У «Новой Почты» в первые дни войны осталось только 2% доставок. Как оживает компания? Интервью с соучредителем Вячеславом Климовым /Фото Александр Чекменев
Категория
Компании
Дата

У «Новой Почты» в первые дни войны осталось только 2% доставок. Как оживает компания? Интервью с соучредителем Вячеславом Климовым

Вячеслав Климов, «Новая Почта» Фото Александр Чекменев

Война не повод отказываться от инвестиций и развития, считает основатель «Новой Почты» Вячеслав Климов. Какие уроки он вынес?

Заглянув в операционный отчет от 26 февраля, совладелец «Новой Почты» Климов, 47, сперва не поверил своим глазам — объем доставок компании в этот день упал до 2% от довоенного уровня – невероятный обвал, даже с учетом разразившейся войны. «Для такой машины и так рухнуть – это огромный вызов», – говорит Климов.

В войну «Новая Почта» (НП) вошла доминируя на рынке доставки. Выручка за 2021 год выросла более чем на 20% по сравнению с таковой в 2020-м, который НП завершила с доходом 16,9 млрд грн и чистой прибылью 991 млн грн. В 2021 году украинцы отправили через «Новую Почту» 372 млн посылок (+14%) – в несколько раз больше, чем через государственную «Укрпочту». Компания увеличила бюджет развития в полтора раза, до 5 млрд грн, и планировала быстрое масштабирование.

Что остается на повестке и какой «Новая Почта» выйдет из жесточайшей войны, развязанной Россией? Интервью с Вячеславом Климовым.

Это сокращенная и отредактированная для ясности версия интервью.

10 февраля на сцене конференц-холла отеля Hilton в Киеве вы получали премию Forbes как лучший предприниматель года в номинации «Новые горизонты». Через 14 дней началась война. Насколько вы оказались готовы?

Мы сознательно не закладывали сценарий большой войны. Тем не менее, был план действий. Первый его пункт включал моментальное создание оперативного штаба для принятия решений. Второй – разворачивание резервного центра управления вне Киева. Он заработал в 7:00, 25 февраля. В него вошли пятеро: два собственника, СЕО «Новой Почты», операционный директор и директор национальной сети.

Люди и потери

Опишите состояние дел в «Новой Почте» одним предложением? 

Компания чувствует себя уверенно, сохраняет финансовую устойчивость, активно восстанавливает операции, стремимся к довоенным объемам.  

Как это отображается в цифрах?

Работает более 4500 отделений (из 9300 в 2021 году. – Forbes), 8000 почтоматов (из 13 000), в 6500 населенных пунктах с выдачей и курьерской доставкой. Такой объем дает свыше 50% довоенного объема посылок. И ежедневно мы восстанавливаем работу 100–200 отделений.

Какой урон понесла компания?

Полностью уничтожен терминал в Мариуполе, серьезные повреждения терминалов в Чернигове и Николаеве. Около двух десятков уничтоженных отделений – это то, что мы знаем. По состоянию на прошлую неделю ущерб измерялся в примерно 500 млн грн. 

В «Новой Почте» работают свыше 30 000 людей, и с самого начала была принципиальная позиция платить людям зарплату.

У нас к этому спокойное отношение – всё отстроим. Самая большая трагедия – потеря людей. Мы потеряли семь сотрудников: четверых мобилизованных военных и троих гражданских.

Как поддерживаете семьи?

Разрабатываем программу поддержки. Компания, безусловно, включится в этот процесс. 

Владислав Чечеткин буквально через пару недель после начала войны объявил о сокращении части сотрудников Rozetka и перезапуске бизнеса фактически с нуля. Есть другой пример. Собственники компаний SkyUp и Join UP!, решили сохранить персонал, урезав зарплаты. Вы один из крупнейших работодателей страны. Какой у вас подход? 

В «Новой Почте» работает свыше 30 000 людей, и с самого начала была принципиальная позиция платить людям зарплату. Топ-менеджмент отказался по своей инициативе от зарплаты. И в марте мы «заморозили» мотивационную часть – эти деньги выплатим по итогам апреля. 

За 1800 мобилизованными сотрудниками сохраняются их рабочие места, и им начисляется заработная плата в полном объеме. Для нас это не только обязанность, но и честь. 

У вас были сокращения? 

Поскольку операций в марте было существенно меньше, части сотрудников сообщили, что у нас нет для них работы, и отправили в простой. Это касается тех, кто не задействован в операциях с клиентами. По мере появления работы мы их возвращаем. 

Сколько людей отправлено в простой?

У меня сейчас нет такой информации. Сильно затрудняет ответ на этот вопрос то, что мы не работаем в областях, которые находятся под оккупацией (позже в пресс-службе НП уточнили, что в простой было отправлено чуть более 1500 человек. – Forbes). 

Новая логистика и тарифы

В 2021 году средняя скорость доставки НП увеличилась в 1,5 раза. Насколько она замедлилась из-за войны?

Все усложнялось невозможностью физически доехать в некоторые населенные пункты из-за разрушений или военных действий. В первые недели меняли логистическую модель раз в три дня, потом каждую неделю. 

В марте могли ехать три-четыре дня вместо одного. Это связано с блокпостами и разрушенной инфраструктурой. Например, взорванный мост в Стоянке, который является частью трассы Киев–Львов, стоил «Новой Почте» потери двух-трех дней в скорости доставки. 

Сейчас отправления Киев–Львов, Киев–Одесса доставляются на следующий день. С каждым днем наращиваем темп. 

Навсегда сохраню скриншот операционного отчета за 26 февраля, в котором значилось, что объем доставок в этот день упал до 2%. Так рухнуть – это огромный вызов.

Насколько выросли тарифы?

По основному объему грузов мы тарифы не меняли. Убрали акционный тариф 35 грн на доставку в почтоматы. Теперь он такой же, как при доставке в отделение. За 1,5 месяца резко выросли тарифы на топливо и автоуслуги, поэтому незначительно подняли тариф на фрахт (когда клиент заказывает доставку полной машины или контейнера).

Вызывают тревогу изменения ценников на стелах АЗС. Наверное, не можем не отреагировать на рост стоимости топлива, но пока компания тарифы не меняет.  

Управляемость без доходов

Топ-3 проблемы по приоритетности сейчас? 

Первая – состояние дорог, которое отражается на скорости. Вторая – проблемы с сотрудниками. В некоторых местах, где мы открываемся, не хватает людей. Третья – клиенты. НП – это как кровеносная система, и мы перекачиваем тот объем крови, который есть в системе. 

Если мы работаем на 50% от довоенных объемов, это значит, что 50% наших клиентов или не работают, или работают не в том режиме. 

Компанией управляет менеджмент. Наша функция как собственников просто находиться рядом и время от времени подправлять курс.

Каких ресурсов вам не хватает, чтобы система возобновилась?

У нас нет проблем с ресурсами. Все они находятся в головах и руках сотрудников «Новой Почты». 

За счет чего вы покрываете кассовый разрыв? 

Попросили отсрочку у некоторых поставщиков и ввели неимоверно дисциплинированную и жесткую политику затягивания поясов. Расходы были сокращены до минимума уже 25 февраля. Это обеспечило стабильность и финансовую устойчивость компании. 

Василий Хмельницкий встретил войну с $250 000 на счетах и ​​долгами в $200 млн. У вас была финансовая подушка? 

Да, она была всегда. И в начале войны она сработала и позволила пережить трудное время.  

Сколько денег вы резервируете на черный день?

Сумма должна покрывать все наши затраты на месяц при условии нулевых доходов. 

Как изменилась система принятия решений и роль собственников в управлении?

Все решения, связанные с работой бизнеса, принимаются менеджментом. Наша функция как собственников просто находиться рядом и время от времени подправлять курс. 

Буду бороться и цепляться зубами, чтобы в компании не возникла внутренняя бюрократия.

У «Новой Почты» в первые дни войны осталось только 2% доставок. Как оживает компания? Интервью с соучредителем Вячеславом Климовым /Фото 1

Владимир Поперешнюк (слева) и Вячеслав Климов, основатели «Новой Почты». Фото Александр Чекменев

Какие из мероприятий военного времени оставите навсегда?

Сейчас заняты управленческой реформой внутри компании. Цель – отказаться от лишнего. «Похудеть» нужно как в управленческом составе, так и в количестве уровней принятия решений. В идеале я хочу, чтобы между СЕО и работником отделения было не больше двух-трех управленческих уровней. Буду бороться и цепляться зубами, чтобы в компании не возникла внутренняя бюрократия.  

Инвестиции в будущее

Приоритетной задачей НП на 2022 год было быстрое масштабирование. Вы выделили 5 млрд грн на развитие терминалов, почтоматов, отделений. В планах был запуск авиакомпании. Что остается на повестке? 

Всё. 

Я верю в Украину. Верю, что ЗСУ не только дадут отпор, но и обеспечат победу. Это создаст предпосылки для быстрого восстановления экономики. А реализовать эти предпосылки – задача бизнеса. 

Наверное, будем строить не в тех объемах, как планировалось. Но, по крайней мере, строительство одного сортировочного инновационного терминала в Одессе я хочу возобновить уже летом. Продолжим открывать новые отделения и почтоматы. 

Запустим авиакомпанию, и самолеты «Новой Почты» точно состоятся в этом году. 

Будем активнее развивать международную доставку. Тем более сейчас есть спрос со стороны нескольких миллионов украинцев, вынужденно выехавших из страны. 

Насколько откорректируется капитальный план? 

Сейчас формируем новый бюджет – он даст представления об объемах. Думаю, мы найдем около $100 млн на новые проекты.  

Проблемы e-commerce и уроки Rozetka

«Новая Почта» – основной перевозчик для украинских интернет-магазинов. Как быстро восстановится украинский e-commerce? 

Есть ощущение, что сотрясение для е-коммерса стало более травматичным, чем для их оффлайн-коллег. Но свойство е-коммерса в том, что он быстро падает, но и быстрее восстанавливается. Мы их ждем и как инфраструктура уже готовы. 

Всем нужно думать о финансовой подушке. Некоторым изменить управленческие модели. Многим проанализировать роль собственников.

Вторая интересная штука – многие наши клиенты из оффлайна стремительно диджитализируются. С удовольствием наблюдаю, как с 4 апреля любимый всеми Goodwine начал принимать заказы через чат-боты в мобильном приложении. Мы их доставляем и видим, как каждый день объем отправок взлетает. Причем это отправки и продажи, которых не было раньше.  

Почему та же Rozetka так быстро схлопнулась? Какие уроки должен из этого вынести украинский бизнес?

Всем нужно думать о запасе прочности, финансовой подушке. Некоторым нужно менять управленческие модели. Потому что если бизнес рассыпался, значит, прежде всего рассыпалось управление.  

Наверное, многим надо будет анализировать роль собственников в бизнесе. 

Экспансия

В этой войне больше пострадали компании, заточенные на внутренний рынок. Считаете ли вы ошибкой недостаточное внимание к международной экспансии? Рассчитываете расти за пределами Украины? 

Ошибкой не считаю, но, думаю, мы сильно задержались. Глобальное развитие было в нашей стратегии, но войну мы встретили, имея только НП Молдова и НП Global, которая обслуживала доставки из США, Европы и Китая в Украину. Этого явно недостаточно. 

Мы выучили этот урок и скоро станем гораздо глобальнее. С начала марта изучаем потенциально интересные для нас рынки. 

Какие страны?

Анализируем Восточную Европу – страны, куда уехали украинцы. Не забываем про Штаты и Китай – понимаем, что можем сделать там гораздо больше.

С какой моделью будете заходить?

Выбор бизнес-модели – еще одна задача. Например, около 75% нашей сети – франчайзи в небольших населенных пунктах. Они, кстати, продемонстрировали чрезвычайную стойкость во время этого стресса. Не поверите, но вчера мы давали разрешение нескольким нашим франчайзи возобновлять операции в Донецкой области. Люди готовы работать, даже когда недалеко от них продолжаются обстрелы. 

Это работающая модель, в которой у нас большой опыт, и это один из сценариев, с которым мы пойдем на новые рынки. 

Вы говорили, что через 10 лет «Новая Почта» будет в три раза больше. Сохраняете прогноз?

Не снимаю. За 1,5 месяца стало понятно, что Украина уцелела как государство, а нация состоялась. Украинцы достигли небывалого уровня консолидации и мобилизации. Мы сделали свой цивилизационный выбор. 

При всем трагизме ситуации сейчас идет война за независимость. И Украина ее выигрывает. Все это вселяет огромный оптимизм.

Украина на войне 

Почему Украина победит в этой войне?

Во-первых – правда на нашей стороне. Мы на своей земле – отсюда мотивация. Все граждане Украины понимают, за что они воюют. 

Во-вторых – мы хотим жить богаче, отсюда наш цивилизационный выбор. Мы увидели нищих, озлобленных подонков, которые атакуют, и становится понятно, что мы все делаем правильно. 

Ну и наконец, украинцы в очередной раз продемонстрировали, что мы – вольная, свободная нация на уровне ДНК. И этим объясняются многие успехи на фронте. Потому что каждый солдат, каждый офицер, берет на себя ответственность и принимает решения, не ожидая приказа командования. И такая система управления, которая реализована в ЗСУ, возможна, только когда воюют свободные люди. Мы сражаемся за свою свободу как за осознанный выбор. 

Что нового вы узнали о себе?

Оказалось, что у меня больше ресурса, чем я думал. Понял, что как управленец чувствую себя достаточно комфортно в таком кризисе, в условиях, когда нужно принимать жесткие и иногда отчаянные решения.   

Чему вы научились?

Очень рационально и экономно расходовать слова и энергию. 

О чем я вас не спросил?

Хочу призвать бизнесы немедленно восстанавливать работу. В бизнесе есть парадоксальная штука. Если ты не открываешься, потому что думаешь, что нет клиентов, ты не откроешься никогда. Но как только ты откроешь двери офиса, ресторана, как только начнешь производить продукцию – у тебя моментально появятся клиенты. Они заплатят тебе деньги, за которые ты что-то купишь у поставщиков. Все заплатят зарплату своим сотрудникам, эти люди пойдут и что-то купят. Только так машина экономики запустится. 

Материалы по теме