Медведчук заговорил. Сколько правды в его обвинениях в адрес Петра Порошенко. Комментарии основных действующих лиц /Фото Иллюстрация Shutterstock / Анна Наконечная
Категория
Картина дня
Дата

Медведчук заговорил. Сколько правды в его обвинениях в адрес Петра Порошенко. Комментарии основных действующих лиц

Виктор Медведчук и Петр Порошенко. Фото СБУ Украина Фото Иллюстрация Shutterstock / Анна Наконечная

Виктор Медведчук, с 12 апреля находящийся под стражей СБУ, дал первые показания. Он обвинил пятого президента Украины Петра Порошенко в создании незаконной схемы закупки угля у ОРДЛО, а также приобретении украинской части магистрального нефтепродуктопровода «Самара – Западное направление» за $23 млн. Никаких документов или других доказательств, подтверждающих слова Медведчука, СБУ не публикует. Насколько обоснованны заявления Медведчука, Forbes спросил современников тех событий.

Дело трубы

«Трубой я начал заниматься по просьбе Порошенко. В 2016 году Порошенко обратился ко мне с просьбой, учитывая мои контакты с руководством Российской Федерации, о приобретении трубы», – говорит Медведчук.

Медведчук начал переговоры с Николаем Токаревым, руководителем российской «Транснефти», в собственности которой находилась украинская часть дизельпровода, еще в феврале 2015 года. Об этом свидетельствуют обнародованные Bihus.Info записи телефонных разговоров Медведчука.

В то время решением Ровенского апелляционного хозяйственного суда от 2014 года трубопровод был возвращен в государственную собственность.

Что такое «Труба Медведчука»

Что такое «Труба Медведчука»

(нажмите «Читать больше»)

Магистральный нефтепродуктопровод «Самара – Западное направление», по которому шли поставки дизельного топлива из России и Беларуси в Украину, а также транзитом в Венгрию. В 2016–2020 годах он прокачивал от 0,6 млн до 2 млн т дизеля, обеспечивая 10–40% всего импорта этого топлива.

«Самара – Западное направление» был построен во времена СССР, после провозглашения независимости Украины он должен был перейти в собственность государства на основании правопреемства. В то же время дочерняя компания российской «Транснефтепродукт» не передала указанный трубопровод в собственность Украины. В 2011 году Хозяйственный суд Ровенской области признал право собственности на часть нефтепродуктопровода «Самара – Западное направление», которая проходит по территории Украины, за Украиной, а Апелляционный и Высший хозяйственный суд в 2014–2015 годах решение подтвердили.

Впоследствии, в 2015 году, Хозяйственный суд Ровенской области эти решения отменил якобы по вновь открывшимся обстоятельствам. В 2017 г. тот же Хозяйственный суд Ровенской области признал право собственности на часть нефтепродуктопровода «Самара – Западное направление» за «Прикарпатзападтранс», который является дочерним предприятием «Транснефтепродукт».

«Чтобы «Транснефть» могла продать эту трубу, нужно было, чтобы «Транснефть» снова ею владела. Здесь Порошенко решает все административные вопросы. Суды, прокуратура, АМКУ, ФГИ – все они принимали решения, необходимые для личных интересов президента», – говорит Медведчук.

17 марта 2015 года Высший хозяйственный суд подтвердил решение апелляционного суда о национализации трубопровода. В апреле 2015-го суд Ровенской области начал пересмотр этого дела и, наконец, в 2018 году решение о национализации трубы было отменено. В 2016 году трубопровод в «Транснефти» купила швейцарская компания International Trading Partners, владельцем которой является гражданин Германии Анатолий Шефер, которого BIHUS info связывает с Медведчуком. Позже он продал 51% этого трубопровода «Минскому нефтебитумному заводу», принадлежащему белорусскому бизнесмену Николаю Воробью.

В обнародованных аудиозаписях Медведчук часто ссылается на «главного», который был заинтересован и способствовал этому процессу. Журналисты Bihus.Info предполагают, что «главным» может быть тогдашний президент Украины Петр Порошенко.

Таких решений суды не могли выносить без согласия руководства страны, говорит Юрий Продан, министр энергетики в 2007–2010, 2014 годах. «Всем известно, какое влияние в те времена имел президент и вся верхушка на решение судей», – рассуждает он.

Доказательств, что Порошенко или кто-либо из его окружения отдал распоряжение судьям, никто не приводил.

Кто такой Юрий Продан

Кто такой Юрий Продан

(нажмите «Читать больше»)

Продан был дважды министром энергетики. С декабря 2007-го по март 2010 года он занимал этот пост в коалиционном правительстве Юлии Тимошенко. С 27 февраля по 2 декабря 2014-го – в правительстве Арсения Яценюка по квоте партии «Народный фронт». В новом коалиционном правительстве Продана заменили на Владимира Демчишина, работавшего в инвесткомпании ICU, которую основала Валерия Гонтарева. ICU сотрудничала с компаниями Петра Порошенко.

Генеральная прокуратура допрашивала Юрия Продана как свидетеля по делу о южноафриканском угле. Об этом деле читайте ниже.

Свои слова Медведчук подкрепляет тем, что прокачка дизеля по трубе прекратилась в мае 2019 года, то есть после окончания президентских полномочий Порошенко. «Это свидетельствует, что именно он контролировал трубу», – говорит Медведчук.

Но это не так. Россия прекратила прокачивать дизель по трубопроводу с 1 августа 2019 года из-за введения правительством 17 июля спецпошлины на импорт дизтоплива из РФ трубопроводным транспортом в размере 3,75% от таможенной стоимости товара.

Уже с декабря 2019-го поставки дизтоплива по трубопроводу возобновились. Окончательно трубопровод остановился после его национализации решением СНБО в феврале 2021 года. В 2020 году через этот трубопровод было ввезено 660 000 т топлива, то есть 10,5% всего импорта.

«Порошенко потратил на покупку трубы $23 млн. Деньги выводили через фиктивные договора. Эти вопросы контролировал Макар Пасенюк . С мая 2018-го по май 2019 года труба заработала $41–42 млн», – говорит Медведчук.

Пасенюк отрицал свою причастность к этому делу. Единственное соглашение, по его словам, над которым он работал для Петра Порошенко за время его президентства, – совместный с Rothschild мандат на продажу Roshen с последующей передачей Roshen в управление Rothschild Trust в 2016 году.

«Неподтвержденные никоим образом упоминания имени господина Пасенюка в контексте любых других соглашений, которые связывают с господином Порошенко за время его президентства, кроме соглашения с Roshen, считаем ничем иным, как побочным ущербом целенаправленной клеветнической кампании», – сообщили в пресс-службе группы ICU.

Forbes также обратился за комментарием к Порошенко, но его пресс-секретарь Святослав Цеголко только прислал ссылку на заявление партии «Европейская солидарность», в котором заявления Медведчука называют «информационной диверсией в интересах страны-агрессора».

Угольное дело

«В конце 2014-го – начале 2015 года в Украине была построена система закупки угля у «ЛДНР». В этом была задействована вся верхушка госаппарата», – говорит Медведчук. По его словам, уголь с этих территорий шел в Россию, а затем попадал в Украину. При этом за каждую тонну угля с Донбасса Украина должна была покупать две тонны российского угля.

В 2014 году Украина оказалась в затруднительном положении. Половина украинских ТЭС были заточены на добываемый на неподконтрольной части Донбасса антрацитовый уголь. Чтобы перевести эти станции на газовый уголь, добываемый на подконтрольной части Украины, понадобилось больше трех лет, говорит Михаил Гончар, президент Центра глобальных исследований «Стратегия XXI».

Кроме того, Россия в 2014 году прекратила поставки газа в Украину. Такая ситуация угрожала веерным отключением электроэнергии в стране. Правительство начало искать альтернативу, и в августе 2014 года государственное предприятие «Укринтерэнерго» заключило соглашение с английским Steel Mont Trading на поставку южноафриканского угля. Были заключены контракты на поставку 1 млн т угля, но было поставлено только около 500 000 т, говорит Продан.

В ноябре 2014 года Генеральная прокуратура обвинила руководство госкомпании в том, что плохой по качеству уголь покупают по завышенным ценам и он не горит на украинских станциях. Это произошло после того, как президент Петр Порошенко на одном из заседаний СНБО дал устное поручение выяснить обоснованность цен на африканский уголь и его качество.

По словам Медведчука, власти намеренно препятствовали импорту угля из Южной Африки, чтобы у угля из ОРДЛО не было альтернативы. «Дошло до ареста руководителя «Укринтерэнерго» Владимира Зиневича с одной целью – необходимо было прекратить поставки южноафриканского угля», – говорит он.

Зиневич в интервью «Украинской правде» в 2015 году рассказал, что найти за границей в короткие сроки и в необходимых объемах уголь для Украины было почти невозможно. «В мире практически никто не использует такой тип угля для электроэнергетики», – говорит он. Зиневич считал, что Порошенко кто-то убедил, что в соглашении с импортом южноафриканского угля есть коррупционная составляющая. «Фамилии я называть не хочу, но все то, что писали в СМИ по поводу посредников, претендующих на поставку, в большинстве своем правда», – говорил он.

В 2016 году дело о закупке южноафриканского угля закрыли.

«Народный депутат Игорь Кононенко, приближенный к президенту, предложил кандидатуру [Сергея] Кузяры, чтобы организовать схему закупки и поставки угля [из ОРДЛО] в Украину», – говорит Медведчук.

Кузяра не возражает, что занимался поставкой угля с неподконтрольных территорий, но уверяет, что все делал в рамках закона. «На каждом суде я спрашивал прокуроров: какие мои действия расцениваются как нарушение закона? Ответа никто не дает», – говорит он в интервью «Украинской правде» в начале этого года.

По словам Кузяры, по делу фигурируют несколько контрактов. Один из них касается поставок угля из ЮАР. По версии следователей, Порошенко заставил отказаться от этих поставок, чем создал зависимость от России, «ЛНР» и «ДНР». Два других контракта касаются договоров «Центрэнерго» с Шахтой имени Киселева в Донецкой области и «Луганскуглем».

Порошенко в 2014 году не скрывал планов закупки угля у ОРДЛО, но только при условии, что добывающие предприятия будут перерегистрированы на подконтрольной Украине территории. Шахта имени Киселева и шахты ГП «Луганскуголь» прошли перерегистрацию в Украине.

Украина продолжала торговлю с временно оккупированными территориями в течение 2014–2017 годов, пока в марте 2017-го СНБО не принял решение о прекращении транспортного сообщения между Украиной и ОРДЛО.

Медведчук утверждает, что деньги за уголь в ОРДЛО шли наличными, что создавало коррупционные риски. Перед тогдашней главой НБУ Валерией Гонтаревой была поставлена задача: обеспечить безналичную оплату этих поставок, и она взялась за реализацию этой задачи, говорит Медведчук. «Но почему-то через несколько дней она отказалась открыть счета для безналичных расчетов на территории «ЛДНР», – говорит Медведчук.

Гонтарева говорит, что никаких специальных задач никто НБУ не ставил. «Мы работали над системой выплаты пенсий и пособий на неподконтрольных территориях по заданию Кабмина и парламента, – говорит она. – Мы закрыли все банки и остановили все расчеты на неподконтрольных территориях. Домыслы Медведчука об участии НБУ лишены всякого смысла».

Продан подтверждает, что уголь покупали за наличные. «Как еще можно было доставить деньги на территорию, когда там не было наших счетов? – говорит он. – Поэтому я никогда не понимал, как можно поставлять туда деньги, потому что неизвестно, кому они попадут: действительно ли шахтерам или кому-то другому».

Материалы по теме