Слишком большой, чтобы упасть. Сможет ли Ринат Ахметов отстроить металлургическую империю /Фото Getty Images
Категория
Компании
Дата

Слишком большой, чтобы упасть. Сможет ли Ринат Ахметов отстроить металлургическую империю

Весь мир в прямом эфире наблюдал, как российская армия разрушает в Мариуполе заводы «Метинвеста». Фото Getty Images

Весь мир в прямом эфире наблюдал, как российская армия разрушает в Мариуполе заводы «Метинвеста» – крупнейшей частной компании Украины. Какое будущее ждет металлургический бизнес Рината Ахметова?

Спеціальний воєнний номер Forbes до Дня Незалежності

Спеціальний воєнний номер Forbes до Дня Незалежності

Цей матеріал із спеціального воєнного номеру Forbes до Дня Незалежності. Придбати його можна за цим посиланням. Редакція ставила за мету зробити об’єктивний зріз українського бізнесу, економіки, держави на шостому місяці війни. У номері ми віддаємо шану жертвам російського вторгнення.

В конце апреля пятитонная бомба пробила несколько этажей административного здания «Азовстали» и уничтожила бомбоубежище под ним. Людей там не было. «Накануне их эвакуировали в другое хранилище», – говорит генеральный директор «Азовстали» Энвер Цкитишвили, 60. Это, по его словам, единственный случай за время войны, когда укрытие завода не выдержало обстрелов.

34 бомбоубежища «Азовстали» могут вместить 12 000 человек. На пике у них одновременно находилось примерно 6000. Сколько всего мариупольцев нашли убежище на территории завода во время осады Мариуполя, неизвестно. Одни приходили, другие, переждав несколько дней, уходили, надеясь убежать из города, говорит Цкитишвили.

Апрельский взрыв изрядно ощутил ведущий инженер «Азовстали» Игорь Хаджава, 38. Вместе с женой и двумя детьми он переселился на завод 2 марта. Думали пробыть несколько дней, а застряли под землей на два месяца.

Последние дни апреля были самыми страшными, говорит Хаджава. 15 апреля две российские ракеты уничтожили здание над его хранилищем и завалили обломками два из трех выходов. «После этого мы почти не спали – боялись, что следующая бомба упадет на нас», – рассказывает он. Но ему повезло. 1 мая его вместе с семьей эвакуировали с завода. Последний украинский военный вышел из «Азовстали» 20 мая.

«Азовсталь» – это 11 кв. км промышленной зоны в центре Мариуполя. Завод расположен между рекой Кальмиус и Азовским морем. Он стал крепостью, которую защищали около 3000 украинских военных.

Сейчас Хаджава работает инженером на другом заводе «Метинвеста» – «Каметстали» в Каменском Днепропетровской области. Он мечтает вернуться в Мариуполь после победы и снова работать на Азовстале. «Я родился в Мариуполе, – говорит он. – Это мой дом, там остались мои родители».

До войны в «Метинвесте» было около 100 000 работников. Более трети из них, 35 000, – на предприятиях в Мариуполе, «Азовстале» и ММК им. Ильича. 8000 из них выехали на подконтрольную Украине территорию. Остальные эвакуировались в Россию или остались в Мариуполе, говорит гендиректор «Запорожстали» Александр Мироненко.

Около 300 сотрудников «Метинвеста» погибли, 6000 – мобилизованы.

24 февраля гендиректор «Метинвеста» Юрий Рыженков, 45, проснулся в пять утра от взрывов. Он до последнего не верил, что война начнется. «Это казалось бессмысленной авантюрой», – говорит Рыженков. Он был уверен, что Россия не сможет быстро блокиповать Мариуполь, поскольку город был защищен линией обороны, которую его жители построили еще в 2014 году.

24 февраля гендиректор «Метинвеста» Юрий Рыженков, 45, проснулся в пять утра от взрывов. Он до последнего не верил, что война начнется. /Фото Александр Чекменев

24 февраля гендиректор «Метинвеста» Юрий Рыженков, 45, проснулся в пять утра от взрывов. Он до последнего не верил, что война начнется. Фото Александр Чекменев

Для строительства этих рубежей заводы «Метинвеста» безвозмездно поставили слябы, говорит Цкитишвили. Траншеи с укрепрайонами обороняли город с востока и пролегали на север к Волновахе. «Российские военные не смогли их одолеть, поэтому подошли к городу с запада», – говорит он.

Мариупольцы тоже верили, что город выстоит, говорит директор по персоналу «Азовстали» Иван Голтвенко, 38. Его дед и отец тоже работали на заводе. Дед пережил германскую оккупацию Мариуполя. В 2014 году украинским военным удалось отстоять город. «Мы думали, что выстоим и в этот раз», – говорит Голтвенко.

Эта уверенность сыграла злую шутку. В начале марта россияне взяли город в кольцо. В блокаде оказались 350 000–400 000 жителей Мариуполя. «Сожалею, что мы сразу не приняли решение эвакуировать людей», – говорит Рыженков. Военные, по его словам, заверили руководство компании, что Мариуполь не упадет, а вышедшие из Крыма российские войска будут остановлены.

Слишком большой, чтобы упасть. Сможет ли Ринат Ахметов отстроить металлургическую империю /Фото 1

В блокаде оказались 350 000–400 000 жителей Мариуполя.

Незаменимые заводы

Артиллерийские обстрелы и бомбардировки Мариуполя начались 25 февраля. Руководство «Метинвеста» решило впервые со времен Второй мировой войны полностью остановить «Азовсталь» и ММК им. Ильича. «Попадание снаряда в работающий металлургический завод может привести к техногенной катастрофе, – объясняет Рыженков. – Остановка заводов заняла неделю».

Бои за город продолжались 80 дней. «Страшно было все время, – вспоминает Хаджава из «Азовстали». – Казалось, мир о нас забыл». По оценке премьер-министра Дениса Шмыгаля, оккупанты уничтожили 95% домов Мариуполя. Численность населения города уменьшилась втрое, до 100 000–120 000 человек, констатирует советник мэра Петр Андрющенко.

От «Азовстали» остались руины, ММК им. Ильича пострадал меньше, говорит Цкитишвили. С 2015 года «Метинвест» инвестировал в эти заводы $1,9 млрд. «Мы отбили эти инвестиции, но сейчас все понимают – это был риск», – говорит Рыженков.

Довоенная капитализация «Азовстали» и ММК им. Ильича составляла $10 млрд, сказал основной владелец «Метинвеста» Ринат Ахметов итальянскому телеканалу RAI. На предприятиях также хранилось сырье и готовая продукция на $1 млрд. По словам Цкитишвили, «Метинвест» планирует завершить предварительные подсчеты убытков до 1 сентября. «Эти убытки будут предъявлены России в международных судах», – говорит он.

Мариупольские заводы – ядро металлургического бизнеса «Метинвеста». В 2021 году они произвели 8,6 млн т стали, или 40% стали в стране.

Горнообогатительные комбинаты «Метинвеста» поставляли на эти заводы 35–40% своей железной руды.

Четверть продукции заводов продавалась в Украине, остальные уходили на экспорт, в частности в виде слябов для перекатных заводов «Метинвеста» в Англии и Италии. Европейские активы, на которые Метинвест отправлял слябы без квотирования, позволяли обходить ограничения на поставки проката в ЕС.

Из-за расположения в центре Европы и близости к портам бизнес-модель «Метинвеста» давала ему преимущество в борьбе с российскими конкурентами. Например, с группой НЛМК, использующей подобную бизнес-модель – поставляет слябы на свои заводы в Европе, где из них производится прокат. Разрушение мариупольских заводов предоставило НЛМК значительное преимущество, констатирует руководитель консалтинговой фирмы MCI Александр Сирык. Ситуация может измениться, если ЕС введет санкции против металлургических полуфабрикатов из России, говорит Сирык. «Этот сценарий вероятен», – считает он.

«Азовсталь» и ММК им. Ильича – единственные металлургические заводы в Украине, которые производили толстый прокат. Он используется в строительстве, тяжелом машиностроении и производстве военной техники. «Азовсталь» выпускала до 5000 т стали в год для военной техники, говорит Цкитишвили. Завод производил сталь толщиной от 6,5 мм до 200 мм. «Азовсталь» также была единственным предприятием в Украине, которое производило железнодорожные рельсы.

Утрата ММК им. Ильича и «Азовстали» – это проблема для послевоенной Украины, говорит генеральный директор «Запорожстали» Александр Мироненко. «Придется полагаться на импорт, когда будем восстанавливать инфраструктуру, мосты, железную дорогу», – говорит он.

В апреле «Запорожсталь» в сотрудничестве с «Каметсталью» наладили производство толстого листа. До войны «Запорожсталь» делала лист до 8 мм толщиной. На июль завод освоил изготовление листа 25 мм. «Толстым листом его можно назвать с большой натяжкой, – признает Мироненко. – Он пока невысокого качества».

Слишком большой, чтобы упасть. Сможет ли Ринат Ахметов отстроить металлургическую империю /Фото 2

2021-й был лучшим годом в истории «Метинвеста».

Не самый плохой год

2021-й был лучшим годом в истории «Метинвеста». Рекордно высокие мировые цены на руду и металлы принесли компании сверхприбыли. Доход вырос на 72%, до $18 млрд, EBITDA – в 3,2 раза, до $7 млрд, чистая прибыль – в девять раз, до $4,8 млрд. Экспорт обеспечил «Метинвесту» 80% продаж.

2022 год начинался тоже неплохо. На счетах компании насчитывалось почти $1,2 млрд. Ситуация на мировых рынках была привлекательна для металлургии, говорит Рыженков. Компания готовилась работать в условиях стабильного роста, а очутилась в центре континентальной войны. Вертикальная интеграция группы разрушена, компания отрезана от экспорта из-за блокады украинских морских портов.

Переориентация на пограничные переходы в Западной Украине увеличила стоимость логистики в три раза до $100–110/т, говорит гендиректор «Запорожстали» Мироненко. Увеличилось и время доставки продукции. По словам Мироненко, до войны доставка, например горячекатаного рулона, занимала 20 дней, сейчас товар может идти к потребителю два-три месяца.

Мировые цены на металлы и руду пошли вниз. По данным «Укрметаллургпрома», горячекатаный рулон с конца февраля по середину июля подешевел в 2,3 раза, до $545/т. Цены на железную руду на китайском рынке упали, по данным инвесткомпании Dragon Capital, на треть, на окатки – на 30%.

Выручка компании, по словам Рыженкова, сократилась на две трети, если сравнить с 2021 годом. В июне «Метинвест» остановил Ингулецкий и Южный горнообогатительные комбинаты, поскольку компания прекратила экспортировать железную руду.

Северный и Центральный ГОК продолжают работать, поскольку кроме железной руды они также производят окатки, которые, по словам Мироненко, выгодно поставлять в Европу.

Слишком большой, чтобы упасть. Сможет ли Ринат Ахметов отстроить металлургическую империю /Фото 3

«Либо мы сделаем ставку на то, что все быстро нормализуется, либо на то, что война будет продолжаться еще долго», – считает Рыженков.

В мае «Метинвест» остановил «Авдеевский коксохим». «Запорожсталь» работает на половину мощности, «Каметсталь» – на треть. Мощности «Покровскугля», крупнейшего производителя высококачественного коксующегося угля в Украине, задействованы на 80% – в 40 км от предприятия проходит линия фронта.

В июне «Метинвест» отправил в безвозмездный отпуск работников мариупольских предприятий, которые не устроились на другие предприятия группы. До этого компания выплачивала им две трети зарплаты. «Такое поведение очень нетипично для украинского бизнеса», – говорит глава киевского офиса Korn Ferry Роман Бондарь. На рынке, по его словам, доминируют более жесткие практики: сокращения до 50% штата, минимальные или отсутствующие исходные выплаты.

На других предприятиях группы трудоустроились 2000 мариупольцев, хотя вакансии открыты на 6000, говорит Мироненко. Де-факто это означает, что штат компании сократился на 33 000 человек.

2022 год – самый плохой в истории компании?

