Ошибки вынуждают мозг развиваться. Главное – не прекращать работу. Как устроен этот процесс, объясняет ученая Джо Боулер /Фото Stanford Graduate School of Education
Категория
Лидерство
Дата

Ошибки вынуждают мозг развиваться. Главное – не прекращать работу. Как устроен этот процесс, объясняет ученая Джо Боулер

Джо Боулер Фото Stanford Graduate School of Education

У людей, которые боятся математики и сталкиваются с цифрами, в мозге включается тот же центр страха, что и при созерцании змей или пауков. В таком состоянии мы утрачиваем способность решать проблемы. Поэтому люди думают, что просто не имеют математических способностей. На самом деле это – миф

Профессор педагогики из Стэнфорда Джо Боулер на протяжении последних лет сотрудничала с исследователями человеческого мозга и изучала нейропластичность. Она убеждена, что люди становятся успешными не благодаря своей генетике, а наш разум – невероятно адаптивный. «Каждый раз, когда мы чему-то учимся, мозг меняется и реорганизуется», – говорит Боулер.

Преподаватель объясняет, что существует шесть способов улучшить свою способность учиться. Один из них – ошибаться. «Если с готовностью встречаем препятствия и допускаем ошибки во время обучения, мы усиливаем нейронные связи, которые ускоряют и улучшают наши навыки», – убеждена Боулер.

Forbes публикует отрывок из книги «Ум без границ! Учись, расти и живи без барьеров», которая выйдет в издательстве Vivat в конце января 2022 года.

Искусство ошибаться

Впервые мне открылся положительный эффект ошибок, когда я вела мастерскую для учителей и к нам присоединилась Кэрол Двек, инициатор исследования умонастроения. В тот день участники мастерской собрались многочисленной группой и внимательно слушали Кэрол. Она отмечала, что каждая наша ошибка активизирует синапсы в мозге, заставляя его прогрессировать. Все учителя в зале были шокированы, ведь они привыкли стремиться к максимальной безошибочности. Кэрол обрисовала свою работу по исследованию реакции мозга на ошибки как рассматривающую, какое у человека умонастроение – роста или постоянства.

Джейсон Мозер и его коллеги продолжили работу Кэрол. И нашли кое-что удивительное. Они попросили участников пройти тесты, во время которых их мозг подвергался МРТ-сканированию. Они анализировали, что происходит, когда люди дают правильный и неправильный ответ. Исследователи обнаружили: когда люди допускали ошибки, их мозг работал активнее и развивался. Сегодня нейроученые соглашаются в том, что ошибки укрепляют нейронные связи.

Этот ключ к учебе особенно значим, ведь большинство учителей организует свои занятия таким образом, чтобы все их ученики давали правильные ответы. Учебные планы и учебники задают банальные вопросы, не побуждающие к размышлению, чтобы учащиеся дали высокий процент правильных ответов. Общее предубеждение состоит в том, что учащихся вдохновляет развиваться доказательство их правоты. Но вот в чем загвоздка: когда ты знаешь, что ты прав, твой мозг не тренируется.

Для того чтобы ученики почувствовали свой рост, нужно задавать им вопросы, заставляющие их задуматься, вопросы на грани их понимания. Они должны рассуждать о них в среде, которая не осуждает за ошибки, а учит извлекать из них пользу для себя. Это необходимость. Не достаточно давать сложные задачи, поощряющие попытки и ошибки, среда также должна давать смелость допускать эти ошибки. Только взаимодействие этих компонентов создает идеальный опыт обучения.

Дэниел Койл изучал «центры талантов», из которых выходит больше всего успешных учеников, и пришел к выводу, что их достижения высоки не благодаря природным данным. Это результат работы и практики. В фокусе его внимания были те, кто достиг высот в музыке, спорте и академических дисциплинах. Его исследование показало, что все эти люди прибегали к определенным упражнениям, которые способствовали тому, что их мозговые связи покрывались миелином.

Наш мозг функционирует через взаимосвязанные нервные волокна (включая нейроны), а миелин – это некая оболочка, которая окутывает волокна и улучшает силу сигнала, его скорость и точность. Неважно, что мы делаем (обдумываем какую-то идею или гоняем мяч), – миелин покрывает нейронные связки, задействованные в этом процессе. Он оптимизирует конкретные цепочки и делает так, чтобы в будущем наши мысли и движения были слаженными и более четкими. Миелин – неотъемлемая составляющая учебного процесса. Обучение – вещь большей частью длительная, ею управляет миелин, усиливая сигналы и медленно укрепляя связи. Койл приводит ряд примеров успешных математиков, гольфистов, футболистов и пианистов и рассказывает о том, как во время их упражнений миелин накладывался слоями на их нейронную систему. Он характеризует мировых экспертов как людей с «суперовыми связями», завернутыми в многослойные оболочки миелина, что и делает их эффективными.

Как развить эти «суперовые связи»? Они возникают, когда люди работают на грани своего понимания, допускают ошибки в сложных задачах, исправляют эти ошибки, идут дальше и снова допускают ошибки, все время проделывая путь сквозь трудности.

Койл начинает свою книгу показательной историей об обучении. В ней речь идет о тринадцатилетней девочке, которую он для книги называет Клариссой и которая овладевает игрой на кларнете. У Клариссы, по его словам, нет соответствующего «дара» или «музыкального слуха», у нее лишь посредственное чувство ритма и низкая мотивация. И все же она становится знаменитой в кругах музыкантов, потому что ей удается ускорить свою учебу в десять раз, согласно подсчетам музыкальных психологов. Это небывалое достижение записывали на видео и изучали музыкальные эксперты. Дойл описывает, как посмотрел запись с упражнениями Клариссы и предложил назвать ее «Девушка, которая схватывает одномесячную программу за шесть минут». А сами упражнения описывает так:

Кларисса вдыхает и играет две ноты. После замирает. Отводит кларнет от губ и смотрит на ноты. Прищуривает глаза. Играет семь нотпервую музыкальную фразу. Пропускает ноту и сразу останавливается, почти отдергивает кларнет от губ… Начинает снова, на этот раз идет на несколько нот вперед, перескакивает ноту, возвращается к началу, исправляет. Начало песни уже вырисовываетсяноты приобретают настроение и чувственность. Когда она закончила эту фразу, она задержалась на долгие шесть секунд, словно проигрывая ее снова и снова в своей голове и перебирая пальцами на кларнете. Наклонившись вперед, она снова вдыхает, начинает. Звучит плохо. Это вообще не музыкакакая-то ломаная, заикающаяся, замедленная последовательность нот, с остановками и пропусками. Здравый смысл подсказывает нам, что Кларисса терпит поражение. Однако в этом случае терпит поражение именно здравый смысл.

Ведь музыкальный эксперт, посмотревший это видео, хвалит, что ее упражнения «прекрасны», и что «если бы кто-то смог это повторить, цены бы ему нельзя было сложить». Койл отмечает: «Это не обычная техника. Это что-то другое – целенаправленный, сосредоточенный на ошибках процесс. Когда происходит рост, развитие. Когда появляется песня, а с ней – новое качество у Клариссы».

В каждой из историй об обучении, которые анализирует Койл, учащийся «нащупывал неврологический момент действия механизма, в котором определенные модели целенаправленной практики формируют навык. Не осознавая этого, они вошли в зону ускоренной учебы, куда имеет доступ только тот, кто знает дорогу. Если коротко, они хакнули код таланта».

Одним из важнейших залогов высокоэффективного обучения является присутствие ошибок и роль вызовов и поражений в превращении ученика из начинающего в эксперта. Это созвучно и с тем, что доказывает наука о мозге: мозговая активность повышается, когда человек прилагает усилия или допускает ошибки, и снижается, когда он делает все правильно. Как ни жаль, большинство учеников идет по тропинке правильных ответов и опасается падений, считая, что так они не добьются успеха, а на самом деле именно иной подход и есть путь к успеху.

Практика важна для накопления любых знаний и навыков. Андерс Эрикссон помог миру понять природу успеваемости и обнаружил, что лучшие эксперты на планете – пианисты, шахматисты, романисты, спортсмены – упражнялись в том, что они делают, в течение десяти тысяч часов свыше двадцати лет. Также он доказал, что успех связан не с тестами на интеллект, а с количеством сознательной практики. Что важно, экспертами становятся не просто те, кто усердно работает, а те, кто усердно работает правильным способом. Ряд различных исследований определяет эффективную практику одинаково – как выход за предел своих возможностей, как дорогу через ошибки, работу над ними и новые ошибки.

Материалы по теме
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Инвестгид на 2022-й год, Семёнов и его телеканалы, цифровая Украина | Рейтинг работодателей