Категория
Компании
Дата

Медицина на аутсорсе. Как клиника «Добробут» заменяет деньги среднего класса грантами благотворительных фондов

Большинство постоянных клиентов крупнейшей частной сети клиник «Добробут» сейчас за границей. Но компания возобновила работу в девяти клиниках и часть услуг предоставляет бесплатно. Кто за это платит?

Восьмого марта в флагманскую клинику «Добробут» на Севастопольской площади в Киеве приехал Святослав Вакарчук. Спел врачам и медсестрам заведения, которые уже почти две недели жили на территории больницы, оказывая помощь раненым. Здесь бесплатно принимали военных и гражданских – даже когда вокруг Киева сжималось кольцо российской армии, частная клиника не закрывалась. «Мы еще до войны приняли решение, что не закрываемся», – объясняет главный исполнительный директор «Добробута» Вадим Шекман.

Легче сказать, чем сделать. Рынок частной медицины почти остановился. По оценке владельца роддома «Лелека» Валерия Зукина, сейчас объем рынка составляет 10–20% от довоенного, который по оценке совладельца «Добробута» Игоря Мазепы, в 2021 году достигал $8 млрд.

Что происходит с медицинским рынком Украины

(нажмите «читать больше»)

По оценке владельца роддома «Лелека» Валерия Зукина, сейчас объем рынка составляет 10–20% от довоенного. По состоянию на 2021 год, по оценке совладельца «Добробута» Игоря Мазепы, этот объем достигал $8 млрд.

Другой крупный игрок рынка частной медицины «Медиком», который в самый горячий период предоставлял бесплатные онлайн-консультации, открыл две поликлиники из четырех и стационар. Сеть клиник «Адонис» работает по два–три дня в неделю. «Оберег» тоже не работает на полную мощность. Роддом «Лелека», здание которого в пригороде Киева в Пуще-Водице повреждено, арендует помещение в государственном роддоме и открыл свою женскую консультацию на Печерске.

«Добробут» на начало мая возобновил работу девяти своих «старых» поликлиник. И даже открыл две новые – во Львове и Ивано-Франковске.

Наиболее нетипичное – предоставляет часть услуг бесплатно. В частности, полностью бесплатно в Ирпене и Броварах принимает жителей этих городов, а также жителей из Бучи и Гостомеля. Часть консультаций в открытых во время войны клиниках на западе Украины для вынужденных переселенцев из Киева – бесплатные.

В чем смысл работы частной клиники, когда львиная доля клиентов переехала или уехала за границу? Это не благотворительность владельцев, основателя «Люксоптики» Олега Калашникова и инвестбанкира Игоря Мазепы. «Добробут» сумел найти новый источник финансирования медицинского бизнеса и тем самым сохранил свой основной актив – врачей.

Шесть благотворительных фондов финансируют значительную часть работы клиники: пять американских и украинский фонд «Таблеточки».

Это нетипичное партнерство для Украины. Зукин из «Лелеки» говорит, что также обращался в международные фонды. Однако не получил не то что денег, но и никакого ответа.

Как работает самая большая украинская сеть частных клиник, используя донорские средства?

Сохранить кадры

На момент начала полномасштабной войны в «Добробуте» работали 3091 человек. По данным YouControl, выручка юрлица «Медицинский центр Добробут-Поликлинника» в 2020 году составила 1,2 млрд грн, чистый убыток – 56,6 млн грн.

В компании 20 подразделений: поликлиники, собственная скорая помощь и стационары. «Добробут» много инвестировал в обучение своих сотрудников – только за 2021 год потратили 10 млн грн, рассказывает директор флагманского госпиталя «Добробута» Лидия Подкопаева. Качественных врачей всегда было непросто найти. Много профессиональных врачей и среднего персонала уехали из страны.

Коммерческий клиентский поток остановился 24 февраля, говорит Шекман. В середине марта компания возобновила приостановленные ранее плановые операции, однако, по словам главного исполнительного директора, финансовые поступления оставались мизерными. Работал только один госпиталь на Севастопольской площади.

Основная целевая аудитория – молодые женщины фертильного возраста с детьми – уехали из Киева или пригородов на запад страны или за границу, рассказывал в интервью Forbes совладелец «Добробута» Игорь Мазепа. Именно в столице и рядом с ней находились все клиники компании.

Не значительно повлияло на ситуацию открытие представительства во Львове, которое заработало в десятых числах марта. Там «Добробут» открыл небольшую поликлинику. Это решение принималось от обратного – открываться решили там, где оказались врачи компании, говорит Шекман. То, что во Львов переехали клиенты, тоже было важным доводом. Однако подразделение небольшое – там работают 14 человек.

