Вікторія Тігіпко, засновниця TA Ventures /из личного архива
Категория
Инновации
Дата

«Дежавю из 2014-го». Основательница TA Ventures Виктория Тигипко о том, почему украинские стартапы не получают инвестиций во время войны. Интервью

Виктория Тигипко, основательница TA Ventures Фото из личного архива

Украинские стартапы устояли перед большой войной, но это не значит, что инвесторы с радостью выписывают чеки. Их аргумент – риск остается риском, пока команды не могут уехать в безопасное место. Что с этим можно сделать, рассказывает основательница самого активного украинского венчурного фонда TA Ventures Виктория Тигипко

Forbes запустил YouTube-проект «Країна героїв». Смотрите новый эпизод о Тарасе Чмуте и фонде «Повернись живим»

Forbes публикует сокращенную и отредактированную для понятности версию разговора.

Я записываю это интервью в бомбоубежище во время очередной воздушной тревоги и обстрелов Киева. Вы – в США. Как, по вашим впечатлениям, в американских инвест-кругах воспринимают перспективы инвестиций в украинские стартапы на фоне событий последних недель?

Реальная картина такова: готовы поддерживать стартапы, диверсифицирующие украинский бэк-офис на европейские или американские территории. Такая же ситуация была в 2014 году. Это как дежавю.

Я проводила конференции IDCEE (Investorʼs Day Central and Eastern Europe) с 2010-го. Уровень – более 200 стартапов из Центральной и Восточной Европы. Первый год было очень тяжело, наши стартапы были совсем не готовы делиться метриками, данными и прочим.

В 2011-м они уже увидели, как делают питчи, как работают иностранные стартапы. Все начало развиваться. Но после 2014 года фонды говорили, что форс-мажор есть форс-мажор, война есть война. Мол, можно говорить что угодно, но если стартапы не в безопасности, для нас это финиш. Такой «мораторий» был минимум на два года.

Сейчас аналогично. Даже если бизнес не связан с перемещением продукции, а делает чистый софт с более 50% мужчин команды в Украине – это риск для инвестиций. Потому сейчас большую работу выполняет государство, Министерство цифровой трансформации, Михаил Федоров, Александр Борняков.

О чем именно идет речь?

Многие поддерживают идею сформировать интеллектуальный фонд нации. Что это значит? К примеру, минимум 30% мужской части команды компании по специальным квотам должны быть временно перемещены на другие территории и быть в безопасности. Женщин не учитываем – они могут уезжать за границу.

Стартапы, технологичный и не только бизнес нужно частично перемещать на безопасные территории. Или давать мужчинам возможность, скажем, на полгода уезжать за границу. Бизнес нельзя делать исключительно онлайн, без поездок и нетворкингов.

Наша портфельная компания Party Space частично переехала в Сан-Франциско и Лиссабон, более половины команды перевезли в Португалию и Европу. Потому что фонды прямо говорят: если более половины мужской команды будет в безопасности, мы пойдем на этот риск.

Интеллектуальный фонд нации – все, кто производит так называемый эффект мультипликатора. И стартапы, и бизнес, и ту его часть, которая провоцирует новые формы международного развития, нужно отпускать. Им нужно дать возможность развиваться, уезжать, возвращаться. Никто не собирается убегать. Нас уже трудно чем-то испугать. Поэтому нужно быстро «дожать» этот проект.

Мы должны строить прозрачное транспарентное диджитальное государство. Это единственный выход.

Как в общем настроены американцы?

В первый день войны наши стартапы, каждый человек начали трясти свои связи и собирать все: от двух-трех бронежилетов до очень больших вещей.

Для людей в США это феномен: вся Украина подняла свои связи без генеральной команды. Все просто «взяли под козырек». И уже какой день войны Украина на повестке дня у всех медиа – тоже феномен.

Второе, что было важно – призыв ко всему миру не молчать. Мы не должны допустить (и мы уже не допустили), чтобы Украина вышла из мировой повестки дня, как это было, например, с Афганистаном.

Третье – мы должны строить прозрачное транспарентное диджитальное государство. Это единственный выход. Взять квинтэссенцию лучшего в Эстонии, Южной Корее, Израиле и адаптировать. Сделать банковский рай, как в Монако. Сделать полностью цифровой подход, исключающий возможность коррупции. Сделать упрощенную систему налогообложения. Сегодня это нужно, чтобы люди оставались в бизнесе.

В июне вы говорили, что собираете третий фонд TA Ventures на $75 млн . Планы в силе?

В первом фонде мы инвестировали $47 млн в 148 компаний. Совершили 65 экзитов и еще три сделаем до конца этого года. Это отличный показатель, общий net ARR по фонду – более 26%. Портфель, еще оставшийся в первом фонде, продолжает расти.

Второй фонд мы открыли в мае 2021 года, инвестировали из него уже в 70 компаний. Закрыть его должны были еще в феврале, но началась война, и часть украинских LP не смогла присоединиться. Поэтому он закрылся 8 апреля, мы подняли $33,3 млн, хотя цель была $50 млн.

Третий фонд поднимем без проблем, потому что сменили стратегию. Начинаем привлечение в октябре, цель – $20 млн. Современные новые фонды, если ориентируются на ранние стадии, должны быть маленькими и мобильными. Мы хотим быть в этом тренде.

Условно, ежегодно должны поднимать $20 млн и инвестировать в 30–50 компаний на стадиях pre-seed и seed. 60% инвестиций в США, 20% – в Европу, в том числе в Южную и DACH (Германию, Австрию, Швейцарию). Еще по 10% – на Латинскую Америку (Бразилия и Мексика) и Индию, Вьетнам и Израиль.

Еще один пункт новой стратегии – каждые три года делать больший фонд на $75–150 млн в зависимости от ситуации. С него будут инвестировать в 10–15 лучших стартапов наших предыдущих фондов на стадии роста. Это право в первую очередь будет у LP всех предыдущих фондов, друзей и семьи. В основном, наши инвесторы – предприниматели, украинцы, живущие в Украине и во всем мире, и техпредприниматели из Европы.

Также делаем огромный фокус на демократизацию венчурных инвестиций. Для этого уже более трех лет существует клуб ангельских инвесторов ICLUB Global.

Как он сейчас работает? Украинские ангелы свернули деятельность во время войны?

В Украине 70% наших членов клуба поставили инвестиции на паузу. А у нас только в Украине их было больше 300.

Сейчас мы расширили нетворк: работаем в Польше, на Кипре, в Монако, Лондоне, Цюрихе, других городах. Скоро открываемся в Лиссабоне, Вене. 17 ноября – в Сингапуре, в следующем году – в Бангкоке, Баку, Барселоне и Милане. Там уже есть партнеры.

Делаем гиперфокус на украинцах и людях из стран бывшего СНГ, но без россиян. Это люди, имеющие свой бизнес или работающие на крупных корпорациях. Мы формируем «землячество», которое потом может помогать друг другу уже за пределами ICLUB. Это как свое DAO.

Такое же сообщество – Wtech, сугубо женское коммьюнити украинок. Они знакомятся в общем чате в каждой стране и помогают друг другу. Нас уже более 5000 в 10 странах. Несколько дней назад открыли Wtech в Вашингтоне, на очереди – Нью-Йорк, Майами, Сан-Франциско, Лос-Анджелес.

Я очень верю в силу землячества, в силу украинского ДНК. Цель на три года – нарастить сообщество Wtech до 50 000 человек. Для ICLUB – 5000 членов.

Насколько активно ангелы сейчас входят в сделки TA Ventures?

Каждый год мы инвестируем 35–50 компаний, большинство из них показываем ICLUB. Они могут инвестировать вместе с нами чеками от $10 000.

В 2021-м ICLUB принял участие в 23 сделках, инвесторы совершили пять экзитов. В этом году – 25 сделок и один экзит.