Кризис 2014-2015 годов был еще ужаснее, говорит Рыженков. Тогда из-за оккупации части Донбасса «Метинвест» потерял шесть заводов, были разорваны производственные цепочки, цены на металлы и руду упали к рекордно низким уровням, нужно было пройти пиковые выплаты по долгам. «Но 2022-й еще не закончился», – добавляет Рыженков.

«Метинвест» имеет запас прочности как минимум до конца года, говорит старший аналитик Dragon Capital Денис Саква. К началу мая на счетах компании было $582 млн, мировые цены позволяют покрывать операционные расходы, ближайшая выплата по евробондам ($180 млн) – в апреле 2023 года. «В этом году проблем у «Метинвеста» не должно быть», – говорит Саква.

Главный риск 2023 года – дальнейшее падение цен на руду и металлы, а также потеря активов, прежде всего «Покровскугля». Разрушение или захват этого предприятия лишит компанию источника поставок коксующегося угля, что может привести к остановке металлургических комбинатов, отмечает Саква.

«Трудные времена еще впереди», – соглашается Рыженков. Дальнейший простой предприятий может привести к массовым сокращениям. Это непростое решение, потому что компания рассчитывает максимально быстро восстановить объемы производства при стабилизации на фронте. Для восстановления потребуются профессионалы, умеющие работать на оборудовании компании, говорит гендиректор «Запорожстали» Мироненко. «Станки без людей – куча железа», – говорит он.

Но если война затянется, сокращений не избежать, считает Бондарь. Окончательное решение «Метинвест» примет до конца сентября, полагает Рыженков. «Либо мы сделаем ставку на то, что все быстро нормализуется, либо на то, что война будет продолжаться еще долго», – говорит он.

34 бомбоубежища «Азовстали» могут вместить 12 000 человек. На пике в них одновременно находились примерно 6000. Сколько всего мариупольцев нашли убежище на территории завода во время осады Мариуполя, неизвестно. /Фото Getty Images

34 бомбоубежища «Азовстали» могут вместить 12 000 человек. На пике в них одновременно находились примерно 6000. Сколько всего мариупольцев нашли убежище на территории завода во время осады Мариуполя, неизвестно. Фото Getty Images

Новая стратегия

Пока агрессор пытается захватить новые территории, компания переосмысливает свою стратегию. Задача неизменная – стать одним из ключевых игроков на европейском металлургическом рынке, говорит Рыженков. «Метинвест» хочет построить новый завод в Болгарии или Италии. Это, по словам CEO, обеспечит горнообогатительным комбинатам группы рынок сбыта.

Инвестиции в новые украинские активы компания возобновит только после войны. «Украина должна убедительно победить, чтобы возобновились инвестиции», – подчеркивает Рыженков.

К новым крупным проектам в Украине можно будет вернуться через два-три года после окончания войны, прогнозирует Мироненко. Столько времени, по его словам, займет возобновление логистических цепей, объемов производства, возврат старых и поиск новых сотрудников.

Компания рассматривает два возможных варианта восстановления своих активов в освобожденном от оккупантов Мариуполе. Ни один не предполагает реанимирования «Азовстали» на прежнем месте. Первый – восстановление ММК им. Ильича с расширением его технологических линий, которые были на «Азовстале». Примерная стоимость проекта, по словам Цкитишвили, – $15 млрд. Срок строительства – семь лет. Только на расчистку и подготовку площадки уйдут два-три года.

Второй вариант – строительство нового завода на новой территории. Этот сценарий быстрее, проще и дешевле, говорит Хаджава. Примерная стоимость этого проекта – $8–9 млрд.

А что с Донбассом? «Конец Донбасса наступил в 2014 году, – считает уроженец Донецка Рыженков. – Донбасс должен переродиться». До российского вторжения это был регион с устаревшей инфраструктурой, никому не нужными шахтами. Когда Украина победит, «Метинвест» готов участвовать в возрождении региона – построении новой инфраструктуры, новых предприятий. «Во-первых, там есть значительный ресурсный потенциал, – говорит Рыженков. – Во-вторых, есть много патриотов региона, готовых туда вернуться, если будет где работать».

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Специальный военный выпуск Forbes ко Дню Независимости

Специальный военный выпуск Forbes ко Дню Независимости

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине