Категория
Жизнь
Дата

Не для того мы потеряли столько украинцев, чтобы вы продолжали воровать. Как после войны должно измениться общественное соглашение в Украине

Всякая война приводит к усилению роли страны. Правительства повышают налоги, ограничивают потребление, в частности через нормирование (талоны), стимулируют сбережения, национализируют ключевые отрасли, вводят элементы планирования, обязательного для выполнения предприятиями всех форм собственности.

В Украине же, напротив, сейчас благоприятные условия усилить частный сектор, рассуждает Павел Шеремета.

Всем известна институциональная слабость экономического блока государственных органов. Министерство экономики и торговли является наследником советского Госплана. Но, во-первых, со времен всеобъемлющего государственного планирования прошло более 30 лет. Печальноизвестную «институционную память» вытеснили даже не столько министры-реформаторы, сколько министры-коррупционеры. Во-вторых, анекдотичное позднесоветское государственное планирование в условиях почти 100-процентной государственной собственности имело немного общего с эффективным военным планированием в экономике с доминирующим частным сектором.

По схожим причинам национализация ключевых отраслей промышленности может привести к снижению их производительности, как видно сейчас даже в частно монополизированном энергетическом секторе.

Государственная оборонная промышленность до войны находилась только на ранних стадиях реформирования. Ситуацию спасает снабжение большого количества западного вооружения и боеприпасов.

Еще больше ситуацию спасает гиперактивность украинских волонтеров во всем мире – того же частного (хотя при данных обстоятельствах и неприбыльного) сектора. Если бы легендарным украинским волонтерам в шутку поставить задачу найти и привезти в страну ядерное оружие, за сколько дней они бы управились?

В условиях войны сложились почти идеальные условия существенно изменить целое «общественное соглашение» в отношении частной экономики. И как результат – расширить, а не сузить экономическую свободу.

Постсоветское отношение государства и большей части общества к бизнесу было отрицательным, даже враждебным. В условиях значительного неравенства олигарх, бизнесмен, предприниматель приравнивались друг к другу и не имели слишком большой симпатии, прежде всего, у старшей (активно голосующей) части общества. Трогать олигархов было опасно, поэтому «отдувались» предприниматели. Кульминацией этого негативного отношения в последние годы и даже месяцы вместо либерализации был турборежимный процесс фискализации, благодаря которому единственная несвободная экономика Европы, Украина, умудрилась упасть в рейтинге экономической свободы еще ниже.

Теперь одни предприниматели воюют в Вооруженных Силах, а другие по всему миру ищут и находят бронежилеты и аптечки. Рейтинг главных врагов народа с большим отрывом возглавили российские оккупанты. Прессовать украинских предпринимателей, как это государственные органы делали раньше, больше «некогда». Инициативы правительства по снижению налогов и либерализации трудовых отношений – первые шаги в правильном направлении.

Это должно быть только началом. Трудовой кодекс 1971 года нужно наконец-то отправить в направлении российского военного корабля. Налоговую систему также можно коренным образом обновить. Ведь постоянные аргументы противников столь глубоких изменений, МВФ и Минфина, – «покажите нам компенсаторы» – больше бездействуют. Прогнозирование доходов бюджета сейчас сродни прогнозированию поведения Путина. О каких компенсаторах может идти речь? Украина получит необходимые финансовые ресурсы от демократического мира по принципу «вы сражаетесь – мы платим». Нужна политическая смелость и общественная коалиция за либеральную налоговую систему и ее проект. Делать это нужно быстро, пока фискализаторы временно застыли.

Отжило себя и «общественное соглашение» по поводу коррупции – «мы себе воруем, где можем, а вы, где можете, терпите». После хорватской войны общество забрасывало коррупционеров яйцами – и это было одно из малейших наказаний. Основой нового общественного договора должно стать: «не для того мы потеряли столько украинцев, чтобы вы продолжали воровать».

Не менее важно и общественное соглашение по этике труда. В Украине, едва начавшей процесс модернизации, смешно было наблюдать элементы «постмодерного гедонизма» с его шашлычками, сверхпотреблением, низкими сбережениями и инвестициями, приверженностью элитным брендам, короткими рабочими неделями и длительными отпусками, одновременным празднованием и коммунистических, и религиозных праздников, перенесением государственных выходных на рабочие дни…

Война поставила на этом жирный крест. В ближайшие годы нам всем остаются только «кровь, пот и слезы». Экономика должна работать без выходных. Именно так героически и изобретательно, как работает сейчас украинская армия.

Материалы по теме
Контрибьюторы сотрудничают с Forbes на внештатной основе. Их тексты отражают личную точку зрения. У вас другое мнение? Пишите нашему редактору Катерине Рещук - [email protected]