Категория
Свой бизнес
Дата

Быстрые метры. Как Дмитрий Золотарев и Инна Фурман строят дома с помощью 3D-принтера

7 хв читання

Підприємці Дмитро Золотарьов та Інна Фурман побудували перший дім за допомогою 3D-принтера власного виробництва. /предоставлено пресс-службой

Предприниматели Дмитрий Золотарев и Инна Фурман построили первый дом с помощью 3D-принтера собственного производства. Фото предоставлено пресс-службой

Предприниматели Дмитрий Золотарев и Инна Фурман построили первый дом с помощью 3D-принтера собственного производства. И планируют масштабироваться. Насколько жизнеспособна эта идея? Об этом их расспросили девелопер Артур Мхитарян и бизнес-консультант и урбанист Максим Бахматов.

За 12 років консалтингова компанія Franchise Group створила 600+ франшиз. Як масштабувати бізнес за допомогою франшизи в часи турбулентності? Отримайте інсайти і стратегії на Форумі підприємців від власниці та СЕО Franchise Group Мирослави Козачук. Купуйте квиток за посиланням.

Дмитрий Золотарев, 40, более 10 лет строит в Сумах коттеджные городки и таунхаусы. В 2020 году он искал альтернативу газоблоку и заинтересовался технологией строительства с помощью 3D-принтера. Предприниматель разработал собственный 3D-принтер.

В 2022-м он объединился с Инной Фурман, 35, тоже работающей в сфере девелопмента. Вместе они построили на 3D-принтере и готовят ввести в эксплуатацию дом в Ирпене. Это благотворительный проект – его подарят местной семье, чье жилье было разрушено. Этот дом предприниматели демонстрируют как доказательство того, что строительство с помощью 3D-принтеров может пригодиться во время восстановления Украины. Насколько это реально?

Разговор сокращен и отредактирован для ясности.

Артур Мхитарян: Расскажите коротко о вашем продукте, что он собой представляет?

Инна Фурман: Конечным продуктом, который мы сейчас представим, является недвижимость, напечатанная с помощью строительного 3D-принтера.

А. М.: К какому виду строительства вы относитесь в соответствии с государственными строительными нормами (ГСН)?

И. Ф.: ГСН приравнивают нас к монолитному строительству. По своей природе эти нормы регулируют правила проектирования, а не технологии строительства. Мы планируем ввести в эксплуатацию первое здание в конце ноября.

А. М.: Ваша технология рассчитана на одноэтажные или многоэтажные дома?

И. Ф.: Сейчас мы можем строить одно- и двухэтажные дома. Мы возводили одноэтажное здание в Ирпене и подарим его семье, потерявшей жилье и отца на войне. Можем утверждать, что это единственный в Украине проект, напечатанный украинским 3D-принтером.

Инна Фурман, 35 /из личного архива

Инна Фурман, 35

Соучредитель UTU

С 2009 года работает в сфере девелопмента, в инвестиционно-строительных компаниях Citadel Group, Fenix Group.

Максим Бахматов: Оборудование ваше на 100%?

Дмитрий Золотарев: Да.

М. Б.: Сколько вам стоило сделать этот принтер?

Д. З.: Это стоило трех лет жизни и сотен тысяч евро. Я создавал это оборудование для масштабирования строительства частных домов. Сейчас самая распространенная технология – газобетон, мы его тоже использовали.

Но я столкнулся с тем, что трудно найти строителей и соответственно гарантировать заказчикам сроки завершения строительства. Именно поэтому начал искать альтернативу газобетону, чтобы избавиться от зависимости от человеческого фактора. В 2021 году мы разработали первую итерацию принтера, в которую инвестировали около $150 000, собрали команду, чтобы разработать софт.

Тогда же, в 2021-м, в Сумской области мы напечатали сооружение для парка, чтобы показать, что оно работает. Но результат нас не совсем удовлетворил. Мы провели работу над ошибками и разработали вторую итерацию принтера, уже построившего дом в Ирпене. Сам принцип подъемно-радиального 3D-принтера, который мы построили, не новый, но есть уникальные технические решения, разработанные командой инженеров.

А. М.: Какие конкурентные преимущества между вашим предложением и другими подобными проектами? Почему кто-то должен купить ваш дом, а не более понятную недвижимость?

Д. З.: Эта технология позволяет строить надежные и энергоэффективные дома. В технологии 3D-строительства мы сохраняем микроклимат в помещении благодаря контуру утепления, бетон работает как аккумулятор энергии.

Дмитрий Золотарев, 40 /из личного архива

Дмитрий Золотарев, 40

Основатель UTU

С 2012 года построил таунхаусы и коттеджные городки «Проулок Летный», «Титул», «Берег», «Липки» в Сумах.

А.М.: То есть конкурентное преимущество – это энергоэффективность?

И. Ф.: Есть и другие. Технология дает возможность создавать разнообразные формы. Вы можете давать задания вашим архитекторам – и они будут создавать дома круглых и полукруглых форм. Это подойдет для клиентов, желающих получить что-то оригинальное и интересное.

Еще одно преимущество – скорость строительства. 130 кв. м с внутренними простенками мы построили за 58 моточасов. На площадке принтер работал семь или восемь дней, но это с учетом ограничений комендантского часа. А если включить его работать круглосуточно, строительство займет три дня.

А. М.: Нужны ли для такого здания фундамент, сваи?

И. Ф.: В этом случае мы использовали шведскую плиту, потому что хотим соединить классическое строительство с инновационным и посмотреть, как они будут вести себя, приживутся ли вместе, есть ли какие-то нюансы.

А. М.: Через три дня вы построили не весь дом, а фактически каркас. Как решаются вопросы с водопроводом, электричеством и коммуникациями?

И. Ф.: В стенах есть специальные каналы, в которые мы прокладываем инженерные сети. Через три дня мы напечатали все стены, которые являются готовым решением интерьера и экстерьера. Дополнительная отделка внутри не требуется. Можно выкрасить в цвет, который вам нравится. Это конкурентное преимущество перед традиционными методами строительства.

Мы можем быстро выдавать конечный продукт и быстро заселять людей. В течение полутора-двух месяцев с выхода на площадку мы готовы отдать дом человеку под заселение.

А. М.: Есть ли подтверждение того, насколько он выдерживает все необходимые нормативы по тепло- и звукоизоляции?

И. Ф.: Стена шириной 45 см, и она делится на две ячейки. В первой ячейке печатается удерживающая часть (ребро жесткости), а вторую мы заполняем утеплителем. Есть удерживающая часть с ребрами жесткости из арматуры. И дальше за опорной стенкой есть дополнительная камера, как утепление.

А. М.: Кто производит для вас бетонную смесь?

Артур Мхитарян, 41 /taryantowers.com

Артур Мхитарян, 41

Основатель и Сео Taryan Group

Taryan Group реализовал такие проекты, как фитнес-центр Tsarsky, жилые комплексы Jack House, Royal Tower, Taryan Towers.

И. Ф.: Компания Henkel, под брендом Ceresit. За полтора года совместной работы у нас получился хороший продукт. Смесь прошла испытание на прочность и выдержала нагрузку 30 МПа на сжатие.

А. М.: Принимаем как данность то, что вы говорите. Если потребитель будет смотреть и выбирать, какой дом купить – построенный 3D-принтером или по классической технологии, то какой будет разница в цене?

И. Ф.: Мы подсчитали стоимость 1 кв. м, но сможем озвучить ее после ввода в эксплуатацию. Себестоимость – один из основных вопросов, которыми всегда интересуются потенциальные инвесторы. По предварительным подсчетам, здание, построенное по нашей технологии, дешевле аналогичного дома из газоблока на 20–25%, которые сейчас самые дешевые.

М. Б.: Но ведь внутренние стены будут круглые? Это будет самый дорогой круглый дом. Вся фурнитура, паркет, все сделано под квадрат. Как только тебе нужно что-то нестандартное, это значительно увеличивает стоимость…

И. Ф.: Наш вариант строительства очень четко и прочно переплетается с классическим. Разница лишь в том, что стены выстраиваются не посредством человеческого труда – их печатает машина.

Скажи мне, кто твои конкуренты

А. М.: По моему мнению, цена и сроки строительства – это два основных показателя в вашем бизнесе. Меньший срок – это уже само по себе преимущество. Но вы должны честно ответить, во сколько реально обходится строительство относительно потенциальных конкурентов и сколько времени это занимает.

Д. З.: Из моего опыта газобетонный дом площадью 110 кв. м мы могли построить, отремонтировать и отдать заказчику за 5,5-6 месяцев. Есть определенные мокрые роботы и последовательность действий. Такой же дом площадью 110 кв. м, построенный с помощью 3D‐принтера, мы способны отдать заказчику за два месяца.

И. Ф.: Есть еще одно преимущество. Любая генподрядная организация совсем скоро столкнется с дефицитом работников. Уже сегодня каменщиков днем с огнем не сыщешь. Стоимость профессионалов, классных строителей и их дефицит будут ежедневно расти. Работа на строительном 3D‐принтере в будущем станет более доступной людям с инвалидностью. Оператором 3D-принтера сможет быть любой, мы планируем проводить обучение.

