Лучший на фоне. Крупнейший украинский университет Киевский политех – балансирует между прошлым и будущим. И все больше отстает от международных конкурентов /Фото Shutterstock
Категория
Компании
Дата

Лучший на фоне. Крупнейший украинский университет Киевский политех – балансирует между прошлым и будущим. И все больше отстает от международных конкурентов

Киевский политех имени Сикорского. Фото Shutterstock

В огромном парке на 120 га в 20 минутах езды от центра столицы раскинулся город в городе– кампус Киевского политеха. 33 учебных корпусов, 20 общежитий, 25 000 студентов – больше, чем в любом другом университете страны. КПИ готовит инженеров, энергетиков, химиков, технологов, связистов, программистов – всего более сотни специальностей. В рейтинге 100 лучших факультетов Украины 16 строчек– за КПИ. Ректор Михаил Згуровский, 71, имеет все основания называть политех главным техническим вузом страны

Политехнический институт имени императора Александра II был основан в 1898 году. Среди основных его спонсоров были крупнейшие предприниматели Российской империи Никола Терещенко и Лазарь Бродский. Институт должен был решить острую проблему бизнеса– нехватки инженерных кадров для набирающей обороты индустриализации.

За 100 с лишним лет из КПИ вышли десятки ученых и изобретателей мирового класса. В политехе учились авиаконструктор Игорь Сикорский, ракетчики Сергей Королев и Владимир Челомей, конструктор авиадвигателей Архип Люлька. Борис Патон, на протяжении 58 лет возглавлявший Национальную академию наук Украины, тоже выпускник КПИ.

В списке миллиардеров КПИ до недавних пор был представлен лишь одним именем. В ноябре 2020 года Forbes оценил состояние основателя компании Invenergy Майкла Польского в $1,5 млрд (Польски не вошел в самый свежий список миллиардеров).

КПИ закончили пять основателей 30 самых успешных украинских стартапов, список которых Forbes публикует в этом номере. В их числе Александр Конотопский (Ajax), Александр Косован (MacPaw), Ярослав Ажнюк (Petcube), Кирилл Бигай (Preply), Роман Прокофьев (Jooble).

Жизнь удалась? Не совсем. Если во внутренних рейтингах политех оценивается высоко, то в международных – не очень, и тенденция неутешительная. В престижном рейтинге QS World University Rankings КПИ стартовал в 2011 году первым среди украинских вузов в диапазоне 501–550 мест. Но с 2018‑го опустился на 200 строчек вниз, до 701–750 мест. В этом рейтинге его догнал Сумской государственный университет и уверенно обгоняет Харьковский национальный университет имени Каразина (450–501 место).

Насколько сильны позиции КПИ в научном мире? По количеству публикаций и цитирований в наукометрической базе данных Scopus его опережают и Киевский, и Харьковский национальные университеты. Еще разительней отставание от центральноевропейских политехов. Чтобы оценить степень научного влияния преподавателей разных вузов, исследователи используют метрику Field‑Weighted Citation Impact (FWCI) компании Elsevier.

Если уровень FWCI выше единицы, значит, «вес» статьи выше среднего по сравнению с аналогичными работами в той же области, если ниже – работы не дотягивают до среднего уровня, констатирует замдиректора Государственной научно‑технической библиотеки Украины Сергей Назаровец. По результатам измерений за 2009–2019 годы КПИ с показателем 0,60 уступает Пражскому (1,20), Варшавскому (1,10), Будапештскому (1,00) и Бухарестскому (0,85) техническим университетам.

Материалы по теме

«Европейские университеты имеют в 10– 100 раз больше поступлений от научных грантов, чем КПИ», – констатирует проректор по международным связям Сергей Сидоренко в своем отчете за 2020 год. Ничего удивительного: более 80% кафедр политеха не подают заявки ни на какие международные гранты. «Мы не научились продавать свои услуги», – резюмирует Сидоренко. Доля студентов‑иностранцев в КПИ – 1,8%, в Харьковском университете Каразина – 20%.

Скольжение вниз в глобальных рейтингах, которое так расстраивает Сидоренко,– вопрос не только репутации, но и денег. Чем ниже позиция в рейтингах, тем на меньшее количество бюджетных денег имеет право претендовать учебное заведение, говорит бывший замминистра образования Егор Стадный.

Пока бюджет КПИ год от года растет благодаря большому набору студентов и особым отношениям с государством, потеря научных позиций ставит эту модель под угрозу. С 2015‑го по 2021 год бюджет КПИ вырос на 115%, до 1,8 млрд грн.

Много это или мало? Чтобы оценить возможности вузов создавать условия для учебы, Минфин ежегодно анализирует сметы 170 университетов, определяя расходы в расчете на одного студента. В 2019/2020 учебном году показатель КПИ равнялся 79 073 грн. Это выше среднего уровня по стране – 56 000 грн, но у 15 вузов показатели еще выше, чем у КПИ.

Чтобы привлечь больше ресурсов и повысить качество, КПИ нужно стать из украинского университета международным, не устает повторять Сидоренко. Есть несколько простых способов для этого: деканы факультетов должны поощрять студентов подаваться на международные гранты, а преподавателям, которые ведут занятия на английском, нужно повысить зарплату. Одним словом, вывести программы КПИ на международный рынок образования. «Это быстро даст весомые экономические результаты»,– уверен проректор.

Ректор Михаил Згуровский руководит КПИ со времен президента Кравчука. /Фото Андрей Скакодуб/УНИАН

Ректор Михаил Згуровский руководит КПИ со времен президента Кравчука. Фото Андрей Скакодуб/УНИАН

Все эти аргументы повторяются в отчетах Сидоренко с 2017‑го по 2020 год. Не меняется и список проблем: низкие индексы цитирования, незначительная доля иностранных студентов, вялая работа кафедр с международными грантами.

Администрация политеха как будто не слышит своего проректора. «Все стимулы для развития они воспринимают как лишние раздражители, – говорит Стадный. – Зачем стараться получать международные гранты, если твоему вузу и так дают миллионы из госбюджета?» Згуровский не нашел времени, чтобы ответить на вопросы Forbes.

В 2006–2015 годах Алексей Молчановский вел на факультете информатики и вычислительной техники курсы по дискретной математике и искусственному интеллекту. После Революции достоинства он носился с идеей включить курсы политеха в образовательный проект Prometheus, который запускал вместе с друзьями. На встрече с проректорами и деканами КПИ Молчановский убеждал своих визави, что за онлайн‑курсами будущее, что они станут мощным инструментом для маркетинга КПИ и привлекут думающую молодежь, в том числе из‑за рубежа.

«На меня смотрели стеклянными глазами,– вспоминает Молчановский.– Чем дольше я там оставался, тем больше убеждался, что мои усилия никому не нужны». Сейчас он руководит магистерской программой Data Science в Украинском католическом университете.

Инициативных преподавателей в КПИ всегда хватало. В 2009 году начало вещание Радио КПИ. Его организовал Геннадий Новиков, преподаватель философии на факультете социологии и права. Потомственный КПИшник (отец проработал в институте 40 лет) Новиков набрал команду и начал выпускать программы, которые транслировались через громкоговорители на обширной территории политеха. «Один из проектов, которыми я горжусь и которые делает наша молодежь, – это Радио КПИ», – говорил Згуровский в 2012 году.

Инфографика Леонид Лукашенко

Инфографика Леонид Лукашенко

Гармония продлилась не долго. Независимый взгляд на вещи начал раздражать «главный корпус», как в политехе называют администрацию. «Не приводите тех и тех – это появилось уже на излете радио, – описывает сигналы из «главного корпуса» Новиков.– Згуровский вызывал и говорил, что какие‑то у вас странные ребята ходят в гости». Результат? Новикова уволили. Как думает он сам, из‑за программы, в которой ведущие иронизировали над преподавателями, подавшимися на выборы в горсовет.

«КПИ управляется пожилыми людьми, которые стали тормозом для нормального развития»,– резюмирует Новиков.

«У нас очень прогрессивный ректор», – возражает декан факультета биомедицинской инженерии (ФБИ) Виталий Максименко. Факультет появился в 2004‑м как совместный проект с Медицинским университетом имени Богомольца. ФБИ – гордость политеха. Здесь преподают на английском профессора из европейских университетов, а студенты учатся по обмену в Испании и Японии. «Один из наших выпускников после учебы в Южной Корее подает документы на поступление в CalTech, вот пишу по его просьбе ему характеристику»,– рассказывает Максименко Forbes.

Как уживаются в одной организации готовность рисковать, создавая с нуля целые факультеты, и нежелание идти в ногу со временем? «КПИ – это огромная гидра, где одна голова не знает, что делает другая,– объясняет аспирант Тартусского университета Дмитрий Фишман, который в 2011–2015 годах вместе с Молчановским организовывал для студентов КПИ летнюю школу. – Если вы получили разрешение на что‑нибудь у одного проректора, это еще не означает, что вы решили вопрос. Мы встречали сопротивление на каждом уровне администрирования, все это отнимало кучу ресурсов».

Главная проблема в управлении политехом – отбор руководителей по признаку не профессионализма, а лояльности, говорят и Стадный, и Молчановский, и Новиков. КПИ необходимы открытые конкурсы на позиции деканов, прозрачная отчетность, введение kpi для руководителей кафедр. Последнюю идею высказывают не только диссиденты из политеха, но и проректор Сидоренко.

Згуровский управляет политехом с апреля 1992 года – считай, всю историю независимой Украины, где за это время сменились шесть президентов. При Кучме он одно время совмещал ректорство с должностью министра образования. Преподавателям политеха платят вдвое больше, чем в других вузах. Такое правило для расчета госбюджета было введено указом Кучмы еще в 2004 году и действует до сих пор.

