Битва за айтишников. Благодаря войне дотационное Закарпатье хочет стать IT-центром, но не всем это нравится. Может ли регион повторить успех Львова /Фото Shutterstock
Категория
Инновации
Дата

Битва за айтишников. Благодаря войне дотационное Закарпатье хочет стать IT-центром, но не всем это нравится. Может ли регион повторить успех Львова

Shutterstock

С начала войны концентрация айтишников в Закарпатье выросла в десятки раз – по разным оценкам, туда эвакуировались до 35 000 специалистов. Местные власти увидели в этом шанс для экономики и срочно создают национальный IT-кластер. Главный соблазн – обещание забронировать сотрудников IT-компаний от мобилизации. Условие простое: зарегистрировать бизнес в области.

Как это будет работать? Четких инструкций или механизмов нет даже на бумаге. Есть ли у Закарпатья шансы с колес скопировать успех Львова

От тысячи до тысяч: как приросло IT-сообщество во время войны

У ужгородского аутсорсера PettersonApps, основанного в 2016-м, три офиса и полторы сотни сотрудников. Трех новичков наняли уже во время войны. Из «доморощенных» игроков мы – одни из самых больших, оценивает CEO Олег Островерх.

В столице области работают небольшие филиалы американского Astound Commerce и украинского SoftServe. Новый закарпатский офис львовская компания открыла в середине декабря – по плану на 2022 год команда должна была вырасти до 150 человек. Офис-убежище EPAM на 300 сотрудников появился в городе уже во время войны.

По сравнению со Львовом, Харьковом или Киевом, это капля в море. На 23 февраля в области было зарегистрировано 2281 IT-ФЛП, свидетельствуют данные Опендатабота. Меньше – только в Луганской области. Подсчеты властей еще скромнее. До войны в Закарпатье было около тысячи IT-специалистов, оценивает заместитель председателя местной ОВА Александр Пацкан. Он курирует вопросы цифрового развития региона, а теперь еще и создания IT-кластера.

Запад Украины стал центром эвакуации для IT-бизнеса, но массовая миграция уже прекратилась. За месяц GlobalLogic вывез из центральных и восточных регионов более половины команды – 4000 специалистов вместе с родными. «Последние автобусы уехали из Киева и Харькова полупустыми», – говорит старший вице-президент по стратегии GlobalLogic Андрей Яворский. Большинство сотрудников осели вокруг двух львовских офисов, остальные перебрались в Ивано-Франковскую, Черновицкую области. Две сотни сотрудников – в Закарпатье.

В общей сложности область приняла 35 000 айтишников, оценивают в ОВА. Пацкан опирается на данные львовского и харьковского кластеров – до 25 000. «Если мы хотя бы 30% оставим здесь, в Закарпатье будет экономический прорыв», – говорит он.

Закарпатская область – дотационная. В 2022-м должна получить 45,9 млн грн из госбюджета на проведение отопительного сезона и оплату энергоносителей. Строить машиностроительные заводы или металлургические предприятия среди лесов и гор – невозможно, продолжает Пацкан. Один из крупнейших «трудных» местных бизнесов – «Еврокар» с выручкой более 2,7 млрд грн в 2020-м – в ауте из-за войны. С марта официальный дистрибьютор ŠKODA заморозил отгрузку новых автомобилей. Завод в Соломоново, где их собирали, остановили – вместо конвейеров работает гуманитарный штаб.

IT-компаниям тяжелая инфраструктура ни к чему, важнее всего стабильный интернет. «Есть какие-то свои нюансы, но в целом его достаточно для работы», – говорит Островерх. В ближайшее время он планирует приобрести для PettersonApps терминал Starlink. Еще десять комплектов для спутникового интернета Илона Маска области подарили коллеги из Львовского IT-кластера.

Кроме связи глава ОВА Виктор Никита обещает найти локации для офисов и коворкингов, помочь с юридическими формальностями. Есть ли прогресс с самыми главными вопросами?

Что создают в Закарпатье и при чем здесь Майкл Портер из Гарвардской школы бизнеса и калифорнийские винодельни

(нажмите "Читать больше")

В Украине IT-кластеры – это общественные организации, помогающие IT-бизнесу и местным чиновникам понять друг друга и плодотворно работать. По такому принципу действуют и в Закарпатье: создают общественный союз. В координационный совет отобрали 12 крупных компаний, в том числе Astound Commerce, SoftServe, Sigma Software, Genesis, EPAM, Intellias, Parimatch Tech.

Но отец термина «экономический кластер» – профессор Гарвардской школы бизнеса Майкл Портер – описывает его гораздо шире. Это уникальная модель экономического развития, в ее основе географическая концентрация бизнесов, государственных органов и учебных заведений в одном месте. Всех людей, живущих и работающих там, держит вместе «социальный клей», считает Портер. Все строится на личных отношениях, контактах и ощущениях общего интереса.

Классический пример – «винный кластер» на севере Калифорнии. Там вокруг виноделен и виноградников выросли сотни других бизнесов – от производителей бочек и посадочного материала до тематических медиа и рекламных агентств.

Украинский пример – Львов, где IT-бизнес развивается с начала 90-х. До войны там работало около 30 000 специалистов. За месяц боевых действий в Украине – в городе и области уже 70 000 – 100 000 айтишников. «Львов принял больше всех, потому что он лучше всех подготовлен к этому инфраструктурно», – говорит Яворский из GlobalLogic.

Может ли стать Закарпатье кластером в понимании Портера? В область, по данным ОВА, приехало около 400 000 переселенцев. В 120-тысячном одноэтажном Ужгороде это чувствуется особенно сильно. «Доехать на работу практически нереально: пробки утром, вечером и в обед», – говорит Пацкан. Помимо главного города региона IT-бизнес готов рассматривать Мукачево, Хуст и Берегово. Географическая концентрация айтишников в одной из самых маленьких областей складывается сама собой.

Что их задерживает? Можно быть очень близко к Европе, но при этом оставаться в Украине, говорит Островерх из PettersonApps. От центра Ужгорода до словацкой границы – несколько километров. После войны более 80% IТ-специалистов, переехавших в пределах Украины, планируют вернуться домой, свидетельствует опрос DOU.

Игра на скорость

В мирное время один инженер IT-компании, по расчетам GlobalLogic, создавал 3-4 дополнительных рабочих места. Война удвоила эту цифру, ведь айтишники теперь поддерживают и потерявших работу близких, уверен Яворский. «У меня сейчас на содержании человек десять, хотя раньше были только жена и дочь», – добавляет он.

Для экономического прорыва Закарпатью нужны еще и налоги в бюджет, а значит, и перерегистрация бизнеса и ФЛП из других регионов. «Это мародерство», – эмоционально отреагировал на инициативу закарпатцев в комментарии AIN один из основателей Харьковского IT-кластера и владелец агентства Promodo Александр Колб.

Полтысячи IT-компаний приносят разбомбленной оккупантами Харьковской области около 170 млн грн в месяц. «Мы победим, вместе всё отстроим и будем ждать вашего возвращения на родную Харьковщину», – заявил IT-сообществу глава ОВА Олег Синегубов.

Перерегистрировать бизнес – сложный процесс, до конца неясно, как это делать в условиях войны, дипломатично отмечает Яворский. «Мы платим налоги в стране», – отмечает он. Финального решения у Закарпатской ОВА нет – наскоро созданный координационный совет кластера работает всего несколько дней.

Аналогичная ситуация с бронированием специалистов от армии, признает Пацкан. Несмотря на релокацию под пулями, IT-отрасль продолжает работать – 40% компаний полностью возобновили работу, свидетельствует исследование Ассоциации IT Ukraine. Более трети удалось сохранить всех заказчиков и контракты. «Одним из критических для IT-бизнеса вызовов остается дальнейшая мобилизация специалистов без военного опыта», – подчеркивает исполнительный директор ассоциации Константин Васюк.

Впервые публично не мобилизовать айтишников, приносящих деньги в страну, предложил глава Минцифры Михаил Федоров. Дискуссия продолжается, но пошаговой инструкции до сих пор нет. Откуда оптимизм у закарпатцев? ОВА удалось забронировать 700–800 связистов и техников, обслуживающих местные сети, рассказывает Пацкан.

Процедура растянулась на 2,5 недели. Списки прошли через Минобороны, где отсеяли людей с важными для армии специальностями, попали в Минэкономики и, наконец, в местные военкоматы. «С набитыми шишками, с проблемами, но все же какой-то механизм мы выработали», – говорит Пацкан. Он надеется, что этот рецепт может сработать и для айтишников.

Материалы по теме