Энергетическая империя Рината Ахметова. Что осталось от ДТЭК и сколько она теперь стоит /Фото Getty Images
Категория
Компании
Дата

Энергетическая империя Рината Ахметова. Что осталось от ДТЭК и сколько она теперь стоит

ДТЭК, энергетическая империя Рината Ахметова. Фото УНИАН. Коллаж Анна Наконечная Фото Getty Images

Из-за войны энергохолдинг Рината Ахметова ДТЭК потерял 70% своей стоимости, подсчитал Forbes. Какие потери понесла компания, как адаптировалась к войне и на чем планирует зарабатывать

Прошлый год был одним из самых успешных для самого богатого украинца Рината Ахметова. Его состояние, по подсчетам Forbes, в 2021 году выросло вдвое, до $13,7 млрд. За четыре месяца войны он обеднел втрое, до $4,6 млрд.

Тяжелая индустрия генерирует 90% выручки империи Ахметова. Один из ее столбов – горно-металлургический холдинг «Метинвест» – в 2021 году получил сверхприбыли благодаря высоким мировым ценам на руду. Доход компании вырос на 72% по сравнению с 2020 годом – до $18 млрд; EBITDA – в 3,2 раза, до $7 млрд.

Российские войска уничтожили две трети металлургического бизнеса Ахметова и разрушили вертикальную интеграцию выстраиваемой годами группы. В преддверии российского вторжения Forbes оценивал «Метинвест» в $11,4 млрд. Текущая оценка почти в четыре раза ниже – $3 млрд.

11 июля Ахметов также отказался от своего медиа-бизнеса, который до войны Forbes оценивал в $200 млн.

Другой столб империи – энергетический холдинг ДТЭК – избежал серьезных разрушений. Однако шестимесячный запас прочности уже иссяк. Выручка группы в 2020 году – 116 млрд грн, убыток – 13,9 млрд грн. «У нас большие проблемы с ликвидностью», – говорит в интервью Forbes Максим Тимченко.

Падение производства

Основа энергетического бизнеса Ахметова – «ДТЭК Энерго». До войны компания генерировала более 40% выручки группы, добывала 90% угля в Украине, контролировала около 70% тепловой генерации и занимала треть рынка электроэнергии.

Несмотря на эти показатели, ДТЭК планировала продавать тепловые электростанции и шахты в пользу «зеленой» генерации. В течение 10 лет компания хотела нарастить долю возобновляемой энергии в общем объеме реализации минимум на 24 п. п. – до 33%.

Из-за войны выручка «ДТЭК Энерго» упала на 20%, производство электроэнергии – на 30%, а доля на рынке электроэнергии снизилась до 20%.

Главная проблема «ДТЭК Энерго» – падение на 30–40% спроса на электроэнергию, говорит старший аналитик Dragon Capital Денис Саква. «Это оказывает давление на финансы компании, поскольку снизить постоянные расходы не так просто, – говорит он. – Например, шахты нуждаются в постоянных инвестициях на откачку воды, поддержку добычи».

Кроме того, компания потеряла контроль над Луганской ТЭС, захваченной российскими военными в первые дни войны. В марте Тимченко оценил потерю этой станции в $180 млн. ДТЭК также остановил находящуюся в оккупированном Энергодаре Запорожскую ТЭС. Криворожская и Кураховская станции находятся на линии фронта и постоянно подвергаются обстрелам.

Улучшить финансовое состояние компании может экспорт электроэнергии в ЕС, который Украина начала 30 июня. Цены в ЕС в три раза выше, чем в Украине. «ДТЭК может построить свою стратегию на экспорте дешевой украинской электроэнергии в ЕС», – говорит управляющий партнер консалтинговой компании Imepower Юрий Кубрушко.

Энергетическая империя Рината Ахметова. Что осталось от ДТЭК и сколько она теперь стоит /Фото 1

Ставка на уголь и газ

Несмотря на падение производства электроэнергии, ДТЭК пытается держать добычу угля на прошлогоднем уровне. Компания также планирует инвестировать в государственные шахты «Львовуголь», увеличив производство этого объединения в 2,5 раза в течение 2–3 лет.