Крупнейшие здания, построенные с помощью 3D-принтера

Крупнейшие здания, построенные с помощью 3D-принтера

А. М.: Проведите трезвый конкурентный анализ: какие минусы и плюсы вашего продукта и как вы планируете минимизировать слабые и усилить сильные стороны?

И. Ф.: На рынке строительных 3D‐принтеров в Украине конкурентов у нас нет. Если смотреть на девелопмент вообще, то нашими конкурентами являются индивидуальные дома из газоблока и сборные дома в формате префаб. Наша технология дешевле и быстрее по сравнению с ними.

Мы можем закрывать как бюджетный сегмент строительства, так и премиум. К нам на объект приезжают представители власти и спрашивают, сможем ли мы построить быстро и экономно? Мы можем.

Но так же технологией интересуются известные архитекторы, например Yod Group, Сергей Махно. В индивидуальном строительстве технологию продают архитекторы. И это уже не об экономном сегменте рынка.

А. М.: Потребителям, по большому счету, безразлично, построен ли дом на 3D‐принтере, или нет. И даже наоборот: человеческая природа такова, что все новое отвергается. Вам придется хорошо поработать с маркетингом, чтобы донести людям свою ценность. Думаю, вам нужно сфокусироваться и определиться, в каком ценовом сегменте планируете конкурировать.

И. Ф.: Я считаю, что можно быть и умным, и в то же время хорошим. Это и есть диверсификация. Если выбираем, что мы хорошие, то идем в премиум-сегмент. Если выбираем практичность, это масштабные заказы в эконом-сегменте. Технология способна удовлетворить потребность и первой, и второй целевой аудитории.

В ближайшие пять лет аналитики прогнозируют рост мирового рынка 3D-строительства ежегодно на 92%, до $1 млрд.

В ближайшие пять лет аналитики прогнозируют рост мирового рынка 3D-строительства ежегодно на 92%, до $1 млрд.

А. М.: Задумывались ли вы над тем, чтобы одним из конечных продуктов были не только дома, но и сами принтеры? Если они окажутся по конкурентным преимуществам лучше, чем альтернативные, то я бы на этом сделал акцент.

М. Б.: Если окажется, что у вашего оборудования 90% деталей из Китая, то на этом все закончится. Вы не построите бизнес на производстве и продаже принтеров. Кто-то заинтересуется строительством с использованием вашего 3D-принтера, только если есть какие-то уникальные узлы и ноу-хау.

Максим Бахматов, 45 /из личного архива

Максим Бахматов, 45

Основатель ОО «Офис Трансформации»

Основатель украинского Comedy Club, работавший над проектами ВДНХ, UNIT.City, Radar Tech, член борда Miltiplex

Д. З.: Сейчас на рынке 3D‐принтеров 99% компаний работают по портальному принципу – это четыре стойки, которые печатают стены под собой. Наш принтер печатает вокруг себя. Его можно легко переставлять. Сложность заключалась в том, что нам пришлось сделать для него программное обеспечение с чистого листа.

Благодаря Ирпенскому проекту мы получили обратную связь с миром. Есть заинтересованность от немцев, швейцарцев, американцев. Их заинтересовал именно принтер, который мы показали.

К примеру, американская компания Icon с помощью 3D‐принтеров строит коттеджные городки. Чтобы построить дом, приезжает шесть фур и 15 человек, которые устанавливают стойки, оборудование, производят монтаж.

У нас приезжают три человека и манипулятор. Мы раскраивали оборудование таким образом, чтобы наш 3D-принтер помещался на манипулятор. Рядом становится бетонный узел, за которым с прицепом приезжает смесь. Принтер монтируется два часа, после чего подключается вода, электроэнергия, смесь. И все, он работает. Стоимость этого принтера, если мы выводим его как продукт на рынок, однозначно дешевле, чем аналоги.

М. Б.: У вас есть сравнение?

Д. З.: К примеру, принтер компании Cobod, которая строит во Львове корпус школы, стоит €286 000. Цена нашего принтера – €230 000 для европейского рынка. Для украинского рынка мы можем предлагать его менее чем за €200 000.

М. Б.: Давайте вернемся к разговору, если продадите хотя бы 10 принтеров.

Д. З.: Переговоры о принтерах продолжаются. Мы планируем участвовать в международных выставках. В планах построить за следующий год минимум 150 домов по заказу архитекторов и государства. Вместе с архитектурной студией Махно мы разработали проект остановки – наземное укрытие от обломков, и хотим его предложить государству.

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине