В правительстве планируют вступление Украины в ЕС до 2024 года. Интервью с вице-премьером по евроинтеграции Ольгой Стефанишиной /Фото из личного архива
Категория
Картина дня
Дата

В правительстве планируют вступление Украины в ЕС до 2024 года. Интервью с вице-премьером по евроинтеграции Ольгой Стефанишиной

Ольга Стефанишина, вице-премьер по евроинтеграции Фото из личного архива

Какие страны были наиболее скептичны в отношении кандидатства Украины? Какой дедлайн ставит правительство для вступления Украины в ЕС? Возможны ли другие оборонные союзы, кроме НАТО? Forbes расспросил вице-премьер-министра по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Ольгу Стефанишину.

Не все страны поддерживали Украину на пути к кандидатству. В частности, были сомнения у Австрии, Нидерландов; Германия в какой-то момент не имела четкой позиции. Как удалось склонить скептиков на сторону Украины?

У разных стран были разные аргументы. Адвокация Украины продолжалась более двух месяцев, проходил непрерывный диалог со всеми 27 столицами, десятки переговоров, визитов на всех уровнях. Со временем наша группа поддержки вышла за пределы стран-соседей, поддерживать Украину стали Ирландия, Италия и Франция. Это был переломный момент.

Второе, что повлияло, – непреклонность украинцев. За 30 лет независимости мы получили всевозможные форматы политических обещаний. Реформы, которые Украина внедряла в последние годы, люди, погибавшие под флагами ЕС, – они заслужили большего, чем очередное политическое обещание.

Весь период после подачи заявки Украину пытались склонить к альтернативным форматам взаимодействия с ЕС, умаляли наши ожидания. Но мы изучили историю ошибок и веры в обещания, поэтому у Украины не было другого варианта, кроме как требовать статуса кандидата.

С какими странами договориться было сложнее всего?

Самая тяжелая дискуссия была с северо-европейскими странами – Нидерландами, Данией, Швецией. Все знали о скептической позиции Германии, здесь был понятен внутренний политический контекст. А в этих странах трудно было продвигать украинские интересы. Мы говорили о больших геополитических ожиданиях, что поддержка Украины – это инвестиция в сильную Европу, а эти страны пытались свести дискуссию к набору определенных шагов.

Мы вместе с Еврокомиссией и Европейским советом нашли баланс между тем, как сказать Украине «да» и учесть предостережения cкептиков. В частности, эти предостережения отражены в семи рекомендациях Еврокомиссии, которые мы должны выполнить.

Требования Евросоюза к Украине как кандидату

  • реформа Конституционного Суда;
  • судебная реформа;
  • смена антикоррупционной политики, назначение руководителя САП;
  • борьба с отмыванием средств;
  • антиолигархический закон;
  • гармонизация аудиовизуального законодательства с европейским;
  • изменение законодательства о нацменьшинствах.

В заключении Еврокомиссии говорится, что Украина получила статус с «условиями». Могут ли забрать кандидатство, если мы не выполним эти семь требований?

В финальном решении, принятом лидерами ЕС, предполагается предоставление Украине статуса кандидата. Точка. Отдельно – рекомендации комиссии. Прогресс в их выполнении и определит следующие этапы присоединения Украины к Евросоюзу.

Однако решение о кандидатстве – политическое. Может произойти что угодно. Но я не представляю, что у 40-миллионной страны, которая стала единым фронтом на защиту государственности и люди которой погибали под флагами ЕС, отзовут статус кандидата.

В Украине 91% граждан поддерживают европейскую интеграцию. Европейские лидеры, скептически настроенные против Украины, понимали, что они скажут «нет» не правительству и парламенту, а людям.

Было ли сопротивление евроинтеграции Украины со стороны России?

В последние недели до решения российская пропаганда включилась в работу в европейских столицах. Она разгоняла месседжи, что Украина недогосударственная, она не готова и только ослабит Европейский союз.

Однако лидеры многих стран понимали, что нарратив «Мы не хотим провоцировать Россию» абсолютно проигрышный. Чем больше было давления со стороны РФ, тем больше было поддержки Украины.

Урсула фон дер Ляйен 1 июля перед Радой прямым текстом сказала, что Украина должна назначить руководителя САП, которого избрали на конкурсе, но не могут назначить несколько месяцев. Говорила о НАБУ, судебной реформе. Есть ли готовность Офиса президента отпустить контроль и сделать антикоррупционные органы реально независимыми?

Во вторник, 28 июня, состоялась встреча президента Зеленского с представителями всех ветвей власти, в том числе правоохранительными органами, присутствовала генпрокурор, глава КСУ.

На этой встрече мы заложили дорожную карту по реализации каждого из требований ЕС. Есть четкое понимание, что все рекомендации будут выполнены, включая назначение прокурора САП, начало конкурса на руководителя НАБУ, реализацию законодательства по отбору членов в Высшую квалификационную комиссию судей.

Президент приказал выполнить эти задачи до конца октября – начала ноября. Чтобы в конце декабря, когда начнется раунд оценки реализации рекомендаций, Украина продемонстрировала прогресс.

Мы сделали дорожную карту по каждому из пунктов, каждый из них будет выполнен.

Какое из семи условий ЕС Украине будет сложнее всего реализовать?

Наиболее комплексным является вопрос внесения изменений в законодательство, касающееся судей Конституционного Суда. В условиях войны это не первоочередная вещь, о которой мы думали, прежде чем это стало частью рекомендаций. Это та реформа, которую мы начинаем писать сейчас.

Мы хотим, чтобы сначала было принято законодательство, которое заложит основы для прозрачного и понятного отбора судей КС, и после этого приступим к назначению судей. Это будет трудный процесс в условиях войны.

Больше всего на нас давит время. Нужно многое успеть до декабря 2022 года. Ныне планируется два важных документа: официальная оценка выполнения Украиной рекомендаций и второй блок – некий скрининг украинской государственности.

Опросник для статуса кандидата содержал более 5500 страниц, вывод, предоставленный ЕК, касается только политических критериев членства. До конца года будет продолжаться оценка оставшихся 3500 страниц по всем секторам экономики, от транспорта до интеллектуальной собственности. В конце года эта оценка будет дана.

В начале следующего года мы готовимся к массовой загрузке парламента и правительства работой, связанной с выполнением новых рекомендаций.

Президент Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен – большой друг Украины, но срок ее полномочий истекает в 2024 году. Это выглядит как окно возможностей, которое может закрыться через два года.

Помню ситуацию двухлетней давности – тогда Украина не была в таком приоритете у президента ЕК. Считалось, что Украина – третья страна, где все понятно: война на территории, Соглашение об ассоциации выполняется и больше ничего не нужно. То тепло и преданность, которые мы видим через два года, – это результат построения отношений. Их выстраивали кирпичик за кирпичиком, во время встреч и звонков. Сегодня эти инвестиции проросли в реальную приверженность Украине.

В правительстве планируют вступление Украины в ЕС до 2024 года. Интервью с вице-премьером по евроинтеграции Ольгой Стефанишиной /Фото 1

Вице-премьер-министр Украины по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Ольга Стефанишина поздравляет президента Франции Эмманюэля Макрона во время его прибытия на железнодорожный вокзал Киева 16 июня 2022 года после поездки с канцлером Германии и премьер-министром Италии

Среди дипломатов есть мнение, что реальные переговоры о членстве Украины в ЕС начнутся лишь после окончания войны. Так ли это?

Это зависит только от нас. Сегодня мы еще не дали ни себе, ни европейским коллегам ответа, как будем выполнять Соглашение об ассоциации в условиях войны, как будем имплементировать рекомендации, которые появятся в конце года. Этого понимания пока нет.

После нашей победы мы сможем вернуться к обычной процедуре. Но реальность другая. Поэтому мы взяли небольшую паузу, чтобы провести внутреннюю оценку нашей готовности.

Мы точно найдем формат выполнения наших обязательств и новых рекомендаций в условиях полномасштабной войны. Мы уже доказали свою способность в этих условиях. Тогда мнения дипломатов изменятся.

Есть ли у правительства внутренний дедлайн вступления Украины в ЕС?

Такой дедлайн есть. Я сейчас не хочу озвучивать цифры. Дедлайн, возможно, будет совпадать с концом каденции Европейской комиссии (полномочия действующей Еврокомиссии заканчиваются в 2024 году. – Forbes). Но более четкие временные рамки прояснятся в начале 2023 года.

Я не вижу никаких предпосылок, чтобы процесс членства Украины в ЕС затягивался. Основные барьеры мы уже преодолели в борьбе за кандидатство Украины. К концу этого года мы уже будем видеть наши следующие шаги по переговорам и присоединению к Евросоюзу.

На саммите НАТО в Мадриде Североатлантический союз задекларировал, что Россия – основная угроза. Что это в практической плоскости означает для Украины?

Стратегия сдерживания России заключается в усилении самого Альянса – создании большего количества групп быстрого реагирования, повышении военной мобильности подразделений и оборудования, усилении флангов НАТО на границе с РФ, усилении безопасности в море. К сожалению, это мало что дает Украине. Мы можем только порадоваться за страны НАТО, что они наращивают свой военный потенциал. Но это не имеет значения для завершения войны России в Украине.

В начале войны решения в Украине не могли приниматься дольше, чем в течение 24 часов, тогда союзники индивидуально стали бок о бок с Украиной. Огромная система координации была реализована не в рамках НАТО, а в рамках встречи в Рамштайне.

После переговоров с Россией в конце марта представители украинской делегации говорили о том, что Украина вместо НАТО может выбрать другие оборонные союзы, в которых гарантами безопасности будут выступать отдельные страны, в том числе Россия. Какой путь избрала Украина?

Материалы по теме

В Конституции записан путь Украины – это евроатлантическая интеграция. Мы выстраивали переход войск на стандарты НАТО, приняли законопроекты в области безопасности и обороны. В Украине один из самых больших бюджетов на сектор безопасности и обороны в Европе, если сравнить с ВВП, – это огромная база, которая укрепила нас в войне с Россией.

С политической точки зрения Украина, мягко говоря, не сдерживала себя, призывая на двух предыдущих саммитах НАТО выполнить обещание 2008 года и присоединить Украину к Альянсу или хотя бы предоставить Украине План действий по членству. Это закреплено в официальных документах, письмах, коммуникациях с союзниками. Но на сегодня Украина такого ответа не получила.

От НАТО как организации консесуса в отношении Украины нет, такое решение приниматься не будет, его нет ни в одном документе по результату саммита. Сейчас нет ничего другого, кроме нашей любимой политики «открытых дверей». Мы знаем, что двери открыты, просто не можем их найти, в разные двери стучимся, но все время не туда.

Сейчас речь идет о выживании государства, не время играть в политику. Поэтому мы будем использовать любой формат, который позволит не просто завершить войну, но и не допустить новой войны. Создать мощную систему защиты граждан Украины, поскольку война ведется в первую очередь против гражданского населения. Речь идет либо об отдельном соглашении о более широких международных гарантиях безопасности, либо, если нет готовности включать Украину в состав НАТО, лидеры должны определить формат таких гарантий. Он может быть другим, но война должна завершиться нашей победой и пониманием, что у нас не будет второй, третьей украинской войны.

Месседжи должны быть донесены России таким образом, чтобы там поняли: это сила, военное присутствие и военное сдерживание.

Ощущается ли усталость от войны в Украине среди партнеров на Западе?

Есть осознание, что война не завершится завтра, как казалось в начале. Независимо от того, будут ли пестрить медиа заголовками об Украине, каждый из лидеров осознает, что они не могут себе позволить устать, потому что это политическая слабость.

Каждый вечер, когда ты понимаешь, что сегодня ничего не сделал для Украины, откладывает победу еще на один день. Союзники это понимают, поэтому мы слышим заявления партнеров после саммита НАТО в Мадриде, после встречи G7, что они будут с нами столько, сколько необходимо. Речь идет о поставках оружия, финансовой поддержке, присоединении к судебным искам и уголовном осуждении преступлений РФ.

 

Материалы по теме