Сомнения можно превратить в инструмент самосовершенствования. Почему синдром самозванца приведет к успеху быстрее, чем самоуверенность /Фото Getty Images
Категория
Лидерство
Дата

Сомнения можно превратить в инструмент самосовершенствования. Почему синдром самозванца приведет к успеху быстрее, чем самоуверенность

Адам Грант, американский ученый-психолог. Фото Getty Images

Первое правило клуба Даннинга–Крюгера заключается в том, что вы не знаете, что являетесь членом клуба Даннинга–Крюгера, иронизирует Дэвид Даннинг. Результаты его совместного с Джастином Крюгером исследования показали: часто люди не могут осознать свою неспособность выполнять определенные действия. В то же время, они убеждены в своей высокой компетентности

«Наверное, больше всего меня раздражает напускная осведомленность, когда люди делают вид, что разбираются в том, о чем и не подозревают. Мне она так досаждает, что я пишу об этом книгу», – отмечает американский ученый-психолог Адам Грант. Таких людей он называет диванными знатоками и противопоставляет им «кажущихся самозванцев». Грант убежден, что синдром самозванца заставляет чаще сомневаться, находить собственные пробелы и восполнять их.

Американский ученый вспоминает Халлу Томасдоттир – одну из основательниц Рейкьявикского университета и предпринимательницу. В 2015 году кто-то создал петицию, чтобы Халла баллотировалась на должность президента Исландии. Она отвечала, что ей не хватает опыта и уверенности, но в итоге согласилась. Шансы на победу были невысоки.

Тогда же в президенты баллотировался Давид Оддсон, бывший премьер-министром Исландии с 1991-го по 2004 год. Позже он попал в список 25 человек, виновных в мировом финансовом кризисе, по версии Time. Однако в 2016 году Оддсон был уверен в значимости своих знаний и опыта.

Люди могут себя очень пере- или недооценивать. Но как сделать сомнение инструментом самосовершенствования и принять страхи, которые являются следствием синдрома самозванца? Ответы на эти вопросы дает Адам Грант. Forbes публикует отрывок из его книги «Подумай снова. Сила понимания собственного незнания», вышедшей в издательстве Yakaboo Publishing в 2022 году.

Сомнения можно превратить в инструмент самосовершенствования. Почему синдром самозванца приведет к успеху быстрее, чем самоуверенность /Фото 1

Преимущества сомнений

За полтора месяца до выборов президента Исландии Халлу Томасдоттир, по результатам опросов, поддерживал только один процент избирателей. Чтобы сосредоточиться на наиболее перспективных кандидатах, телеканал, который транслировал предвыборные теледебаты, сообщил, что не будет приглашать претендентов с поддержкой ниже 2,5%. И Халла едва преодолела этот барьер в день начала прений. Через месяц ее популярность взлетела до небес. Она не просто стала перспективным кандидатом – она оказалась в четверке лидеров.

Несколько лет спустя, когда я пригласил Халлу выступить перед моими студентами, она сказала, что эмоциональным горючим в то время для нее был синдром самозванки. Обычно к этому синдрому относятся с осторожностью: хроническая недооценка себя может уничтожить мотивацию и помешать нам действовать во имя достижения цели. Впрочем, время от времени кое-какие сомнения наполняют нас всех.

Некоторые опросы свидетельствуют, что более половины людей чувствовали себя самозванцами на том или ином этапе своей карьеры. Считается, что это чувство чаще всего узнают женщины и маргиналы. Впрочем, этот опыт не обошел и наиболее успешных людей.

У меня были студенты, получившие патенты раньше, чем разрешение на покупку алкоголя, и стали мастерами спорта по шахматам прежде, чем научились управлять автомобилем. Однако они до сих пор борются с неуверенностью в себе и постоянно подвергают сомнению свои способности. Стандартной реакцией на достижения у них было утверждение, что им что-либо удавалось вопреки сомнениям. А что если эти сомнения и поспособствовали их успеху?

Басима Тевфик – в то время докторантка Вортонской школы бизнеса, а ныне преподавательница Массачусетского технологического института – исследовала группу студентов-медиков, готовившихся к клинической практике, чтобы выявить возможное благоприятное влияние сомнений. Она организовала получасовые осмотры «пациентов», которых изображали актеры. Они рассказывали о симптомах вымышленных недугов, а Басима наблюдала, как студенты-медики общались с «пациентами», а также фиксировала корректность поставленных диагнозов.

За неделю до эксперимента те же студенты прошли опрос о том, как часто они чувствуют себя самозванцами, то есть считают себя не такими квалифицированными и способными, какими их видят важные для них люди. Те, кто признавал себя самозванцем, не только продемонстрировали хорошие диагностические навыки – не хуже их уверенных коллег, – но и были очень лояльны к «пациентам». Их оценили как проявляющих эмпатию, высокое уважение и профессионализм. Кроме того, они задавали более точные вопросы и более доступно толковали «пациентам» информацию. В другом исследовании Басима выявила такую ​​закономерность среди специалистов в области инвестиций: чем чаще они чувствовали себя самозванцами, тем лучше об их работе отзывались руководители в течение четырех месяцев после оценки.

Эти факты новы, и нам еще предстоит многое узнать о том, когда синдром самозванца приносит пользу, а когда вредит. Однако они заставили меня усомниться в своих представлениях о синдроме самозванца как о вредном расстройстве.

Обычно, когда нас одолевают сомнения, связанные с синдромом самозванца, нам советуют игнорировать их и верить в себя. Но, думаю, лучше принять эти страхи, потому что они могут предоставить нам три преимущества.

Первое преимущество синдрома самозванца состоит в том, что он мотивирует нас работать упорнее. Вероятно, это не очень важно, когда мы решаем, принять ли участие в гонках, но, когда мы уже ожидаем старта, сомнения могут побуждать нас добежать до финиша, чтобы оправдать свое участие и право на место среди финалистов. В ходе исследований, проведенных с работниками колл-центров, военными и правительственными командами и представителями общественных организаций, я обнаружил, что уверенность может способствовать развитию самодовольства. Если мы никогда не беспокоимся о том, что можем подвести других людей, то, скорее всего, подведем. Когда мы чувствуем себя самозванцами, то думаем, что всегда должны что-то доказывать. Чувствуя себя самозванцем, вы, скорее всего, одним из последних присоединитесь к проекту, но также будете последним, кто в нем разуверится и прекратит что-то делать.

Вторым преимуществом синдрома самозванца является то, что он побуждает к принятию взвешенных решений. Когда мы сомневаемся в своей победе, то стремимся пересматривать свою стратегию. Помните, что новички не склонны страдать синдромом Даннинга–Крюгера? Чувствуя себя самозванцами, мы действуем как начинающие, поэтому скептически воспринимаем те свои предположения, относительно которых кто-то другой и не подумал бы усомниться.

А третье преимущество – этот синдром побуждает учиться лучше. Не давая нам уверенности в нашей осведомленности, он опускает нас с пьедестала на землю, побуждая прислушиваться к другим. Психолог Элизабет Крумрей Манкузо вместе с коллегами пришла к выводу: обучение нуждается в скромности, чтобы осознать, что нам есть чему учиться.

Это в определенной степени подтверждает и исследование еще одной бывшей докторантки Вортонской школы бизнеса Даниэль Тассинг, ныне являющейся профессором Университета штата Нью-Йорк в Буфалло. Даниэль собирала данные в больнице, где все медсестры по очереди исполняют обязанности старшей медсестры. То есть даже на медсестер, которые сомневаются в своих лидерских способностях, там периодически возлагают управленческие функции. И именно те медсестры, которые не были уверены в своей готовности, оказывались более эффективными. Среди прочего и потому, что предпочитали совещаться с коллегами по поводу своих решений. Они не возвышались над другими и знали, что там, где им не хватит опыта или навыков, они смогут спросить у других. Халла Томасдоттир – еще одно яркое подтверждение важности сомнений.

Лига чрезвычайной скромности

Когда мы общались с Халлой, она рассказала, что раньше колебания просто истощали ее. Она воспринимала их как признак того, что ей не хватает способностей для достижения успеха. Сейчас она приобрела уверенную скромность и иначе интерпретирует сомнения – они являются сигналом к тому, что она должна совершенствовать свои инструменты.

Есть много доказательств, что уверенность так же часто является результатом достижения успеха, как и его причиной. Мы не должны ждать, когда наша уверенность укрепится для достижения высоких целей. Впрочем, мы можем укреплять ее, достигая новых высот. «Я благодарна синдрому самозванца, ведь он побуждает меня делать больше и пробовать новое. Я научилась обращать его на пользу и прекрасно чувствую себя, потому что благодаря своим сомнениям постоянно развиваюсь», – говорит Халла.

Когда другие кандидаты довольствовались обычным освещением в СМИ, неосведомленность Халлы заставила ее применить нестандартный подход к своей кампании. Она упорно работала и не спала до поздней ночи, отвечая на сообщения в социальных сетях. Она проводила сеансы Facebook Live, на которых избиратели могли спросить ее о чем угодно, и овладела Snapchat, чтобы поддерживать связь с молодым поколением. Понимая, что ей все равно нечего терять, Халла беспрестанно делала то, к чему очень редко прибегали кандидаты в президенты: не критиковала своих оппонентов и не осуждала предшественников. В худшем случае, просто ничего не получится, думала она. Отчасти поэтому она получила такую поддержку избирателей: они просто устали наблюдать, как другие кандидаты поливают друг друга грязью. В противоположность им Халла с уважением относилась к своим оппонентам.

Неопределенность побуждает нас задавать вопросы и воспринимать новые идеи. Она предохраняет нас от синдрома Даннинга–Крюгера. «Синдром самозванца заставляет меня всегда быть в тонусе, стремиться к большему и учиться новому, потому что я никогда не думаю, что уже все постигла, – размышляет Халла. – Возможно, этот синдром и является движущей силой, ведь вряд ли вы услышите от того, кому он присущ, что-то вроде «здесь так не принято» или «это единственно правильный путь». Я так стремилась научиться и узнать больше, что спрашивала совета о том, что могу изменить, почти у каждого». Хотя Халла сомневалась в своих инструментах, она была уверена в себе как ученице. Она понимала, что знания следует искать у экспертов, но креативность и мудрость могут прийти откуда угодно.

На президентских выборах в Исландии голоса распределились между четырьмя кандидатами – Халлой, Давидом Оддсоном и еще двумя политиками. Трое кандидатов-мужчин имели довольно широкий медийный охват: они давали интервью, их фотографии часто появлялись на страницах газет и журналов. Однако к Халле СМИ не проявляли такого внимания. Также мужчины имели гораздо большие бюджеты предвыборных кампаний. Впрочем, в день голосования Халла удивила страну и саму себя, получив более четверти голосов.

Она не получила должности президента, но заняла второе место. Ее поддержали 28% избирателей, в то время как победителя – 39%. Впрочем, Халла одолела Давида Оддсона, за которого проголосовало вдвое меньшее количество избирателей, чем за нее. Он занял третье место среди четырех главных кандидатов. Учитывая то, как росла ее поддержка, вполне возможно, что она могла одержать победу, если бы имела еще несколько недель.

Великие мыслители сомневаются не потому, что они самозванцы. Они сомневаются, потому что знают, что все мы в чем-то слепы, и стремятся улучшить свое зрение. Они не болтают о том, как много знают, потому что постоянно озабочены тем, сколько еще должны постичь. Они понимают, что каждый ответ рождает новые вопросы, и поиски знаний продолжаются до бесконечности. Признаком тех, кто учится всю свою жизнь, есть осознание, что они могут чему-то научиться у каждого, кто попадается им на пути.

Дерзость ослепляет нас и скрывает от нас наши слабины. Скромность, как микроскоп, позволяет нам рассмотреть малейшие трещинки. Состояние уверенной скромности – как удачно подобраны очки, помогающие нам преодолевать наши изъяны.

Материалы по теме