«Жесткий дефолт». Как «Нафтогаз» провалила реструктуризацию долга на $350 млн и что ждет госкомпанию /Фото Getty Images
Категория
Компании
Дата

«Жесткий дефолт». Как «Нафтогаз» провалила реструктуризацию долга на $350 млн и что ждет госкомпанию

Глава «Нафтогаз Украины» Юрий Витренко Фото Getty Images

«Нафтогаз Украины» допустила дефолт по еврооблигациям. Правительство не разрешило госкомпании произвести выплату $350 млн долга. Почему так произошло и как это повлияет на компанию

26 июля закончился пятидневный льготный период, в течение которого «Нафтогаз Украины» имела право выплатить почти $350 млн долга с процентами по еврооблигациям. Неполучение инвесторами этих средств означает наступление дефолта госкомпании.

Этому предшествовала неудачная попытка «Нафтогаза» договориться через эмитента своих ценных бумаг Kondor Finance plc об отсрочке на два года выплаты купона и погашения бондов. Держатели еврооблигаций отвергли это предложение, сообщили в «Нафтогазе» 25 июля.

Всего у госкомпании в обращении три выпуска еврооблигаций на $1,5 млрд. Трехлетние с уплатой в июле 2022 года на $335 млн, пятилетние еврооблигации-2024 – на €600 млн, семилетние еврооблигации-2026 – на $500 млн.

Если бы кредиторы согласились, «Нафтогаз» в течение двух лет сэкономила бы почти $550 млн, пишет Bloomberg. Но в 2024 году компания должна была бы погасить более $1 млрд долга, подсчитал старший аналитик Dragon Capital Денис Саква.

Почему «Нафтогаз» пошла на реструктуризацию

В условиях войны Украина вынуждена экономить каждую копейку, и выплата долгов – не является главным приоритетом, говорит руководитель аналитического отдела Concorde Capital Александр Паращий. Правительство поставило «Нафтогазу» главную задачу: закупить 5,6 млрд кубометров газа для отопительного периода почти на $8 млрд, говорит он.

«Нафтогаз» могла бы импортировать газ на сэкономленные от реструктуризации средства. Но ей на это не хватает денег. Госкомпания рассчитывает получить часть средств на закупку газа из госбюджета, а также привлекла для этого кредит от ЕБРР на €300 млн.

21 июля Кабинет министров признал неудовлетворительной работу правления «Нафтогаза», потому что компания не смогла договориться с кредиторами. Также правительство обязало «Нафтогаз» согласовывать с ним все действия по долгу.

23 июля председатель правления «Нафтогаза» Юрий Витренко обратился в Кабмин за согласованием выплат. Но правительство такого разрешения не предоставило. Компания также сообщила правительству, что на ее счетах есть средства для осуществления выплат, а также о возможных рисках для нее и для государства в случае «жесткого дефолта» (нарушения обязательств по выплатам), который наступит, если правительство не согласует «Нафтогазу» выплату владельцам облигаций.

Почему провалились переговоры

Решение «Нафтогаза» реструктуризировать долг стало неожиданностью для кредиторов, говорит Саква из Dragon Capital. Украинские власти обещали, что Украина будет платить по всем долгам, несмотря на войну, и кредиторы были уверены, что в июле «Нафтогаз» с ними рассчитается, говорит он. Если компания планировала реструктуризировать долг, то консультации с кредиторами нужно было начинать минимум за месяц, а не за неделю до выплаты.

Кроме того, «Нафтогаз» ничего не предложила кредиторам за возможность отсрочить платежи на два года. К примеру, consent fee в размере 1% от суммы долга, говорит он.

Почему госкомпания тянула до последнего? «Возможно, «Нафтогаз» планировала выплатить долг, поскольку деньги для этого у нее есть, но правительство решило иначе», – говорит Саква.

Почему? Причина, скорее всего, в том, что Кабмину не понравились условия, с которыми «Нафтогаз» вышла к кредиторам, говорит Паращий. Правительственные установки для «Нафтогаза» не являются публичными. Он предполагает, что Минфин предлагал просить об отсрочке на два года для всех выпусков, а компания обратилась только к держателям облигаций с выплатой в 2022 году. Это потребовало бы новых выплат уже через два года.

Как дефолт повлияет на «Нефтегаз»

Госкомпания не сможет привлекать новые кредиты за рубежом, также под угрозой кредит на сумму €300 млн на закупку газа от ЕБРР. Впрочем, из-за войны «Нафтогаз» и так не может взять взаймы ни у кого, кроме госбанков, не имеющих лишних средств, и ЕБРР, говорит Александр Паращий.

Кредиторы теперь смогут судиться с «Нафтогазом» за возврат долга в виде ее активов, прежде всего зарубежных, говорит Саква. Паращий считает такой сценарий маловероятным, но компании придется предложить держателям облигаций лучшие условия реструктуризации.

Еще один риск – вероятность кросс-дефолта по всем трем выпускам еврооблигаций. Паращий прогнозирует, что кредиторы с пониманием отнесутся к проблемам, вызванным войной, и не воспользуются правом досрочного требования по евробондам с выплатами в 2024-м и 2026-м годах.

Материалы по теме