Уголь в Украине и Европе пользуется огромным спросом, а цены на него на рекордном уровне, говорит Кубрушко. «Львовуголь» может интересовать ДТЭК под экспорт угля в Европу, поскольку транспортное плечо очень короткое», – говорит он.

До вторжения России в Украину в Европе царил тренд на скорую декарбонизацию и введение экологических налогов, говорит Кубрушко. ДТЭК строила свою стратегию под влиянием этого тренда.

После российской агрессии Европа может пойти на уступки по использованию угля для производства электроэнергии, чтобы снизить зависимость от российского газа. «Цель полностью отказаться от угля не исчезла, но сроки будут отсрочены на несколько лет», – говорит Кубрушко.

Это дает ДТЭК возможность отсрочить планы выхода из угольного бизнеса, учитывая, что ЕС вряд ли будет облагать Украину экологическими налогами, говорит Кубрушко. «Война внесла свои коррективы, но изменения не фундаментальны», – говорит Тимченко.

ДТЭК также пытается сохранить добычу газа на уровне прошлого года, несмотря на то что компания потеряла традиционных потребителей своего газа – промышленность Донецкой и Днепропетровской области. Сейчас компания вынуждена хранить свой газ в хранилищах. «Учитывая рекордные цены, ДТЭК может себе позволить закачивать газ в хранилища, рассчитывая продать его поближе к зиме», – говорит Саква.

Что осталось от металлургического бизнеса Рината Ахметова

Два крупнейших металлургических завода «Метинвест» – «Азовсталь» и ММК имени Ильича – находятся во временно оккупированном Мариуполе. Российские войска уничтожили 95% домов города. Степень повреждений ММК имени Ильича и «Азовстали» неизвестна.

В 2021 году они произвели 8,6 млн т стали, или 90% всей стали группы. На эти заводы приходилось 40% всего довоенного производства металлопродукции. В целом металлургический сектор обеспечивал около 80% доходов «Метинвеста».

Война и утрата этих активов существенно ударили по капитализации. В преддверии российского вторжения Forbes оценивал «Метинвест» в $11,4 млрд. Текущая оценка почти в четыре раза ниже – $3 млрд. Она позволяет «Метинвесту» оставаться самой дорогой частной компанией страны.

«Зеленая» стратегия

ДТЭК не отказывается от планов к 2040 году стать углеродно-нейтральной компанией. «Конечно, из-за войны эти темпы замедлились», – говорит Тимченко.

По состоянию на середину 2021 года, компания инвестировала в строительство ветровых и солнечных электростанций в Украине €1,5 млрд. ДТЭК принадлежит 1 ГВт из более 9 ГВт «зеленых» мощностей в стране.

Более половины станций ДТЭК – это ветровые электростанции, которые находятся на оккупированных территориях. Сейчас они остановлены. Работают только солнечные электростанции. Из-за закрытия ветровых электростанций производство «зеленой» энергии компанией упало на 70%.

Не меньшая проблема для бизнеса Ахметова – это ограничение «зеленого» тарифа на уровне 15 %. «Это примерно 60 копеек за киловатт, – говорит Саква. – Этого тарифа может не хватать даже на операционную деятельность».

Тимченко рассчитывает, что государство возобновит полноценные выплаты по «зеленому» тарифу. В свою очередь, ДТЭК планирует возобновить строительство своей ветровой электростанции, которое было остановлено из-за войны. «Это будет мощным сигналом для инвесторов», – говорит Тимченко.

Возобновляемая энергетика остается стратегическим направлением для ДТЭК, говорят Саква и Кубрушко. Мир вошел в период высоких цен на энергоносители. «Поэтому даже без «зеленого» тарифа инвестиции в ветровые электростанции имеют смысл», – считает Саква.

Новые станции возобновляемой энергетики ДТЭК будет строить с прицелом на экспорт в Европу, прогнозирует Кубрушко. Для этого ДТЭК рассчитывает привлечь часть инвестиций, направленных на послевоенное восстановление Украины. «В этих проектах ДТЭК будет участвовать одним из первых, – говорит Тимченко. – Мы в этом очень заинтересованы».

Материалы по теме