Битва за айтишников. Благодаря войне дотационное Закарпатье хочет стать IT-центром, но не всем это нравится. Может ли регион повторить успех Львова /Shutterstock
Категория
Инновации
Дата

Битва за айтишников. Благодаря войне дотационное Закарпатье хочет стать IT-центром, но не всем это нравится. Может ли регион повторить успех Львова

Shutterstock

С начала войны концентрация айтишников в Закарпатье выросла в десятки раз – по разным оценкам, туда эвакуировались до 35 000 специалистов. Местные власти увидели в этом шанс для экономики и срочно создают национальный IT-кластер. Главный соблазн – обещание забронировать сотрудников IT-компаний от мобилизации. Условие простое: зарегистрировать бизнес в области.

Как это будет работать? Четких инструкций или механизмов нет даже на бумаге. Есть ли у Закарпатья шансы с колес скопировать успех Львова

Як мотивувати команду не збавляти темп у надскладних умовах? Дізнайтесь 25 квітня на форумі «Надлюди» від Forbes. Купуйте квиток за посиланням!

От тысячи до тысяч: как приросло IT-сообщество во время войны

У ужгородского аутсорсера PettersonApps, основанного в 2016-м, три офиса и полторы сотни сотрудников. Трех новичков наняли уже во время войны. Из «доморощенных» игроков мы – одни из самых больших, оценивает CEO Олег Островерх.

В столице области работают небольшие филиалы американского Astound Commerce и украинского SoftServe. Новый закарпатский офис львовская компания открыла в середине декабря – по плану на 2022 год команда должна была вырасти до 150 человек. Офис-убежище EPAM на 300 сотрудников появился в городе уже во время войны.

По сравнению со Львовом, Харьковом или Киевом, это капля в море. На 23 февраля в области было зарегистрировано 2281 IT-ФЛП, свидетельствуют данные Опендатабота. Меньше – только в Луганской области. Подсчеты властей еще скромнее. До войны в Закарпатье было около тысячи IT-специалистов, оценивает заместитель председателя местной ОВА Александр Пацкан. Он курирует вопросы цифрового развития региона, а теперь еще и создания IT-кластера.

Запад Украины стал центром эвакуации для IT-бизнеса, но массовая миграция уже прекратилась. За месяц GlobalLogic вывез из центральных и восточных регионов более половины команды – 4000 специалистов вместе с родными. «Последние автобусы уехали из Киева и Харькова полупустыми», – говорит старший вице-президент по стратегии GlobalLogic Андрей Яворский. Большинство сотрудников осели вокруг двух львовских офисов, остальные перебрались в Ивано-Франковскую, Черновицкую области. Две сотни сотрудников – в Закарпатье.

В общей сложности область приняла 35 000 айтишников, оценивают в ОВА. Пацкан опирается на данные львовского и харьковского кластеров – до 25 000. «Если мы хотя бы 30% оставим здесь, в Закарпатье будет экономический прорыв», – говорит он.

Закарпатская область – дотационная. В 2022-м должна получить 45,9 млн грн из госбюджета на проведение отопительного сезона и оплату энергоносителей. Строить машиностроительные заводы или металлургические предприятия среди лесов и гор – невозможно, продолжает Пацкан. Один из крупнейших «трудных» местных бизнесов – «Еврокар» с выручкой более 2,7 млрд грн в 2020-м – в ауте из-за войны. С марта официальный дистрибьютор ŠKODA заморозил отгрузку новых автомобилей. Завод в Соломоново, где их собирали, остановили – вместо конвейеров работает гуманитарный штаб.

IT-компаниям тяжелая инфраструктура ни к чему, важнее всего стабильный интернет. «Есть какие-то свои нюансы, но в целом его достаточно для работы», – говорит Островерх. В ближайшее время он планирует приобрести для PettersonApps терминал Starlink. Еще десять комплектов для спутникового интернета Илона Маска области подарили коллеги из Львовского IT-кластера.

Кроме связи глава ОВА Виктор Никита обещает найти локации для офисов и коворкингов, помочь с юридическими формальностями. Есть ли прогресс с самыми главными вопросами?

Что создают в Закарпатье и при чем здесь Майкл Портер из Гарвардской школы бизнеса и калифорнийские винодельни

(нажмите "Читать больше")

В Украине IT-кластеры – это общественные организации, помогающие IT-бизнесу и местным чиновникам понять друг друга и плодотворно работать. По такому принципу действуют и в Закарпатье: создают общественный союз. В координационный совет отобрали 12 крупных компаний, в том числе Astound Commerce, SoftServe, Sigma Software, Genesis, EPAM, Intellias, Parimatch Tech.

Но отец термина «экономический кластер» – профессор Гарвардской школы бизнеса Майкл Портер – описывает его гораздо шире. Это уникальная модель экономического развития, в ее основе географическая концентрация бизнесов, государственных органов и учебных заведений в одном месте. Всех людей, живущих и работающих там, держит вместе «социальный клей», считает Портер. Все строится на личных отношениях, контактах и ощущениях общего интереса.

Классический пример – «винный кластер» на севере Калифорнии. Там вокруг виноделен и виноградников выросли сотни других бизнесов – от производителей бочек и посадочного материала до тематических медиа и рекламных агентств.

Украинский пример – Львов, где IT-бизнес развивается с начала 90-х. До войны там работало около 30 000 специалистов. За месяц боевых действий в Украине – в городе и области уже 70 000 – 100 000 айтишников. «Львов принял больше всех, потому что он лучше всех подготовлен к этому инфраструктурно», – говорит Яворский из GlobalLogic.

Может ли стать Закарпатье кластером в понимании Портера? В область, по данным ОВА, приехало около 400 000 переселенцев. В 120-тысячном одноэтажном Ужгороде это чувствуется особенно сильно. «Доехать на работу практически нереально: пробки утром, вечером и в обед», – говорит Пацкан. Помимо главного города региона IT-бизнес готов рассматривать Мукачево, Хуст и Берегово. Географическая концентрация айтишников в одной из самых маленьких областей складывается сама собой.

Что их задерживает? Можно быть очень близко к Европе, но при этом оставаться в Украине, говорит Островерх из PettersonApps. От центра Ужгорода до словацкой границы – несколько километров. После войны более 80% IТ-специалистов, переехавших в пределах Украины, планируют вернуться домой, свидетельствует опрос DOU.

Игра на скорость

В мирное время один инженер IT-компании, по расчетам GlobalLogic, создавал 3-4 дополнительных рабочих места. Война удвоила эту цифру, ведь айтишники теперь поддерживают и потерявших работу близких, уверен Яворский. «У меня сейчас на содержании человек десять, хотя раньше были только жена и дочь», – добавляет он.

Для экономического прорыва Закарпатью нужны еще и налоги в бюджет, а значит, и перерегистрация бизнеса и ФЛП из других регионов. «Это мародерство», – эмоционально отреагировал на инициативу закарпатцев в комментарии AIN один из основателей Харьковского IT-кластера и владелец агентства Promodo Александр Колб.

Полтысячи IT-компаний приносят разбомбленной оккупантами Харьковской области около 170 млн грн в месяц. «Мы победим, вместе всё отстроим и будем ждать вашего возвращения на родную Харьковщину», – заявил IT-сообществу глава ОВА Олег Синегубов.

Перерегистрировать бизнес – сложный процесс, до конца неясно, как это делать в условиях войны, дипломатично отмечает Яворский. «Мы платим налоги в стране», – отмечает он. Финального решения у Закарпатской ОВА нет – наскоро созданный координационный совет кластера работает всего несколько дней.

Аналогичная ситуация с бронированием специалистов от армии, признает Пацкан. Несмотря на релокацию под пулями, IT-отрасль продолжает работать – 40% компаний полностью возобновили работу, свидетельствует исследование Ассоциации IT Ukraine. Более трети удалось сохранить всех заказчиков и контракты. «Одним из критических для IT-бизнеса вызовов остается дальнейшая мобилизация специалистов без военного опыта», – подчеркивает исполнительный директор ассоциации Константин Васюк.

Впервые публично не мобилизовать айтишников, приносящих деньги в страну, предложил глава Минцифры Михаил Федоров. Дискуссия продолжается, но пошаговой инструкции до сих пор нет. Откуда оптимизм у закарпатцев? ОВА удалось забронировать 700–800 связистов и техников, обслуживающих местные сети, рассказывает Пацкан.

Процедура растянулась на 2,5 недели. Списки прошли через Минобороны, где отсеяли людей с важными для армии специальностями, попали в Минэкономики и, наконец, в местные военкоматы. «С набитыми шишками, с проблемами, но все же какой-то механизм мы выработали», – говорит Пацкан. Он надеется, что этот рецепт может сработать и для айтишников.

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине