Владимир Авраменко, создатель кондитерской компании АВК. /Александр Чекменев
Категория
Компании
Дата

Создателя компании АВК Владимира Авраменко рано записали в «сбитые летчики». На обломках старого бизнеса он строит пищевую компанию будущего

Владимир Авраменко, создатель кондитерской компании АВК. Фото Александр Чекменев

«Главное — никогда не сдаваться и не ломаться», – говорит Владимир Авраменко, 61. В его кабинете в киевском офисе АВК висит телевизор. На экране – прямая трансляция с кондитерской фабрики в Днепре. Это единственная производственная площадка, которая осталась у компании, входившей некогда в число лидеров украинского кондитерского рынка. Из-за войны на Донбассе она потеряла 70% мощностей, еще две фабрики (в Мукачево и Днепре) забрали кредиторы. Все последние годы Авраменко борется с последствиями кризиса и всеми силами пытается сохранить торговую марку АВК, которой в 2021 году исполняется 30 лет. У него начинает получаться

Як мотивувати команду не збавляти темп у надскладних умовах? Дізнайтесь 25 квітня на форумі «Надлюди» від Forbes. Купуйте квиток за посиланням!

Историю АВК можно поделить на несколько этапов.

Первый – стартап, «когда у нас было много энтузиазма и совершенно не было знаний», говорит Авраменко.

Второй этап начался в 1997 году. Компанию тогда заметил американский инвестфонд Western NIS Enterprise Fund (WNISEF) под управлением Horizon Capital. «Они прониклись нашей бизнес-моделью и культурой», – вспоминает Авраменко. Фонд купил за $8,9 млн 25,1% компании, что позволило закупить новое оборудование и модернизировать бизнес-процессы. «Эти деньги помогли нам сделать прыжок вперед, – вспоминает основатель АВК. – Мы бы их долго еще зарабатывали». В 2012 году чистая прибыль компании выросла до 167 млн грн (почти $21 млн) при выручке 3,44 млрд грн ($430 млн). Численность сотрудников превышала 10 000 человек.

Инвестор помог предпринимателю не только деньгами, но и новым подходом к бизнесу. «Начались заседания совета директоров, разработали стратегию, – рассказывает Авраменко. – Мы долго так работали, шли к светлому будущему». Фонд ждал следующего шага – размещения акций АВК на бирже, но Авраменко не хотел терять свободу действий и был против этой идеи. В конце 2013 года он выкупил пакет WNISEF за $45 млн.

«Мы только запустили мощный, красивый распределительный центр под Донецком и взяли кредиты под расширение бизнеса в России, как случилась трагедия на Донбассе,– вспоминает Авраменко о конце счастливой для него эпохи. – Мы думали, что к осени все закончится». Не закончилось. В январе 2015го в красивый распределительный центр попал снаряд. Один сотрудник погиб, несколько были ранены.

Авраменко решил эвакуировать всех, кого можно. Людей перевезли в Днепр и Киев, арендовали квартиры, дали работу. Он называет сотрудников своей большой семьей и сожалеет, что не всех знает в лицо. «Раньше у меня какая была проблема? Невозможно знать всех сотрудников, управляя пятью фабриками, где работает больше 10 000 человек, – сокрушается Авраменко – Сегодня у меня 1000 сотрудников, из них 271 на производстве».

До российской агрессии Авраменко строил бизнес на паритетных началах с Валерием Кравцом. Бизнесмен не говорит, что стало причиной разлада, но с 2015 года бывшие партнеры не разговаривают. «Раз не было понимания, то я ушел из компании и обнулил свою долю акций, – говорит Авраменко. – Потерял деньги, но остался живой. Пусть там все остается». Авраменко зарегистрировал новое юридическое лицо, «с такой же торговой маркой АВК, но дополнительным словом «Конфекшинери». Это маленькая компания с уставным фондом $1000, говорит Авраменко. Основной целью было спасти людей, ужаться, но продолжить существование бизнеса.

«АВК разорвана на части. О былом только вспоминаем», – неохотно комментирует ситуацию Кравец. По словам бизнесмена, особых достижений у доставшегося ему бизнеса нет. «Сохраняю производство в Донецке и Луганске, – говорит он. – Работают 1500 человек, производят 250 наименований кондитерских изделий». Уточнять, о каких фабриках речь, Кравец не стал, так как опасается, что опубликованная информация ему навредит. На фабриках в Луганске и Донецке, которые раньше входили в АВК, работает компания «Лаконд», которая выпускает кондитерку, схожую с той, что до войны производила АВК. Основной рынок сбыта – Россия.

В 2015 году СБУ ввела запрет на перемещение товаров с не подконтрольных Украине территорий, говорит бывший гендиректор АВК Роман Бабец. После того как война полностью отрезала Авраменко от фабрик на Донбассе, начался третий этап в жизни предпринимателя и бренда, который он во что бы то ни стало решил спасти.

Инфографика Леонид Лукашенко

Инфографика Леонид Лукашенко

У старой АВК оставалось две фабрики – в Мукачево и Днепре, и неподъемные долги на $160 млн, прежде всего «дочкам» российских Сбербанка ($80 млн) и Внешэкономбанка ($60,6 млн). Первой ушла с молотка фабрика в Мукачево. Основное шоколадное производство перенесли на старую фабрику в Днепре. Но в 2020 году и ее выставили на продажу за 120 млн грн.

Времени на разработку многостраничной антикризисной стратегии не было. Бизнес под брендом АВК нужно было спасать быстро. Сырье и оборудование брали у партнеров с отсрочкой платежа. Дистрибьюторам продавали продукцию по предоплате. Наращивали ассортимент и запускали новые категории товаров, например круассаны и кофе Baristi. Заказы размещали на других украинских и зарубежных фабриках. «После переезда в Днепр мы выпускали около 150 новых продуктов, – вспоминает Бабец. – Нужно было восполнить потери в валовой прибыли. Многие продукты не прижились, но свою функцию они выполнили». За восемь месяцев 2016 года «АВК Конфекшинери» выпустила 26 000 т сладостей. По оценке Candy Industry, выручка компании в тот год составила $269 млн.

Россия ввела эмбарго на импорт украинской кондитерки еще до потери фабрик АВК на Донбассе. «У нас около 50–60% экспорта зависели от РФ, – рассказывает Бабец. – Это был сильный удар. Мы потеряли около 70% валовой прибыли». Пришлось срочно искать новые экспортные рынки. В 2018 году АВК уже экспортировала 50% продукции в несколько десятков стран. «В некоторые страны это были не системные поставки, – вспоминает бывший гендиректор. – Такого объема и ритмичной работы, как с РФ и СНГ, не было». Авраменко гордится тем, что поставляет сладости в Японию. В 2018–2019 годах АВК отправила туда 1200 т. «Экспорт в Японию – это качество, – говорит предприниматель. – Если мы соответствуем их требованиям, то можем спать спокойно».

Чтобы нарастить продажи, АВК начала торговать конфетами онлайн и открыла шесть фирменных магазинов в Днепре. В них можно не только купить сладости, но и выпить кофе – Авраменко считает это своей инновацией. На протяжении трех лет магазины приходилось дотировать, вышли в плюс они только в 2020 году. Теперь Авраменко хочет открыть магазины в Киеве.

Материалы по теме

С 2008-го по 2018 год доля рынка, которую занимала АВК среди производителей сладостей, уменьшилась с 11,4% до 7,1%, отмечает основатель инвесткомпании Blackshield Capital Максим Корецкий. В 2012 году АВК была 49-й в мировом рейтинге Global Top 100 Candy Companies, а в 2020-м компания опустилась на 65-е месте. Ее крупнейший украинский конкурент ROSHEN в последнем рейтинге занял 27-е место.

Параллельно с реализацией экстренного плана спасения Авраменко строил новую фабрику. Она запустилась летом 2020 года. В отличие от многоэтажных советских коробок, новая фабрика – одноэтажная. Ее площадь 10 000 кв. м, она может выпускать около 22 000 т продукции в год.

Инфографика Леонид Лукашенко

Инфографика Леонид Лукашенко

Виртуальную экскурсию Авраменко начинает с ремонтной мастерской. «Я всегда расстраивался, когда видел немецких ремонтников в чистых халатах и наших работников с черными руками, – рассказывает он. – Не мог понять, почему у нас так. А сегодня у нас не хуже, чем в Германии». Переключает камеру на производственный цех и рассказывает, что у фабрики четыре линии для производства сладостей, одна – для выпуска мультизлаковых снеков и небольшой цех по производству растительного мяса. Длина конвейера – 180 м, от загрузки сырья до готовой конфеты.

Больше всего Авраменко нравится наблюдать за добросовестной работой сотрудников, которые не знают, что находятся под присмотром начальника. «Люди – главная ценность, – декларирует он. – Нам нужны те, кто гордится своей работой и является ее амбассадором». Авраменко не говорит, сколько потратил на строительство фабрики. По оценке Корецкого, она обошлась минимум в 264 млн грн ($33 млн).

