Принудительную посадку самолета Ryanair в Беларуси сравнивают с другими похожими случаями. Почему это не сопоставимо /Фото Shutterstock
Категория
Компании
Дата

Принудительную посадку самолета Ryanair в Беларуси сравнивают с другими похожими случаями. Почему это не сопоставимо

Shutterstock

С позиции международного воздушного права Республика Беларусь однозначно нарушила целый комплекс международных норм. Этот случай стал прецедентом

При каких условиях можно принудить самолет к посадке

Конвенция о международной гражданской авиации (Чикагская конвенция), которая регулирует международные полеты гражданских воздушных судов в международном и национальном воздушном пространствах, была заключена в 1944 году. Символично, что СССР не присутствовал в том году на конференции в Чикаго, Беларусь и Украина присоединились к конвенции в 1990-х годах. Вместе с Чикагской конвенцией был также подписан Транзитный договор, который установил первую из «свобод воздуха». Каждая страна, присоединившаяся к конвенции, должна обеспечить самолетам, выполняющим регулярные международные перевозки, право пролета через свою территорию без посадки. Без посадки – это важно.

Лишь в 1984 году был подписан протокол, которым Чикагская конвенция была дополнена статьей 3 bis, предусматривающей запрет странам-членам применять оружие против гражданского воздушного судна в полете. В случае же перехвата не должны ставиться под угрозу жизни людей на борту. При этом у государств остается право на самозащиту. Если гражданский самолет становится угрозой, например, используется для самоубийства или для терроризма, применение оружия является теоретически возможным, но при соблюдении определенных правил. Во-первых, должны быть веские основания считать, что судно используется именно так. Во-вторых, сначала должны быть применены менее жесткие меры, а оружие остается мерой последней надежды.

В Законе Республики Беларусь «О борьбе с терроризмом» предусмотрено, что принуждение к посадке может происходить только тогда, когда есть достоверная информация об использовании воздушного судна для терроризма и оно не реагирует на радиокоманды и сигналы поднятых для перехвата военных самолетов. Если же самолет не подчинится требованиям принудительной посадки и существует реальная угроза гибели людей или экологической катастрофы, оружие и боевая техника могут быть использованы для его уничтожения. Законодательство Украины, например, не содержит таких норм.

Правила перехвата гражданских самолетов в Республике Беларусь, Украине и многих других странах предусматривают использование военных истребителей и вертолетов. Также они предполагают, что истребители – это крайняя мера, когда угроза является подтвержденной. Сначала должен состояться радиообмен, и только в том случае, если самолет не выполняет указания, может вылетать истребитель для принуждения к посадке.

Одно анонимное электронное письмо ХАМАС (представители которого поспешили опровергнуть свою причастность) о «минировании» самолета, которое почему-то направлено в аэропорт Минск, нельзя считать ни достоверной информацией, ни «умным обоснованием» для квалификации такого самолета как угрозы именно для Республики Беларусь.

Даже если так, то безопаснее было просто сопровождать воздушное судно, пока оно не покинет воздушное пространство Беларуси. Кроме того, самолет не отклонялся от курса, был идентифицирован, капитан выполнял указания диспетчера и не подавал сигналов, что на борту происходит что-то странное. То есть причин для перехвата судна и принудительной посадки в Минске не было. Напротив, разворот его и направление в более отдаленный аэропорт является увеличением рисков для пассажиров и людей на земле.

Учитывая, что невыполнение указаний является одним из оснований считать самолет угрозой, которая дает право применять оружие в белорусском законодательстве, сложно понять тех, кто критикует капитана Ryanair за то, что он не дотянул до границы.

Перехват воздушного судна, в соответствии с приложениями к Чикагской конвенции, не может использоваться для других целей, чем сопровождение вдоль установленного маршрута, идентификации судна или прекращения реальной угрозы. Власти Беларуси же заставили пассажиров проходить контроль и арестовали оппозиционного журналиста. Это, очевидно, противоречит легитимной цели перехвата самолета.

С позиции международного воздушного права Республика Беларусь однозначно нарушила Чикагскую конвенцию, право на транзитный перелет через свою территорию без посадки и правила перехвата воздушных судов, в том числе национальные. С юридической квалификацией здесь проблем нет, и двух мнений быть не может. Даже обычно очень сдержанная в своих сообщениях ИКАО (Международная организация гражданской авиации) написала о вероятном нарушении конвенции, не дожидаясь хотя бы предварительного расследования.

У Республики Беларусь остается обязанность провести расследование инцидента как с принудительной посадкой самолета, так и по поводу ложного сообщения о заминировании.

Последствия для Беларуси

Одна из проблем международного права – отсутствие механизма принуждения государств к выполнению их обязательств (ведь все обладают суверенитетом), а также отсутствие быстрых механизмов разрешения споров.

Юридически Беларусь может быть стороной в споре с ИКАО, а затем в Международном суде ООН о нарушениях международных правил по заявлению стран ЕС и выплатить компенсации странам, перевозчику и пассажирам, пострадавшим от таких действий. Но это долговременные процедуры.

Быстрее и эффективнее – это политические решения о запрете перелетов через территорию Республики Беларусь, которые принимают страны ЕС, а также закрытие авиационного сообщения. Республика Беларусь оказалась без возможности летать на запад и юг от своих границ. А это означает переход в режим выживания государственной авиакомпании «Белавиа» и всей авиационной отрасли – Белаеронавигации и аэропортов. Фактически, «Белавиа» остается летать только в Россию и рассматривать незаконные полеты через территорию РФ в Крым, что только добавит проблем.

У авиакомпаний, которые облетают воздушное пространство Беларуси, возрастут расходы на транзитные перелеты через другие государства, увеличится летное время экипажей, расходы на топливо. Некоторые рейсы могут стать нерентабельными, их могут отменить.

Украина приняла решение закрыть прямое авиасообщение с Республикой Беларусь, но при этом не запретила «Белавиа» транзит через Украину. Это выглядит разумным решением, ведь Украэрорух продолжит получать платежи за это, а рейсы «Белавиа» могут составить более 7% от транзитного трафика через Украину. Кроме того, Украэрорух еще и может получить выгоду, если иностранные авиакомпании будут облетать Беларусь через Украину. Авиакомпании «Белавиа» и «Мотор Сич» прекратили полеты между государствами, а МАУ их давно не выполняет.

Больше всего пострадают украинские аэропорты, в которые летала «Белавиа», – Киев (Жуляны), Львов, Харьков, Одесса, ведь они потеряют существенные поступления от аэропортовых сборов. Хотя «Белавиа» и была второй по объемам авиакомпанией в аэропорту Киев (Жуляны), которая давала до 10% пассажиропотока, глава совета директоров аэропорта Денис Костржевский заявил в комментарии для Mintrans, что, «как говорил дон Корлеоне, когда речь идет о чести семьи, деньги здесь неуместны».

Для украинских авиакомпаний решение о закрытии пространства Беларуси не является критическим. Фактически, речь идет лишь о небольшом подорожании рейсов в Финляндию (SkyUP, Bees Airline), Вильнюс (МАУ).

Ограничение воздушного пространства сильно ударит по авиации Беларуси, но маловероятно, что это в краткосрочной перспективе заставит режим Лукашенко отпустить оппозиционера Романа Протасевича.

Исторические аналогии

Чаще всего в контексте этих событий вспоминают:

  • действия Украины по поводу разворота самолета «Белавиа» в 2016 году для снятия с рейса журналиста А. Мартиросяна, которого впоследствии отпустили;
  • вероятную спецоперацию спецслужб Украины в отношении «вагнеровцев» (якобы планировалась симуляция проблем со здоровьем у агента, что должно было привести к принудительной посадке судна в Украине)
  • инцидент с вынужденной посадкой в Вене самолета президента Боливии Эво Моралеса в 2013 году с целью якобы задержать Сноудена, который, вероятно, был на борту.

Такие аналогии неуместны, поскольку каждый авиационный инцидент является уникальным стечением обстоятельств.

Украина в 2016 году не поднимала в воздух истребители, хотя в радиообмене это прозвучало. А СБУ не скрывала, что целью было задержание лица. Власти Беларуси же заявляют о намерениях «защитить Европу», то есть фактически принять вероятную бомбу в аэропорту Минска, ничего не объясняя об аресте оппозиционера.

Что касается вероятной спецоперации Украины с целью задержания «вагнеровцев», то речь шла о наемниках, деятельность которых расследуется в нескольких странах в сотрудничестве с иностранными спецслужбами. Поэтому политическая реакция на потенциальное нарушение Чикагской конвенции Украиной не была бы такой грозной, как против Беларуси.

По поводу самолета президента Боливии Эво Моралеса, то он вообще не считается гражданским воздушным судном. Согласно Чикагской конвенции, это государственное воздушное судно, на которое ее действие не распространяется. Также есть сообщения, что для этого полета воздушное пространство было закрыто несколькими странами, и пилоты сами были вынуждены приземлиться в Вене.

Случаев, когда какое-либо государство для ареста оппозиционера требовало бы принудительной посадки гражданского воздушного судна, летящего транзитом, да еще и заявляло о минировании и не позволяло капитану лететь в ближайший аэропорт, просто не было. Поэтому Беларусь ожидает воздушная изоляция, а Лукашенко останется в истории «воздушным пиратом».

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Рейтинг зарплат | 15 самых комфортных банков