Гривна начинает и выигрывает. Почему у российских захватчиков не получается ввести «рублевую» зону в оккупированном Херсоне и других регионах /Фото Getty Images
Категория
Картина дня
Дата

Гривна начинает и выигрывает. Почему у российских захватчиков не получается ввести «рублевую» зону в оккупированном Херсоне и других регионах

Пророссийские боевики возле отделения ПриватБанка в Донецке, 28 апреля 2014 года Фото Getty Images

С первых недель оккупации городов юга Украины россияне заявляют о переводе Херсона, Мелитополя и Бердянска на рубли и анонсируют приход в регионы банков из РФ или ОРДЛО. Но этого не происходит: финансовая система Украины оказалась крепким орешком

Мелитопольский предприниматель Роман Романенко (имя изменено в целях безопасности) впервые услышал разговоры о переходе на российские рубли в середине марта. Незадолго до этого его магазин был полностью разграблен. В мародерстве участвовали и российские военные, утверждает Романенко. Они полностью контролируют Мелитополь с конца февраля.

Ставленники россиян, которыми те заменили представителей украинской власти в оккупированных городах, в частности в Херсоне и Бердянске, уже неоднократно анонсировали местному населению и предпринимателям запуск рубля. Даты постоянно меняют, последняя – с 1 мая в Херсоне.

Но никакого масштабного запуска не произошло. «Украинские власти пока не видят осмысленного движения россиян к реальному запуску оборота рубля на оккупированной территории Украины», – сказал советник главы Офиса президента Михаил Подоляк, комментируя заявления о «херсонской рублевой зоне». «Мы наблюдаем только отдельные попытки, – отметил он. – «Рублевые темы» – это чистые спекуляции, используемые россиянами для пропаганды».

Российская валюта появилась разве что на ценниках в некоторых магазинах, например в захваченном АТБ в Мелитополе, ее также периодически выдают местным жителям в качестве денежной помощи. Но, чтобы вытеснить гривню, им нужен контроль над банковской инфраструктурой, как это было в захваченных частях Донецкой и Луганской областей, а также в Крыму в 2014 году.

Пока этого не произошло. На конец апреля на оккупированных территориях работало около трети отделений украинских банков, рассказывает на правах анонимности собеседник в Нацбанке. 11 мая только в Херсоне открыто 19 отделений, добавляет он. Мэр Херсона Игорь Колыхаев констатирует, что работа украинской банковской системы в городе, особенно банкоматов, – одно из ключевых условий сохранения обращения гривны.

В постановлении Нацбанка, принятом 5 мая, регулятор дает банкам право самостоятельно решать, стоит ли работать на оккупированных территориях. По словам высокопоставленного чиновника в одной из госструктур, до последнего это будут делать госбанки, прежде всего «Приват» и «Ощад». «В этом есть политическая необходимость», – говорит он.

Пресс-служба НБУ в письменном комментарии подтвердила, что в таких районах банки продолжают по возможности подкреплять отделение наличными. Как это происходит – информация, которая имеет статус военной тайны, уточняет собеседник в Нацбанке.

Почему банковская система так важна для сопротивления «рублевой оккупации»?

Урок истории: донецкий сценарий

Вывеска «Госбанк ЛНР» на здании, которое до войны было отделением Ощадбанка, – одно из первых очевидных свидетельств оккупации, в которой уже более двух месяцев живет городок Милово на Луганщине. В 3:40 24 февраля в него вошла российская армия. Вторжение России в Украину, по словам секретаря СНБО Алексея Данилова, началось именно с этого города.

Госбанк ЛНР, Центральный банк ДНР, а также Международный расчетный банк (МРБ) из непризнанной Южной Осетии – единственные финучреждения, работающие в оккупированных с 2014 года частях Донецкой и Луганской областей.

Центральный банк ДНР в первый же год своего существования занял помещения банков, которые до войны 2014 года работали в Донецке и окрестных городах. Осенью гибридное финучреждение рапортовало о девяти отделениях – все на месте бывших донецких банков, включая даже украинскую «дочку» российского Сбербанка.

«Если в Крыму наши отделения просто национализировали, то в Донецкой и Луганской областях их забрали силой, многие были разграблены и разбиты», – рассказывает собеседник в ПриватБанке, пожелавший, чтобы его имя не упоминалось в этой статье. Сейчас ПриватБанк не контролирует около 90 отделений на территориях, оккупированных после 24 февраля.

Захват банков – важное условие полноценной экономической оккупации украинской территории россиянами. ЦРБ ДНР и Госбанк ЛНР создавались для перевода соцвыплат, например пенсий и стипендий, в безналичную форму. До полномасштабной войны с РФ рассчитаться в донецких или луганских магазинах гривной было невозможно. Большинство жителей Донецка, по словам местного жителя, пожелавшего сохранить анонимность, получают зарплату из бюджетов оккупированных территорий на карты местных финучреждений.

В магазинах есть оставшиеся POS-терминалы от украинских банков, однако они не подключены ни к одной из известных платежных систем, отмечает еще один собеседник в НБУ. «Это не «МИР», но, вероятно, россияне помогли им с оборудованием и программным обеспечением», – предполагает собеседник.

Херсонский вариант

Мэр Херсона Игорь Колыхаев не видит признаков того, что оккупанты готовятся к захвату местных банков. Сейчас все ограничилось заявлением одного из чиновников-коллаборантов о приходе в осетинский регион МРБ. В ОРДЛО он выполнял функции посредника, у которого были корсчета в российских банках и который давал возможность местному бизнесу торговать с Россией за рубли. По словам собеседника из Донецка, у этого банка есть одно или два отделения в городе и он практически не работает с физлицами. В январе 2021 года Центробанк РФ сообщил, что кредитное учреждение с таким названием было ликвидировано.

Альтернативный сценарий, при котором на оккупированные территории могут зайти действующие российские банки, не исключен, учитывая фактически открытую оккупацию украинских территорий со стороны России, говорит один из собеседников НБУ. О планах возобновить работу Сбербанка России на базе украинского Сбербанка в Мелитополе в конце апреля заявлял мэр города Иван Федоров. Пока этого так и не произошло, однако, как позже уточнил Федоров в эфире «5 канала», россияне захватили местное отделение «Ощада».

Сбербанк, как и другие крупные российские банки, до сих пор не работает в оккупированном Крыму из-за угрозы попасть под крымские санкции. На полуострове присутствуют только четыре небольших финучреждения из РФ. 15 апреля в пророссийских телеграмм-каналах появилось сообщение об открытии отделения «Сбера» в одном из оккупированных городов Запорожской области. Впрочем, уже через несколько часов пресс-служба банка официально опровергла эту информацию, назвав ее «фейком».

Менялы, наличные и захваченный АТБ

В начале марта в оккупированном Мелитополе 12 дней не было связи и интернета: платежные терминалы не работали. Поэтому горожане, которые не успели запастись наличными, фактически оставались без денег, рассказывает местная жительница, которая попросила не называть своего имени из соображений безопасности.

Сейчас ситуация улучшилась, интернет и безналичная гривна у местных есть, но потратить ее нелегко. На счета бюджетников в захваченных регионах продолжают приходить регулярные соцвыплаты. В Херсонской области выплаты за апрель дошли даже до тех граждан, которые получают их наличными через отделение «Укрпочты», рассказывает глава ОГА Геннадий Лагута. Основные учреждения финансовой инфраструктуры области, такие как казначейство, были эвакуированы в начале вторжения в неоккупированные города, уточняет он.

Существенная проблема захваченных территорий – торговые сети не работают здесь почти с самого начала оккупации, поэтому только в некоторых магазинах можно рассчитаться картой. В конце апреля на месте мелитопольского АТБ открылся магазин под вывеской «Мера» с товарами российского производства на полках. Ценники – одновременно в гривнах и рублях по курсу 2,52 руб/грн (по официальному курсу НБУ гривна стоит 4,4 рубля). Оплата – только наличными.

Рубли до местных жителей доходят в виде «помощи», которую оккупанты готовы предоставить в обмен на паспортные данные. Несколько таких случаев зафиксировано в Геническе, Мелитополе и других городах.

Альтернатива расчетам через платежные терминалы – гривневые p2p-переводы, так можно рассчитаться во многих магазинах. Об увеличении их объема в оккупированных регионах рассказывал в интервью Forbes соучредитель monobank Олег Гороховский.

Еще один вариант – «менялы», которые появились в первые дни оккупации, в частности в Мелитополе. Сначала они выдавали гривневую наличность в обмен на онлайн-перевод за комиссию в 20% от суммы. Их услуги популярны и сейчас, говорит местная жительница, но «рынок наличной гривны» стал доступнее: комиссия стала вдвое ниже.

Материалы по теме