Авраменко вышел из цейтнота, в котором его застал 2015 год. Несмотря на потери, АВК остается одним из самых узнаваемых кондитерских брендов Украины. Предприниматель «выдохнул» и может спокойнее поразмыслить о новой стратегии и бизнес-процессах в спасенной компании. «Я в том возрасте, когда задумываюсь о том, что оставлю после себя, – говорит он. – Моя миссия в том, чтобы использовать все накопленные в компании знания и создать продукты питания, которые будут полезны для здоровья человека и востребованы через 10–20 лет».

Авраменко сократил кондитерский ассортимент до семи стратегических брендов и повысил их стоимость. Он не хочет идти на уступки в цене, жертвуя качеством. АВК не экономит на ингредиентах, подтверждает директор Ассоциации ритейлеров Украины Андрей Жук. «Для него качество превыше всего, – говорит Жук. – Желание компании уйти из дешевого сегмента, то есть производить меньше, а продавать дороже, не лучшим образом отразились на ее экономике».

Материалы по теме

Авраменко признает, что финансовые результаты скромные, не то что раньше. В 2020 году компания выпустила 18 000 т продукции примерно на $80 млн. Сжатие основного бизнеса позволило предпринимателю проникнуться новыми идеями.

Прибыль от продажи кондитерки АВК инвестирует в развитие линейки здорового питания – мультизлаковых батончиков Brunch и растительного мяса Dreameat. Сегодня в продаже лишь несколько новых продуктов, но Авраменко обещает расширить ассортимент. В планах – питьевой суперфуд (что-то вроде смузи из злаков), чебуреки, долма и блинчики с растительным мясом, растительные фарш и куриные котлеты. Есть и другие идеи, о которых Авраменко пока умалчивает. «Дайте нам время, – просит он. – Мы вас удивим».

У рынка растительных протеинов большой потенциал, уверен гендиректор аналитической компании ProConsulting Александр Соколов. «Он показывает двузначные темпы роста ежегодно», – говорит он. В 2020 году мировой рынок растительной еды оценивался в $20,7 млрд, отмечает Корецкий. При росте на 10% в год через семь лет он вырастет вдвое. Другое дело, что и конкурировать Авраменко придется с глобальными игроками. Nestle, например, уже вышла в сегмент растительных продуктов с брендом Garden Gourmet.

Разработкой растительного мяса Авраменко заинтересовался еще в 2000-х. Он вспоминает, что придумывал этот продукт вместе с французскими нутрициологами, но тогда на него не было спроса. Работу над растительным мясом предприниматель активизировал два года назад. К концу 2022-го он планирует построить завод по производству сырья (текстурата), из которого готовится мясо. Сейчас он его импортирует из Бельгии.

Александр Чекменев

Авраменко сократил кондитерский ассортимент до семи стратегических брендов и повысил их стоимость. Фото Александр Чекменев

Перестраивать компанию Авраменко взялся единолично. Он соединяет в себе роли собственника, визионера, генерального директора, главного изобретателя. «Я с головой погружен в компанию, – говорит бизнесмен, проверяя в Viber чат, где отдел дистрибуции отчитывается о наличии Brunch на полках в супермаркетах. – Настолько вовлеченным в бизнес я был только первые семь лет в АВК». Он сравнивает возможность запускать инновационные продукты с производством ракет.

Авраменко концентрируется на трех составляющих бизнеса: разработке, маркетинге и продажах. «Мы можем создать уникальный продукт для потребителя, которого еще нет на рынке, – говорит он. – В этом моя миссия, я хочу успеть. Деньги и операционные вопросы меня не сильно интересуют».

Далеко не все в компании приняли новые идеи основателя. По словам Жука, за последние пару лет из АВК ушел костяк топ-менеджеров, не разделявших новую философию босса. «Команда многих потеряла, начиная со специалистов по продажам до разработчиков», – говорит он.

Менеджеры привыкли к тому, что АВК – большая компания, теперь она стала меньше и реализуется совсем другая стратегия, говорит бывший гендиректор Бабец, который ушел из компании в начале 2019 года. «Я проработал 13 лет, и мне надо было двигаться дальше, – говорит он. – Авраменко – основной драйвер АВК. Он сильный предприниматель и мощная личность. Выживать он точно умеет».

Авраменко сравнивает свою компанию с пружиной. «АВК сжалась до предела, и многие думали, что уже не разожмется, – говорит он. – Мы многое можем дать обществу – как в продуктах питания, так и в философии бизнеса». 

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине