Главные мозги компании. Как мыслят, сколько зарабатывают и чем занимаются те, кто возглавляет отделы по инновациям и разработкам   /Фото из личного архива
Категория
Инновации
Дата

Главные мозги компании. Как мыслят, сколько зарабатывают и чем занимаются те, кто возглавляет отделы по инновациям и разработкам  

Слева направо: Николай Такзей, Николай Максименко, Эмануэле Вольпе и Роман Смишко. Иллюстрация Анна Наконечная Фото из личного архива

Украинский бизнес прирастает R&D-департаментами. Кто их возглавляет и чем они занимаются

«В науке результатов исследования можно ждать годами, а в бизнесе продукт выходит на рынок спустя несколько месяцев», – говорит Николай Максименко, 34. Он руководит R&D‑департментом крупнейшей украинской IT‑компании SoftServe.

Максименко больше похож на ученого, чем на топ‑менеджера. Высокий, с седеющей шевелюрой и хорошо поставленной речью, он едва не стал тем, кого принято называть «талантливыми выходцами из Украины».

Отучившись на факультете теоретической физики Львовского университета, Максименко защитил кандидатскую в Институте физики конденсированных систем НАНУ. Параллельно работал тележурналистом и играл на гитаре в своей группе. «Начинали с рока, но пришли к техно»,– скромно улыбается он.

В 2012 году Максименко уехал из страны. Учился и работал в Институте физики сложных систем Макса Планка (Дрезден) и Научно‑исследовательском институте Вайцмана (Тель‑Авив). Специализировался на прикладной работе с квантовыми системами – Святым Граалем компьютерных наук.

Квантовые компьютеры используют для вычислений кубиты, то есть отдельные атомы или фотоны, которые находятся в суперпозиции, могут быть и нулем, и единицей одновременно. Это радикально ускоряет вычисления. Пока обычный компьютер выполнит тысячу операций, квантовый – сделает две в тысячной степени. Обычный суперкомпьютер будет 10 000 лет вычислять то, что квантовая ЭВМ на 53 кубита посчитает за два с половиной дня. Проблема в том, что достичь их стабильной работы невероятно сложно.

После практики и учебы Максименко снова вспомнил о техно – только в этот раз речь шла про BigTech. Устроиться хотел в Google или Samsung. Но львовский SoftServe искал ученых в исследовательскую группу, и Максименко вернулся в родной город. Через два года компания предложила ему возглавить R&D‑отдел.

SoftServe переживает трансформацию из классического аутсорсера в поставщика инновационных решений и вместо вчерашних студентов взялся за рекрутинг ученых. «Доктора наук редко слушают не докторов наук», – пожимает плечами Максименко. За три года его отдел вырос с 18 до 70 человек.

Украинский IT‑сектор – главный работодатель для R&D‑директоров, то есть глав по разработке и исследованиям. Всего таких специалистов в стране около 1600 человек, прикидывает глава по развитию бизнеса Alcor Сергей Овчаренко. Эта фирма «под ключ» открывает для иностранных стартапов и корпораций офисы разработки в Украине.

Инфографика Леонид Лукашенко

Инфографика Леонид Лукашенко

«Все начинается с директора, вокруг него и строится отдел», – рассказывает Овчаренко. Офисы по разработке в Украине открыли Samsung, Siemens, Huawei – всего около 100 компаний из списка Fortune 500. Термин R&D‑директор не должен вводить в заблуждение: в украинском контексте это зачастую высококлассный проектный менеджер, который не входит в круг первых лиц глобальной компании. По оценке CNA International, такие специалисты зарабатывают от $100 000 до $200 000 в год без учета опционов и бонусов. Для бизнеса с украинскими корнями, особенно из традиционных индустрий, запуск своего R&D – вопрос выживания, а не просто доступа к офшорным программистам. Разработки нужны, чтобы конкурировать на глобальном рынке в условиях, когда деньги доступны, а преимущество в дешевизне рабочей силы не актуально.

«R&D‑директор должен быть универсальным солдатом: производственником, маркетологом, рекрутером, предпринимателем, экспертом», – перечисляет глава киевского офиса консалтинговой компании Korn Ferry Роман Бондарь. Его фирма подбирает менеджеров высшего звена и дает советы по организационной трансформации. R&D‑директор – одна из самых дорогих позиций в меню Korn Ferry. Годовая компенсация такого спеца в традиционной компании колеблется, по данным Бондаря, в диапазоне от 1,5 млн до 2,8 млн грн. Вырастить своего – иногда вопрос десятилетий и даже поколений.

Роман Смишко, 43, возглавляет департамент разработки и развития новых продуктов компании «Фармак» три года. На производство он пришел в начале 2000‑х, едва окончив Харьковский фармацевтический университет. «Семейная традиция – начиная с 1930‑х все были фармацевтами», – говорит он. Научной степенью Смишко не обзавелся, хотя поощряет к этому подчиненных, «чтобы шире смотрели на вещи».

В департаменте R&D «Фармака» трудится 190 ученых, в том числе 46 кандидатов наук и пять – докторов. Задачи спускают из отдела развития бизнеса, где изучают, какие лекарства нужны. Работа над новым препаратом длится как минимум полтора года. Задача Смишко – эффективно общаться, а не сидеть в окружении пробирок. Он постоянно на связи с отделами логистики, контроля, качества, маркетинга: нужно получить компоненты, все протестировать, сделать из экспериментальной разработки технологический процесс и запланировать продажи.

«На исполнительные должности люди не проходят именно по soft skills», – говорит руководитель рекрутингового агентства CNA International Таисия Млюзан. Мало знать предметную область, нужно еще грамотно ставить вопросы, управлять стрессом и решать конфликты, думать о стратегии. Требует ся человек, который одинаково хорошо пишет имейлы и обращается с кривой Роджерса – моделью диффузии инноваций, которая описывает жизненный цикл любого продукта.

Глава по инновациям холдинга МХП Николай Такзей, 40, – выходец из маркетинга. До перехода в бизнес Юрия Косюка он почти 15 лет проработал в табачной корпорации Phillip Morris International. Отвечал за маркетинг в Украине, Молдове и на Кавказе, запускал инновационный центр компании в Израиле, отвечая за операционку, связи со стартапами, фондами и корпорациями. «Я интересовался необычными для большой корпорации вещами: методологией Agile, дизайн‑мышлением»,– говорит Такзей.

В МХП он руководит департаментом инноваций. R&D‑отдел закреплен за женой основного владельца Еленой Косюк. Задача Такзея – разрабатывать и тестировать новое, не боясь ошибок. Компания попробовала продавать наборы для приготовления изысканных блюд, но продукт оказался дороговат. Маркетинговое прошлое помогает вовремя ловить себя за руку. «На первом месте живой человек, чьи проблемы ты решаешь»,– говорит Такзей.

Мыслить как потребитель полезно, но R&D‑директору нужно смотреть и в другом направлении. «Если хотите продвигать инновации в компании, сначала должны убедить своего руководителя,– говорит Эмануэле Вольпе, 50.– Это психология». Энергетическая корпорация ДТЭК переманила его в 2019 году из итальянской Enel, где он работал директором по инновациям. Ту же должность дали в Украине. В его команде 15 человек.

С Forbes Вольпе говорит из офиса ДТЭК в кампусе Unit.City. На столах сотрудников стоят их детские фото. Что за причуда? «Дети не знают слова «невозможно» и постоянно спрашивают «почему», – говорит Вольпе, который старается привить «детское» мышление неповоротливому гиганту. Процесс идет, говорит Вольпе и рассказывает про сотрудничество со стартапами. Sensorama помогла организовать виртуальные учебные программы для сотрудников, EverScan – запустил измерение остатков угля дронами, a‑Gnostics помогает прогнозировать спрос на электроэнергию. Всего в инновационном портфеле 43 проекта, их запуск Вольпе обсуждает напрямую с CEO компании Максимом Тимченко.

Инфографика Леонид Лукашенко

Инфографика Леонид Лукашенко

«Упрощать сложные концепты, доступно описывать технологии стейкхолдерам – половина успеха», – говорит Максименко из SoftServe. Ему есть где поупражняться: команда создает проекты в сфере биотехнологий, виртуальной реальности и квантовой физики. Каждую разработку нужно уметь защитить перед начальством. Методику он подсмотрел у IBM: перед запуском проекта в работу в течение месяца анализировать состав и объем рынка, а также портрет клиента и потенциальных конкурентов.

После возвращения во Львов Максименко окончил магистерскую программу по менеджменту технологий в местной бизнес‑школе. Чтобы написать дипломную работу, прочитал гору книг, проанализировал рыночные примеры, провел дюжину интервью. Одним дипломом дело не закончилось. Forbes застал Максименко в процессе работы над книгой про организацию R&D‑процесса, которую он пишет вместе с экс‑директором IBM Стивеном Руссо и главой по исследованиям компании Ultraleap Орестисом Георгиу. Ее планируют напечатать в одном из ведущих британских издательств.

Украинский бизнес, как выяснил Forbes в процессе составления списка R&D‑директоров, до учебников еще не дорос и делает в этой сфере первые шаги. R&D‑компетенции может выполнять глава по продукту, инновациям, IT‑инфраструктуре, а то и вовсе CEO в свободное от других дел время.

С 2010 по 2020 год доля расходов на исследования и разработки в украинском ВВП сократилась с 0,75% до 0,41%, свидетельствуют данные Госстата и расчеты GMR Center. Для примера, в США этот показатель достигает 2,84%. Только Apple потратила в 2020 году на R&D порядка $18,75 млрд – в 30 раз больше всех украинских компаний вместе взятых.

Как обернуть вспять нисходящий тренд? Не замыкаться. «Компании на низкоконкурентном рынке не спешат вкладываться в профессиональные разработки, – говорит Бондарь из Korn Ferry. – Это высокий риск и много трат». Работать с рисками и неопределенностью приходится каждый день, отмечает Максименко. «Разработчики привыкли писать код по инструкции, а мы обычно даже не знаем, какой язык программирования понадобится»,– говорит он.

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Инвестгид на 2022-й год, Семёнов и его телеканалы, цифровая Украина | Рейтинг работодателей