На сегодняшний день 25–30% инвесторов диверсифицируются в венчурный класс активов, особенно в раннюю стадию. Стадии роста трансформируются и возвращаются на уровень нормальных оценок 2019 года.

Оценки стартапов на ранних стадиях как подрастали на 5–6% ежегодно, так и подрастают.

Оценки стартапов на ранних стадиях как подрастали на 5–6% ежегодно, так и подрастают.

Чтобы полностью демократизировать венчурную активность, мы запустили ICLUB Online. К платформе ежемесячно присоединяется 100 новых членов. От запуска платформы они присоединились к 20 сделкам. Экзитов еще не было – прошло немного времени.

Обычный ICLUB делает встречи каждый последний четверг месяца – они говорят о трендах, компаниях, в которые проинвестировали. ICLUB Online инвестирует на онлайн-платформе анонимно, не зная друг друга. Но могут заходить с небольшим чеком – $10 000. Со следующего года мы уменьшаем его до $5000 и даже $1000.

Какие глобальные тренды, по вашему мнению, сейчас больше всего влияют на техиндустрию?

Украине очень важна армия дронов, за которой стоим все мы. Это детище Михаила Федорова. И ужасно, что нам не дают возможность покупать запчасти. Это нужно «поломать» на уровне лобби в Вашингтоне, Европе и других центрах.

Макроэкономическая ситуация зависит от всего мира и меняется каждый день. Все прогнозы не имеют никакой пользы. Если завтра Китай не удержит свои инфляционные моменты – а у них сейчас много внутренних макроэкономических вопросов – это повлечет за собой все. И это тоже супер-колокольчик.

У многих компаний из нашего портфеля, что-то производивших в Китае, сегодня задача – вывести оттуда 50% производства. На следующем этапе – 75%, а затем – выйти полностью. Потому что Китай – реальная угроза.

Сейчас на столе у президента лежит закон об электронном резидентстве . Как вы его оцениваете?

Положительно. Хотя все вопросы нужно рассматривать и всегда есть что добавить.

Я большой фан всего, что делает Михаил Федоров, Александр Борняков, их министерство и Минэкономики. Я интегрирована в беседы с топовыми инвестфондами и инвестбанкирами. В Украине перспектива есть, и очень классная. Но чрезвычайно сложно делать приоритет на экономических вопросах, когда нужно разгребать возникающие из-за войны завалы.

Я тоже фанат «золотых паспортов». Таиланд выдает «золотую визу» за $20 000. Украина – суперместо, поэтому цена должна быть адекватной. $50 000–100 000 – это реально.

Как первый шаг – если кто-то за $25 000 или $50 000 купит украинский паспорт, это будет большая победа в восстановлении диджитального государства.

Что нужно делать Украине уже сейчас, не дожидаясь победы?

Делать из Украины новое государство, которое очень быстро формирует из США тестовые коридоры для всего новейшего – милитари-тех, кибер-тех, диджитал.

Моя команда разработала карту стартапов вместе с Минцифрой и ЮНИСЕФ. Там есть самые необходимые сектора, которым сегодня нужно уделять внимание развитию будущего Украины. Это и логистика, и доставка, и дроны, и беспилотники, и автономное выращивание протеинов, вертикальные фермы. В общем все, что может сделать государство, и не только наше, автономным.

Еще один момент – почему мы отдаем Монако и Дубаю заработок на криптах и финансах? Должны дать тем, кто инвестирует, специальные льготы, которые будут гарантированы государством, несмотря на изменения во власти. Инвесторы будут заинтересованы, если мы затянем сюда капитал и прогарантируем его на 90–100%.

Поможет, если компании можно будет создавать онлайн без требования находиться в Украине полгода. Например, в Дубае действуют специальные условия, когда иностранцам – владельцам бизнеса нужно приезжать всего три раза в год. Мы можем сделать условие приезжать раз в год или вообще делать все полностью онлайн.

Но делать и действовать нужно уже сегодня, а не ждать конца войны.

Материалы по теме
Новый выпуск Forbes Ukraine

Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине