«Я бы уже восстановил проверки для бизнеса, который не пострадал от войны». Какие льготы для предпринимателей оставит государство? Интервью с Данилом Гетманцевым /Фото Александр Чекменев
Категория
Картина дня
Дата

«Я бы уже восстановил проверки для бизнеса, который не пострадал от войны». Какие льготы для предпринимателей оставит государство? Интервью с Данилом Гетманцевым

Даниил Гетманцев Фото Александр Чекменев

Глава «финансового» комитета Верховной Рады Даниил Гетманцев, 44, – главный идеолог налоговых реформ в украинском парламенте. Как изменились его взгляды на налоговую политику за время войны и чего ждать бизнесу после окончания боевых действий. Интервью

На четвертом месяце войны украинское правительство и парламент могут думать не только о стабилизации экономики, но и о работе бизнеса после войны. В марте парламент отменил налоговые проверки, НДС на ввоз импорта и ввел упрощенку для большого бизнеса. Уже в апреле речь шла о том, чтобы отказаться от некоторых льгот.

Какие финансовые и налоговые стимулы государство готово дать украинским предпринимателям?

Это сокращенное и отредактированное для ясности интервью с Даниилом Гетманцевым.

«Контрабанда и белые импортеры не могут работать параллельно»

До войны у вас был имидж человека с достаточно радикальными взглядами на налоговую политику. Изменилось ли что-то за время войны? 

Давайте определимся с терминологией. Радикал – тот, кто исповедует радикальные, резкие подходы. Единственный подход, в котором я был радикален, – это обеспечение принципа «закон один для всех». Это то, что я исповедовал и внедрял. Поэтому нет, я не радикал, я ответственный за свои действия человек. Я понимаю, что если сделаю шаг, который будет обоснован моими соображениями, а не рассчетами, то бюджет, а как следствие и украинцы, недополучат деньги. В нашей довоенной налоговой политике никогда не было радикальных решений. В нашей сфере нет места непросчитанным наперед экспериментам. Радикалы – это как раз псевдоэксперты, ратующие за отмену налогов.  

Если бы у вас была возможность что-то изменить из ранее принятых решений, что бы это было? 

Решения, которые мы принимали два года, нужно было принять за первые три месяца. Мы затянули с вопросами налогообложения руды, РРО, антиофшорным законом, налогом на Google и т. д. 

Как вы видите послевоенную налоговую политику в Украине? 

Первое. Мы хотим стать членами Европейского союза, поэтому должны отвечать Копенгагенским критериям и унифицировать свое налоговое законодательство с законодательством ЕС. Естественно, наши налоговые ставки должны быть на уровне нижней планки в ЕС. Однако налоги должны платить все. Мы должны отказаться от милых нашему бизнесу практик уклонения от налогообложения, контрабанды и т. д. Отказаться навсегда.  

Второе – восстановление Украины после войны. Мы должны простимулировать, в том числе через налоги, важные для страны отрасли – оборонно-промышленный комплекс, сельскохозяйственная переработка и IТ. Возможно, этот перечень будет расширен. 

Мы должны дать льготы промышленности через индустриальные парки и «инвест-няни». Комитет рекомендовал принять налоговый закон по индустриальным паркам и рассчитывает, что в ближайшее время его вынесут в зал. Для IТ уже принят налоговый режим «Дія.Сity».

Материалы по теме

Третье – справедливое налогообложение. Это отсутствие шкурнячков, маленьких правок в законах, которые стоят стране миллиарды и становятся источником обогащения и без того небедных людей. Контрабанда и белые импортеры не могут работать параллельно. Так не бывает в европейской стране. Это вопрос не только законодательства, но и исполнительной власти. 

Расскажите подробнее о налоговых стимулах для АПК и военно-промышленного комплекса.  

Почему молоко Польши конкурентнее нашего? Налоги у них выше, но есть дотации. Наша цель – сделать украинские продукты конкурентоспособными на европейском рынке и выйти на экспорт готовой продукции, а не сырья. Например, экспортировать не кукурузу, а крахмал, не свинину, а колбасу. 

Если говорить об оборонно-промышленном комплексе, то ближайшие 20 лет мы будем жить в условиях военной угрозы. Государственный военный заказ возрастет минимум вдвое. Предприятия ОПК будут развиваться и в перспективе смогут экспортировать продукцию другим странам.

Для этих отраслей мы можем предоставить налоговые льготы – освобождение от налога на прибыль, отмену НДС на ввоз оборудования, снизить налоги на землю и недвижимость. Это не конечный вариант, сейчас идут дискуссии. Говорить о конкретике пока рано. 

Какова дальнейшая судьба нового налогового закона №7311, на какой срок его отложили и почему? 

Я буду настаивать на том, чтобы закон приняли в ближайшее время. Сейчас по закону идут разные дискуссии. Например, по евробляхам. Отменять налоги проще, чем их восстанавливать. 

До конца мая он должен вступить в силу. К этому времени бизнес может перестроить свои процессы.

24 марта ВР проголосовала за отмену пошлины и НДС на импорт. В новом налоговом законе 7311 вы планируете возвращать НДС, почему? 

В марте мы сняли пошлины и НДС на импорт и параллельно с этим приняли налоговые льготы – 2% от оборота. Важно понимать, что это разные решения, которые совпали по времени. Норму в 2% от оборота никто отменять не будет. 

В марте существовала реальная угроза дефицита продуктов народного потребления. В стране мог начаться голод, поэтому было принято такое решение. 

Сейчас мы перезапустили экономику. Мы обеспечиваем себя сами. И льготы по импорту вредят нашему товаропроизводителю, так как импортный товар получается дешевле, чем произведенный в Украине. Это решение следует отменить.

Верховная Рада предлагает в два раза увеличить военный сбор с 1,5% до 3%. Бизнес говорит, что это много. Почему вы остановились на цифре в 3%? 

Это будет действовать только на время военного или чрезвычайного положения и принесет бюджету $1 млрд в год. Мы изучили общественное мнение, люди эту идею воспринимают нормально. 

А тем, кто против, хочется сказать, что мы слишком рано начали считать наши взносы на войну, используя арифметику, а не соотнося риски. Если бы в фазу активных боевых действий, когда русские стояли под Киевом, людей спросили, готовы ли они платить 30% военного сбора, чтобы они ушли из Украины, все бы ответили «да». Сейчас мы зашли в привычный для нас формат критиканства.

Но напомню, что русские войска все еще на территории Украины. Война – это тот момент, когда мы должны консолидировать все ресурсы и отдать все на победу, иначе ее не будет. 

«Можем провести эксперимент с налогом на выведенный капитал»

На период военного времени действует налог 2% с оборота, но он подходит не всем. Как альтернативу бизнес предлагает переход в правовой режим «Дія.City» или замену налога на прибыль налогом на выведенный капитал. Как вам эти идеи? 

Сейчас мы можем провести эксперимент с налогом на выведенный капитал. При условии, что бизнес, который на этом настаивает, будет на него переходить. Большинство наших компаний не получают прибыли, и это не отразится на бюджете. 

Но я не уверен, что бизнес захочет на него переходить, когда действительно посчитает финансовые последствия для себя. У нас был похожий разговор с IТ, которые тоже выступали за его введение. В первом чтении налогового закона «Дія.Сity» мы его внесли и публично об этом заявили, после чего к нам пришли те же IТ-компании и попросили это решение отменить. В результате договорились на компромисс, что этот налог будет опциональным, кто хочет, тот и приходит.

Не хочу погружаться в извечную дискуссию о НнВК, но в мире нет примера, чтобы налог на выведенный капитал привлек дополнительные инвестиции. Поэтому я в эту идею не верю, но если бизнес, именно бизнес, а не оголтелые «эксперты» в соцсетях, выступит «за», на военное время его можно ввести. 

Почему отменили законопроект 7232 по дополнительному налогообложению для российских компаний? 

Его не отменили. У нас есть согласование со всеми фракциями, налоговый комитет его рекомендовал. Сейчас ждем, когда вынесут в зал Верховной Рады. Я всецело его поддерживаю. 

Материалы по теме

Бизнес жалуется, что не получил обещанного возмещения по НДС. Как сегодня можно решить этот вопрос?  

С конца мая мы начнем возмещать НДС за январь. Январь – это мирный месяц, и налоговые накладные по нему зарегистрированы. С февраля по май налоговые накладные не регистрировались. Бизнесу нужно дать время, чтобы их зарегистрировать, без этого возмещение НДС невозможно. На это мы даем полтора-два месяца, потом налоговой нужно время, чтобы проверить накладные. Затем начнут происходить возмещения за февраль – май. С июня мы рассчитываем уже выйти в обычный режим возмещения. 

Мы отказались от идеи возмещать НДС облигациями. Все выплаты будут живыми деньгами. На возмещения по НДС нужно около 12 млрд грн в месяц.

«Я бы восстановил проверки для тех, кто не пострадал от войны»

Если говорить о регионах, которые пострадали от военных действий больше других (Харьковская, Донецкая, Луганская области), нужна ли для них отдельная налоговая политика? 

Налоги в стимулах для развития регионов занимают не первое и даже не пятое место. Если мы хотим что-то восстановить, нужны финансовые стимулы в виде дотаций, международных грантов и дешевых кредитов. Да, можно сопровождать это налоговыми льготами, я не против. 

Если сейчас освободить Харьков от налогов на 50 лет, то бизнес туда не вернется. Бизнесу нужна безопасность, верховенство права и, как дополнительный стимул, дотации. Сейчас обсуждается вопрос страхования рисков. Мы хотим дать гарантии бизнесу, что если вследствие войны его предприятие будет разрушено, он получит 100% возмещение вложенных денег.  

Этим может заниматься государство, специально созданные банки или страховые компании. Мы сейчас создаем Фонд поддержки Украины, где будут грантовые деньги наших доноров. О его концепции еще рано говорить.

Одна из опций сохранить свой бизнес – релокация на запад страны. Соответственно, западные регионы получают большую часть налоговых поступлений и рабочих мест, чем восточные и центральные. Что делать с этим дисбалансом? 

Сейчас этого нет. Достаточно посмотреть на поступления в бюджет. За апрель налоговый план Донецкая область выполнила на 78%, Закарпатская – 105%, Ивано-Франковская – 101%, Ровенская – 98%, Хмельницкая – 92%, Черновицкая – 93%.

Говорить о том, что у нас сместится промышленный потенциал с востока на запад при 500 приехавших предприятиях, преждевременно. 

Бизнесу стали приходить сообщения о начале налоговых проверок несмотря на существующий мораторий. Как вы можете это объяснить?

Налоговые проверки сейчас запрещены. Исключение – подакцизные товары, производители, которые начали работать вчерную и уходят от уплаты налогов. Мы будем их проверять в первую очередь на предмет расчета картами, чтобы они не уходили в наличные расчеты.  

Есть разный бизнес и разное отношение к стране. Например, сеть АТБ платит налоги наперед, поддерживает страну. А есть «Сильпо», у которых долг перед бюджетом, не подают декларации и не платят поставщикам. Если мы под прикрытием войны должны это терпеть, то я с этим не согласен.  

Я бы восстановил проверки уже сейчас того бизнеса, который не пострадал от войны. Почему мы не должны проверять предпринимателя, который работает в Ивано-Франковске? В мирных областях нужно возвращать нормальный налоговый контроль. Пока мы не вносили это предложение, идут дискуссии.  

Бизнес жалуется, что на таможне царит хаос. Что с этим делать? 

Я считаю, что таможню нужно перезагрузить. Это касается как центрального, так и регионального руководства. Мы общаемся с премьер-министром по этому поводу, у него схожая позиция.  

Сейчас мы видим очереди на таможне, некачественное оформление документов, правоохранителей, которые пасутся на постах, гуманитарную помощь, которая продается на базарах. В мирное время это называлось коррупцией, сейчас – мародерством. А это уже другой уровень ответственности. И это необходимо выжечь каленым железом.

Материалы по теме