Категория
Картина дня
Дата

В России говорят, что дефицит украинского зерна не станет причиной голода в бедных странах. KSE объясняет, почему это очередная ложь

Мир погружен в масштабный продовольственный кризис. Цены на продукты питания держатся на рекордно высоком уровне. Если бы не война в Украине, этого можно было бы избежать.

Пропаганда гласит: глобальный продовольственный кризис – не следствие вторжения РФ в Украину, а двухлетний эффект пандемии COVID-19.

Есть аргументированные основания полагать, что мировой продовольственный кризис настал из-за войны в Украине, блокировки портов и риска ракетных обстрелов.

Украина – крупный мировой производитель и экспортер зерна.

В 2021 году страна занимала:

  • 6-е место среди крупнейших экспортеров пшеницы (20 млн т, или 10% мирового экспорта);
  • 2-е место – по экспорту ячменя (5,6 млн т, или 15% мирового экспорта);
  • 3-е место – по экспорту кукурузы (24,7 млн т, или 12% мирового экспорта).

Страны с низким уровнем дохода и дефицитом продовольствия, находящиеся в Азиатско-Тихоокеанском регионе, Северной Африке и к югу от Сахары – ключевые потребители украинского зерна. Джибути, Эритрея, Ливан, Ливия, Мавритания, Пакистан, Сомали и Тунис очень зависят от украинской пшеницы, по крайней мере 40% этого зерна в каждую из стран поступает именно из Украины.

Около 90% экспорта украинского зерна проходили через черноморские порты, доступ к которым заблокировали войска РФ. Главная проблема в том, что установившаяся логистика не может быть полностью заменена наземным и речным транспортом. Это физически невозможно.

Следовательно, украинский экспорт зерна резко сократился.

В мае экспорт пшеницы обвалился в 20 раз в годовом исчислении (43 500 т в мае 2022 года против 857 800 т в мае 2021 года).

Экспорт ячменя – в два раза (11 600 т в мае 2022 года против 45 000 т в мае 2021 года).

Экспорт кукурузы – более чем вдвое (959 000 т в мае 2022 года против 2 245 000 т в мае 2021 года).

Если блокада украинских морских портов будет продолжаться, мир столкнется с нехваткой этих культур в размере около 7% мирового экспорта.

Российские «ученые» утверждают, что война в Украине является напугавшим рынки фактором, полным спекулятивных мотивов. Впрочем, вместо спекулятивного, а следовательно, и временного скачка цен из-за «плохих новостей» о вторжении РФ цены на пшеницу уверенно держатся на уровне $300–400 за т в течение последних пяти месяцев – на 30% больше, чем накануне начала полномасштабной войны (Рис.1). Аналогичная ситуация с ценами на продукты питания в целом: индекс продовольственных цен от ФАО взлетел на 18 пунктов только через месяц после вторжения РФ, тогда как за весь 2021 год рост составил 20 пунктов.

В России говорят, что дефицит украинского зерна не станет причиной голода в бедных странах. KSE объясняет, почему это очередная ложь /Фото 1

Безусловно, пандемия COVID-19, энергетический кризис (что так же разжигается умышленными действиями Кремля) и низкие мировые запасы зерна нанесли значительный удар глобальной продовольственной безопасности, однако именно вторжение РФ стало настоящим фактором кризиса, с которым столкнулся мир. На рисунках 1 и 2 хорошо видно, как рынки реагировали на пандемию COVID-19 начиная с марта 2020 года и на вторжение РФ в Украину.

В России говорят, что дефицит украинского зерна не станет причиной голода в бедных странах. KSE объясняет, почему это очередная ложь /Фото 2

Пропаганда говорит: количество зерна, заблокированного в Украине, незначительно и не повлияет на продовольственный кризис.

Как считают российские «ученые», в течение июля 2021 – февраля 2022 года Украина смогла экспортировать значительное количество своего зерна. Однако, по данным Госстата, за этот период Украина экспортировала 42,3 млн т зерна, а всего в 2021 году в Украине произведено 84 млн т зерна. Отняв от урожаев внутреннее потребление и объемы экспорта, в украинских хранилищах осталось около 22,6 млн т зерна.

Учитывая, что обычно 70–80% собранного зерна идет на экспорт, в марте – июне этого года Украина должна была бы отправить на мировые рынки еще 16,5–20 млн т зерна (около трети общего экспорта).

Ежемесячная статистика дает реальную картину военного времени. В марте этого года экспорт зерна из Украины составил всего 200 т, в апреле – 810 000 т, в мае – 1,5 млн т, в июне – 1,4 млн т. Последнее на 43% меньше экспорта за аналогичный период прошлого года.

В частности, экспорт кукурузы упал на 29%, пшеницы – на 78%, ячменя – на 44%. В целом с момента нового витка агрессии РФ Украине удалось отправить лишь 3,9 млн т зерна вместо запланированных 16–20 млн т.

Имеют ли 16–20 млн т зерна реальное влияние на продовольственную ситуацию, зависит от субъекта такого влияния. К примеру, в Йемене живет 3,5 млн человек, имеющих проблемы с нехваткой пищи. Основная зерновая культура там – пшеница, которой собственными урожаями страна обеспечена лишь на 3%. Ежегодно Йемен импортирует около 3 млн т пшеницы, 26% из них – из Украины.

Украинское зерно, которое нельзя вывезти из зернохранилищ и портов, а также связанный с этим рост цен является серьезной угрозой для этой страны. Наконец, говоря о трети поставок экспортера с 10–15% долей рынка, здравый смысл подсказывает, что речь идет о больших объемах, оказывающих реальное влияние на ситуацию.

Материалы по теме
Контрибьюторы сотрудничают с Forbes на внештатной основе. Их тексты отражают личную точку зрения. У вас другое мнение? Пишите нашему редактору Катерине Рещук - [email protected]