В таких случаях нужно было увольнять персонал или просить финансовые вливания от собственников. Нашли третий вариант.

Больше работы

Идея, как загрузить работой медиков и удержать коллектив, возникла у топов медицинской компании на фоне гуманитарной помощи. С начала войны «Добробут», как и другие медучреждения, получал от украинских фармкомпаний и международных фондов лекарства и медицинские средства. Шекман решил предложить благотворительным организациям профинансировать медпомощь жителям Киева и пригородов.

Обычно фонды сами разворачивают мобильные госпитали в горячих точках и привозят врачей-волонтеров, рассказывает Шекман. Но в Украине можно организовать медицинскую помощь более эффективно. «У нас есть собственные мощности и медики, которые могут оказывать помощь, особенно в Киеве», – говорит он. В «Добробуте» решили предложить фондам не дублировать инфраструктуру, а работать через имеющуюся.

Медицина на аутсорсе. Как клиника «Добробут» заменяет деньги среднего класса грантами благотворительных фондов /Фото 1

Киевская клиника «Добробут» на Севастопольской площади.

Между отправкой презентации и получением денег прошло две недели, говорит Шекман. Это очень быстро. Помогли знакомства Шекмана из «прошлой жизни». До того, как его пригласили в «Добробут», он три десятилетия жил в США и работал в медицинской сфере. «Это вопрос нетворкинга. Ты обращаешься ко всем, кого знаешь, с конкретным предложением», – говорит он. Компания не просила деньги, а представила проект безвозмездных лекарственных услуг. Финансирование просили на зарплаты врачам, коммуналку и налоги.

Деньги предоставили пять американских фондов: Direct Relief, Children of War, International Medical Corps, University of Miami Global Institute и International Medical Corps. Forbes не смогли получить их комментарии, они не ответили на запросы. Direct Relief направил ссылку на статью о сотрудничестве с «Добробутом» на своем сайте, где было указано, что институция предоставила $750 000 и 861 кг медицинских препаратов. На сайте Children of War указано, что она предоставила финансирование «Добробута» по двум направлениям: детская кардиология и бесплатные медицинские услуги.

На деньги «Таблеточек» «Добробут» открыл паллиативное отделение на 20 пациентов, еще 400 клиентам предоставляет услуги физической реабилитации и патронаж для пожилых людей на дому. Учредитель фонда Ольга Кудиненко объясняет, что часто общается с совладельцем Олегом Калашниковым, называет его интеллектуальным советником «Таблеточек». «Личное доверие существует много лет», – объясняет причины сотрудничества Кудиненко. Кроме того, «Добробут» полноценно работал, добавляет она.

На донорские средства иностранных фондов принимают пациентов клиники в Броварах и в Ирпене. Жители этих городов, Бучи и Гостомеля могут получить консультацию десятка врачей, а также пройти лабораторную и инструментальную диагностику. В Ирпене также работает скорая помощь, а в Броварах можно получить выписанные врачами медикаменты в аптеке «Добробут».

Еще одно направление – хирургическое. Во Львове за деньги Children of War кардиологи «Добробута» проводят операции на сердце детям.

Шекман говорит, что доля денег американских фондов в доходах «Добробута» сейчас значительная, но не конкретизирует цифры. На начало мая компания принимает 1000 пациентов в день, это в шесть раз меньше, чем было до войны. По его словам, компания ищет фонды, чтобы расширить бесплатную помощь.

Финпоказатели «Добробута» далеки от довоенных – в марте компания получила 10% от запланированной в мирное время выручки, в апреле – 25%.

После победы

Когда частная медицина станет восстанавливаться? «Спросите у Путина», – горько усмехается Зукин, подразумевая, что это зависит от того, когда прекратится война. Сам он планирует открыть «Лелеку» через три-четыре месяца, когда закончится восстановление помещения.

Однако частную медицину ожидают нелегкие времена, в результате падения экономики количество платежеспособных клиентов у частников очень сократится, прогнозирует соучредитель Украинского центра здравоохранения Павел Ковтонюк. Но, по его мнению, это время может стать окном возможностей для частной медицины, которая в последние годы стремилась сотрудничать с государством. «У государства тоже будут проблемы с бюджетом, с лечебными заведениями, потому что на многих территориях разрушены больницы, – говорит Ковтонюк, – а частная медицина могла бы заполнять эти места».

Материалы по теме