Инфографика Леонид Лукашенко

Инфографика Леонид Лукашенко

Выборы ректора пройдут в КПИ в 2024 году. К этому времени ректорский стаж Згуровского превысит 32 года. На выборах в 2012‑м за него проголосовало 96% трудового коллектива, семь лет спустя – 80%. «Количество недовольных растет, уже прогресс»,– иронизирует Новиков. «Ректора выбирает трудовой коллектив, а кто будет в трудовом коллективе – решает ректор», – объясняет электоральную механику народный депутат Роман Грищук, закончивший факультет биомедицинской инженерии КПИ в 2012 году. Он требует от Згуровского предоставить данные об условиях инвестиционного договора с компаниями, которые строят многоэтажки на территории политеха. «Мне ответили, что это коммерческая тайна,– возмущается один из «слуг народа».– Если мое обращение будет проигнорировано, пойду к президенту и в прокуратуру».

В 2018 году журналисты телеканала «24» рассказали о недвижимости Згуровского в США и Черногории. Информацию им помог найти студент КПИ Александр Сависько. После выхода программы его из политеха исключили. Национальное агентство по противодействию коррупции проверило декларации Згуровского за 2016‑й и 2017 год и доложило: конфликта интересов нет, как нет и незаконного обогащения.

Пресс‑служба КПИ подтвердила, что ректор получал доходы вне университета, но только законным путем. Это были «роялти за его изобретения, выплаты за образовательную деятельность для крупных отечественных и международных компаний, – сообщала пресс‑служба. – В разные годы его годовой доход колебался в диапазоне от $200 000 до $500 000, а в 2013‑м они превысили $1,6 млн». В 2020 году Хозяйственный суд Киева обязал телеканал опровергнуть свой материал и убрать его с сайта.

•••

Современный университет – это не только про фундаментальные исследования, но и про взаимодействие с бизнесом. Как обстоят с этим дела в политехе?

IT‑компания GlobalLogic в 2020 году оборудовала в КПИ лабораторию для программистов встроенных систем. Спрос на таких специалистов растет, а университеты готовят их недостаточно. Основатель Ajax Конотопский инвестирует в оборудование для кафедры акустических и мультимедийных электронных систем. «Ноосфера» Макса Полякова, владеющего космической компанией Firefly, поддерживает Институт аэрокосмических технологий, Cisco и Siemens – кафедру автоматизации на теплоэнергетическом факультете. IT‑компания MacPaw Александра Косована спонсирует олимпиады университета.

Материалы по теме

Насколько продуктивна такая смычка бизнеса и университета? «Многие из так называемых лабораторий – это просто компьютерные классы», – говорит выпускник КПИ Рон Фридман, 26. После обучения в КПИ он запустил медтех‑стартап Mawi и пытался наладить сотрудничество с альма‑матер уже как предприниматель. «90% совместных проектов института и бизнеса – инициатива самого бизнеса, который бегает за деканами и проректорами и просит», – рассказывает Фридман. Толку от таких инициатив, по его мнению, мало, руководители кафедр или факультетов не могут гарантировать, что деньги, потраченные бизнесом на улучшение образования в КПИ, принесут какую‑то пользу. Даже платные исследования Фридману проще заказать университетам в Швейцарии или Нидерландов, чем в КПИ.

Другой широко разрекламированный проект– школа стартапов Sikorsky Challenge, которую поддерживают Поляков и Сергей Тарута. Каждый год сотни студентов подают туда свои проекты, что в итоге? «Эта история движется не так хорошо, как хотелось бы, – признает основатель школы Игорь Пеер. – Экзитов еще нет». Одна из немногих реализованных идей – компания CamTouch, выпускающая интерактивные доски для школ. Первые разработки своего продукта основатель стартапа, выпускник КПИ Андрей Коноваленко, защищал в Sikorsky Challenge. «Наша цель – вовлечь крупный бизнес»,– говорит Пеер.

Образование в политехе не соответствует запросам бизнеса, радикален Фридман. Конотопский и другие бизнесмены постарше дипломатичнее. «Почему мы дошли до КПИ? Мы задумались, как можно нанять 1000 инженеров в год,– объясняет основатель Ajax. – И поняли, что никак. Только воспитывать». «Украинский ІТ‑рынок испытывает сильный дефицит талантов,– говорит координатор университетской программы GlobalLogic Евгений Сакало. – Мы заинтересованы в том, чтобы выпускников становилось больше, а их знания и навыки были качественнее».

«На фоне остальных украинских вузов политех действительно лучший, – признает Фридман. – Если бы я снова выбирал, куда поступить, то опять подал бы документы в КПИ». Киевский политех живет своей жизнью, но при этом он все равно «весьма эффективно воспитывает технарей, а что уже делать с этой технической базой – вопрос трендов»,– говорит Конотопский.

Будь КПИ более открытой структурой, бизнес вкладывал бы в него гораздо больше, уверен Стадный.

А тем временем большой бизнес ищет свои подходы к модернизации технического образования. В марте 2021 года о создании частного политеха объявила компания СКМ богатейшего украинца Рината Ахметова: «Метинвест Политехника» будет построена в Мариуполе и примет первых студентов в сентябре 2022 года. Структуры Ахметова когда‑то сотрудничали и с КПИ (ДТЭК дарил оборудование трем разным кафедрам), однако более масштабный образовательный проект решили запустить самостоятельно. 

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Начни свой бизнес. 25 женщин в IT