«Опционы – не то, чему учат в школе». Зачем BlaBlaCar сделал всех сотрудников акционерами – интервью с гендиректором Николасом Брюссоном /Фото из личного архива
Категория
Инновации
Дата

«Опционы – не то, чему учат в школе». Зачем BlaBlaCar сделал всех сотрудников акционерами – интервью с гендиректором Николасом Брюссоном

Николас Брюссон, гендиректор BlaBlaCar. Фото из личного архива

15 июня стартап для организации поездок BlaBlaCar запустил программу раздачи акций всем сотрудникам компании. Forbes поговорил с гендиректором и основателем компании Николасом Брюссоном о том, зачем это компании и какие выгоды сулит сотрудникам

Брюссон – выпусник École Polytechnique, самой престижной высшей политехнической школы во Франции. Инженер по специальности, в начале 2000-х он успел поработать в Кремниевой долине и Европе, поучиться в калифорнийском Беркли. Брюссон был одним из сооснователей BlaBlaCar в 2006 году и стал операционным директором компании, пока не перешел на роль CEO в 2016 году.

За все время BlaBlaCar расширился на 22 страны и набрал более 90 млн пользователей. Украина – один из самых быстрорастущих регионов, тут компания насчитывает более 7 млн клиентов и кроме карпулинга занимается продажей автобусных билетов. Совокупно на счету BlaBlaCar уже более $560 млн финансирования, компания оценивается примерно в $2 млрд, рассказывал Брюссон в одном из интервью. Его план – сделать бизнес операционно прибыльным во второй половине 2022-го и вывести на биржу.

Лучший способ ускорить рост – поделиться со всеми результатами успеха и сделать каждого в компании акционером, уверяет гендиректор BlaBlaCar. У него уже есть примеры – ранние сотрудники стартапа, успешно продавшие свои акции, образовали так называемую BlaBla Mafia – сеть из более 30 стартапов, запущенных в том числе на деньги от реализации своих акций.

Forbes публикует сокращенную и отредактированную для ясности версию интервью.

Материалы по теме

Какие практические и измеримые результаты планируете увидеть благодаря раздаче акций – уменьшение текучки, повышение продуктивности?

Мы не смотрим на краткосрочные практические цели, правда. Главная причина – образовательная. Снизит ли программа выдачи акций текучку? Возможно, но вряд ли станет основным драйвером. Станет ли BlaBlaCar привлекательнее для сотрудников? Скорее да, но как дополнительный фактор, ведь гораздо больше на выбор людей влияет продукт, которым мы занимаемся.

Что я имею в виду, когда говорю, что главная причина – образовательная? В Европе мало знают о политиках получения опционов и акций. После возвращения из США, где я учился и работал в 2000-х, мне всегда бросалось это в глаза. В то время как в Долине вовсю говорили про опционы, имея перед глазами истории экс-сотрудников Apple, Cisco или eBay, здесь тема почти не поднималась. А ведь делиться акциями – едва ли не единственный способ создать здоровую экосистему, в которой последствия успеха не сконцентрированы только в руках основателей и ключевых акционеров. И не обязательно сразу давать большие доли, достаточно начать с малого. 

В BlaBlaCar я пропагандирую культуру работы с акциями уже более 10 лет. Мне всегда хотелось сделать это глобальной практикой, но мешали обстоятельства. Опционы – право на выкуп акций по оговоренной цене – нельзя ввести просто так, нужно провести юридическую работу. Поэтому долгое время число их получателей было ограничено, в основном топ-менеджментом. Мы поступали так не сознательно, так сложилось.

«В BlaBlaCar я пропагандирую культуру работы с акциями уже более 10 лет»,

Николас Брюсcон основатель и CEO BlaBlaCar

Нужно было сделать инструмент общедоступным и снять табу. Это не значит, что теперь нет разницы, на какой ты роли – у каждого свой план начисления, который зависит от опыта работы в компании, позиции и так далее. И на этом все не заканчивается. Опционы – не то, чему учат в школе. Если в вашем окружении недостаточно людей, которые ими воспользовались, в их механику и реалистичность сложно поверить. Потому-то в Долине они так популярны – перед глазами куча примеров того, как люди разбогатели благодаря своему труду. А в Киеве или Париже о таком говорят реже.

Здесь мы подходим ко второй причине, по которой мы занялись этим проектом. Очень немногие компании в Европе доводят опционы до реальных кэш-аутов – до момента, когда сотрудник получает деньги за свои акции. А ведь именно тогда это все становится реальным. Мы в BlaBlaCar всегда воспринимали это всерьез. Когда компания поднимает новые раунды, мы всегда стараемся организовать выкуп акций у сотрудников – если они, конечно, хотят продавать.

Вы выбрали двухлетний период вестинга. Почему так мало? Обычно он длится от трех лет – это ведь понятный способ увеличить лояльность.

Давайте разделять понятия. Для топ-менеджмента действует программа выдачи Stock Options. В этом случае начисляется большая доля и вестинг-период длится четыре года, по итогу их нужно выкупить. Это резонная практика. 

Новая программа для всех сотрудников – так называемые Restricted Stock Unit, а по сути своей бесплатные акции, которые начисляются в двухлетний период. Их задача – убедиться, что у всех есть часть пирога. Нельзя, чтобы люди подумали, будто это слишком сложно и чувствовали, будто их хотят принудительно связать с компанией. 

Но и давать опционы спустя два дня после выхода на новое рабочее место – тоже глупо. Нужно найти баланс, и мы выбрали двухлетний вестинг. По его окончанию можем предложить сотрудникам больше. 

Существует мнение, что опционы в частных компаниях сложно реализовать – непонятно, как оценивается бизнес и как из него выйти. Вы согласны?

Сегодня существуют специализированные маркетплейсы для продажи акций частных компаний – и каждый может ими воспользоваться. Кроме того, с 2015 года мы уже четыре раза поднимали деньги при условии, что инвесторы частично выкупали доли предыдущих сотрудников. По сути это как тендер из двух частей. Сначала инвестор говорит, сколько готов вложить в компанию и при какой оценке, а затем называет сумму, которую готов потратить на выкуп доли у сотрудников.

Им остается решить, согласны они или нет. Но мы обычно создаем свои правила – например, нельзя продавать за раз более 20% пакета, – чтобы поддерживать мотивацию. Помимо этого, BlaBlaCar никак не влияет на решение каждого отдельного сотрудника, зато мы помогаем организовать все юридические моменты. Нужно подписать всего несколько бумаг и получить деньги. Ну а если продаете самостоятельно через специализированные площадки, юридическое сопровождение придется взять на себя.

Конечно, наши акции не настолько ликвидны, как если бы мы стали публичной компанией. В день, когда BlaBlaCar выйдет на биржу, обо всех этих сложностях можно будет забыть – акции будут в свободном обращении. Но вот что я хочу подчеркнуть: то, что акции частной компании вроде BlaBlaCar невозможно продать, – это тоже неправда. У нас были раунды почти каждые полтора года – окно возможностей открывается достаточно часто.

Какой это имеет эффект? Вокруг нас образовалась BlaBla Mafia – на манер группы ранних сотрудников PayPal, которые позже сделали еще десяток успешных бизнесов. У нас тоже есть сотрудники, которые запустили свой бизнес благодаря продаже акций. Опционы помогли им не только финансово, но и культурно – показали, как должна работать компания и какое воздействие это оказывает на сотрудников.

Материалы по теме

В Украине такая практика пока редкость. Какой совет вы дадите компаниям, которые планируют внедрить опционы?

Главный совет – будьте последовательны. Хотите, чтобы сотрудники думали как предприниматели, брали на себя риск и не боялись креативить? Если вы не даете им акций, тогда это просто завышенные ожидания. Но нельзя просто всучить людям в руки акции и ожидать чуда. Вам придется обучать, рассказывать, показывать примеры, чтобы все поняли, что за инструмент у них в руках.

Могу сказать, что сотрудники в Украине почти никогда не спрашивают об акциях. Во Франции почти такая же ситуация, все начало меняться буквально недавно. Раньше даже выпускники топовых университетов редко о таком заикались. Доходило до смешного: скорее просили о каких-нибудь скидках или ваучерах на поход в ресторан.

Расскажу о последовательности на собственном примере. В первые годы работы BlaBlaCar я буквально заставлял людей брать акции – чтобы в них конвертировалось около 5–10% зарплаты – и объяснял, что это обеспечит в будущем. Когда тебе 25 лет, эти 5–10% ничего не решают. В конце-концов, люди поверили мне, но без этих объяснений ничего бы не сработало. Это было во времена, когда мы стоили €25–30 млн – крохи по сравнению с нынешними оценками. Конечно, годы спустя все стало на свои места – эти люди смогли заработать сотни тысяч и даже миллионы на продажах своих пакетов. 

Украина похожа на Францию тех времен, когда мы стартовали. Это опасная ситуация, потому что бьет по экосистеме, – люди меньше рискуют, а если их компания преуспевает, то не получают значительных бонусов. 

Лучший способ ускорить рост – поделиться со всеми результатами успеха и сделать каждого в компании акционером, уверяет гендиректор BlaBlaCar. /Фото из личного архива

Лучший способ ускорить рост – поделиться со всеми результатами успеха и сделать каждого в компании акционером, уверяет гендиректор BlaBlaCar. Фото из личного архива

Какую роль Украина отыгрывает сейчас для BlaBlaCar? Как вы оцениваете результаты работы местного подразделения?

Раньше в Украине была классическая бизнес-команда, которая занималась карпулингом. Это подразумевает много маркетинга, аналитики, работу с PR. С недавних пор ситуация радикально изменилась – со времен поглощения Busfor мы начали продавать автобусные билеты, а Киев стал технологическим центром. Это единственное место кроме Парижа, где мы сегодня ведем разработку. 

Когда речь идет про автобусные технологии, которые мы используем в Польше, Мексике или еще где-то, за этим стоит киевская команда. Пока что процесс формирования местного R&D еще не закончен, но мы уже очень довольны качеством талантов, которые есть в Украине. 

Мы заметили, что в Украине полно сервисных компаний, которые работают над продуктами, которые зачастую вообще не имеют отношения к стране и их нельзя «пощупать». Когда работаешь в таких условиях – это мешает проникнуться проектом, долгосрочно на него смотреть. 

Мы хотим добиться другого, чтобы украинская команда понимала, что они строят глобальную платформу. Это не проект, который вы делаете для компании из Парижа. Это то, что BlaBlaCar делает в Киеве, для Украины и мира. Приятный бонус – наша команда стала гораздо разнообразнее в культурном плане. 

Материалы по теме

Что должна сделать Украина, чтобы о ней лучше узнали французские IT-компании?

Когда я работал в США, то регулярно слышал, что Украину очень ценят в отношении инженерных талантов. Французские компании, наверное, знают об этих преимуществах несколько меньше. 

Но давайте я не буду давать советов, потому что мы руководствовались совсем другой логикой. Мы не думали, где найти дешевых и умных инженеров. Все исходило от экспертизы и технологической базы, которую мы получили в ходе поглощения Busfor. Выбор был прост: развивать это на месте или перевозить в Париж. Решение приняли быстро, потому что увидели возможность создать новый пул талантов и пополнить команду лучшими людьми из другого региона.

Знаете ли вы украинские компании? Grammarly, Reface, другие?

Слышал, но Украина явно должна рекламироваться больше. У вас есть успешные компании, но учитывая размер рынка и количество талантов, их должно быть больше. Часть этой проблемы – влияние сервисной индустрии, в которой можно просто регулярно менять работу чтобы обеспечивать себе повышение зарплаты. Мне очень хочется увидеть больше компаний из Украины, которые будут развиваться глобально.

Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Рейтинг зарплат | 15 самых комфортных банков