет. 

Опасения Чобаняна небеспочвенны, поскольку мировой рынок криптовалюты в значительной степени консолидирован, тон на нем задают крупные американские и азиатские группы, говорит Крупышев. «Если стоимость лицензии будет очень высокой, это обрубит крылья мелким предпринимателям», – говорит он.

«Мы учитываем позиции всех участников, – подчеркивает Борняков. – Большинство игроков законопроект устраивает». По его словам, у локальных компаний будут преференции. К примеру, для нерезидентов лицензии на хранение или администрирование виртуальных активов будут в пять раз дороже, чем для украинцев – $1,7 млн против $0,33 млн. Но что помешает глобальным компаниям зайти на рынок через украинское юрлицо, задается вопросом Крупышев. «Если у Михаила есть конструктивная позиция и желание работать в Украине, то нужно объединяться, а не тормозить процесс, который уже подошел к концу», – советует Борняков.

Удержаться на плаву

У Kuna два выхода: попытаться стать глобальным хабом, который создает новые тренды, либо масштабировать украинскую модель на соседние рынки, создавая для каждой юрисдикции локальную биржу, говорит Момот. «Мой рынок – это развивающиеся страны, – говорит Чобанян. – Я понимаю, как они работают, какие проблемы и потребности у их граждан». В списке потенциальных рынков – Россия, Казахстан, Балканы, Турция, Ближний Восток. «Мы слишком замкнуты на Украину», – признает он. Чтобы получить капитал для экспансии, Чобанян готов продать часть бизнеса или же взять конвертируемый заем. 

План Б – создание цифрового банка с функцией торговли криптой. «Мы понимаем ландшафт крипторынка лучше, чем кто-либо другой в Восточной Европе, поскольку сами создавали публичный рынок», – не скромничает Чобанян. Но он понимает, что купить банк за средства от продажи крипты он не сможет, так как НБУ не согласует сделку из-за сомнительного происхождения средств. Предприниматель планирует партнерство с несколькими «дружественными» банками. «Возможно, получится войти в капитал существующего банка», – говорит бизнесмен. 

Чобанян хочет иметь возможность хранить на счетах биржи не только криптовалюту, но и обычные деньги – гривну, доллар и евро. «Для этого нам потребуется финансовая лицензия», – говорит Чобанян. Он рассчитывает на законопроект №4364 про платежные услуги, который 29 июля подписал президент. Документ упраздняет банковскую монополию на платежи и разрешает финкомпаниям, мобильным и почтовым операторам выпускать свои карты и электронные деньги. 

«Привязанная к счету криптобиржи карта, которая позволяет платить по курсу гривны на текущий момент, – это конкурентный продукт», – считает Великий. Но и на этом поле Чобанян не будет одинок. Сооснователь monobank Олег Гороховский анонсировал интеграцию с криптобиржей и выпуск платежной карты, которая даст возможность покупать и продавать биткоин. Гороховский отказался раскрыть детали проекта и назвать криптобиржу-партнера. «Не менее 10% из 3,9 млн пользователей monobank попробуют эту опцию, – полагает Карпов. – А до конца года аналогичные проекты презентуют еще пара банков». 

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине