Невидимые раны. Из-за войны в психологической помощи будут нуждаться около 15 млн украинцев. Как Елена Зеленская строит систему ментальной поддержки для страны /Фото Иллюстрация Ольга Дегтярева
Категория
Жизнь
Дата

Невидимые раны. Из-за войны в психологической помощи будут нуждаться около 15 млн украинцев. Как Елена Зеленская строит систему ментальной поддержки для страны

Как восстановить души миллионов украинцев? У первой леди Украины Елены Зеленской есть план. Фото Иллюстрация Ольга Дегтярева

Война разрушает физические объекты. Их можно восстановить. Как восстановить души миллионов украинцев? У первой леди Украины Елены Зеленской есть план.

Спеціальний воєнний номер Forbes до Дня Незалежності

Спеціальний воєнний номер Forbes до Дня Незалежності

Цей матеріал із спеціального воєнного номеру Forbes до Дня Незалежності. Придбати його можна за цим посиланням. Редакція ставила за мету зробити об’єктивний зріз українського бізнесу, економіки, держави на шостому місяці війни. У номері ми віддаємо шану жертвам російського вторгнення.

Алисе – девять лет. Ее отец погиб. Девочка до сих пор пишет ему СМС-сообщения.

24 августа Алиса (имя изменено из соображений безопасности. – Forbes) отправилась в летний лагерь в Испании, организованный проектом Gen.Ukrainian. Он помогает исцелиться украинским детям, которые получили психологические травмы во время войны. В первой группе из 30 детей реабилитацию будут проходить несовершеннолетние украинцы со сложными кейсами, имеющие ярко выраженные признаки ПТСР. «У 80% погибли мать, отец или оба родителя», – говорит инициатор проекта Оксана Лебедева. На очереди – следующие группы: в базе уже сотня детей.

Что такое Gen.Ukrainian?

Это общественная организация, занимающаяся лечением психологических травм у детей, нанесенных войной. Основанные Gen.Ukrainian проекты реализуются под патронатом первой леди Украины Елены Зеленской.

Цель организации – помочь детям преодолеть травмы войны и научить жить в новой реальности. В испанском лагере Gen.Camp украинские и израильские терапевты работают с маленькими украинцами, чтобы стабилизировать их психоэмоциональное состояние.

«Потеря кого-то из родителей, ранение, пребывание во временной оккупации, необходимость скрываться от обстрелов – невероятные испытания для любого взрослого, а о ребенке и говорить нечего, – говорит первая леди Украины. – Но какими бы страшными ни были эти испытания, мы должны сделать все, чтобы война не отобрала у детей детство».

Команда терапевтов, педагогов и тьюторов работает по государственным протоколам Минздрава и разрабатывает авторские программы лечения детской психотравмы. Gen.Ukrainian разработают авторские программы лечения, которые передадут Минздраву для лечения детей по всей Украине.

Независимо от интенсивности опыта, война – травма для всех украинских детей. Ее последствия мы осознаем в полной мере уже после победы, предупреждает главный психолог Gen.Ukrainian Оксана Шленская. «У меня умерли две собаки, бабушка Галя и любимый город Мариуполь», – такими словами заканчивается дневник, который во время осады города вел восьмилетний Егор. На одной странице блокнота он нарисовал шариковой ручкой празднование своего дня рождения, на другой – город в руинах: трупы и танки на улице, здания в огне.

Снимки дневника были опубликованы в начале мая. Приблизительно в то же время супруга президента Елена Зеленская, 44, брейнштормила с командой насчет национального проекта, на котором должен сфокусироваться офис первой леди.

Увидев мариупольский дневник, Елена сказала, что не понимает, что с душой мальчика, вспоминает координатор проектов Зеленской Анна Лущай. «Нам надо будет спасать нацию», – пересказывает она слова супруги президента. Так начался проект создания национальной программы психического здоровья и психосоциальной поддержки, идею которого предложили Лущай и исполнительный директор ОО «Безбарьерность» Оксана Збитнева.

Проект Зеленской направлен не только на детей. Нападение России повлечет за собой средние или тяжкие последствия для ментального здоровья каждого десятого украинца, прогнозирует Минздрав. В общей сложности в психологической поддержке, по оценке министерства, будут нуждаться около 15 млн граждан.

У каждого пятого человека, прожившего травматические события, страдает психическое здоровье, свидетельствуют данные ВОЗ. Еще 10% не могут жить полноценной жизнью. Самые частые состояния – депрессия, тревожность, бессонница и боли в спине или желудке.

Невидимые раны. Из-за войны в психологической помощи будут нуждаться около 15 млн украинцев. Как Елена Зеленская строит систему ментальной поддержки для страны /Фото 1

Глазами детей. Егор описывал разрушения и потери в оккупированном Мариуполе. Сейчас мальчик в безопасности и собирается в третий класс.

«Худшие последствия проявятся через несколько лет», – предупреждает Збитнева. ПТСР может возникнуть в течение года после происшествия и продлиться еще несколько лет, свидетельствуют данные Национального института ментального здоровья США.

Страдания людей дорого обходятся экономике. Согласно исследованию, проведенному учеными университетов Техаса и Пенсильвании, день плохого психологического самочувствия у населения снижает темпы роста реального дохода на 1,84%. По их оценке, в масштабах мировой экономики цена плохого ментального здоровья может превысить $16 трлн в 2010–2030 годах.

Украине стоит уже сейчас готовиться к последствиям и по возможности предотвратить их. «Нам нужно вернуть защитников с войны, предоставлять государственные услуги, строить страну», – говорит Лущай. Все это будет возможно, если будут готовы люди. Логика проекта Зеленской проста: восстановить человека, чтобы человек восстановил все.

Визия Елены Зеленской

Каждый из нас проживает историю, к которой не был готов. И никто не должен остаться с этим один на один. Поэтому одним из моих фокусов стала Национальная программа психического здоровья и психосоциальной поддержки.

Обычно говорят о ПТСР у военных. Но в 70% случаев россияне метят по жилым кварталам, мирным улицам, больницам, торговым центрам. Россия каждый день обстреливает наши города. Каждый день кто-то плачет над своим погибшим и говорит, что больше не хочет жить. Как уцелевшим жить дальше и верить, что что-то хорошее еще возможно?

Это вызов для всей страны.

Мы строим систему, в которой государство понимает, что такое психическое здоровье и какую роль играет психосоциальная поддержка. Мы осознаем, что это большая общественная трансформация. Это не произойдет быстро, хотя мы очень на это нацелены. Нужно смотреть на опыт других и перенимать то, что приживется в Украине.

Каждый медик и волонтер в Украине должен стать психологом. В смартфонах должны появиться приложения для первой психологической самопомощи, и каждый должен знать, куда обратиться за психологической помощью.

Неправительственный сектор и международные партнеры приобщаются к обучению наших специалистов. Я разговаривала с королевой Бельгии. Ее Величество – психолог и посол ООН в сфере психического здоровья в мире. Она готова помочь нам на этом пути. Программу поддерживает супруга президента США Джилл Байден. Она была первой, с кем я ее обсудила.

Уникальное государство Израиль научилось жить и развиваться под постоянными вражескими ударами. Каждый израильтянин знает об угрозе и живет с учетом того, что она существует. Но живет полноценно. Нельзя допустить, чтобы война стала хронической болезнью в нашем сознании. Но даже те месяцы войны, которые мы пережили, нанесли тяжелые психологические удары, на которые нужно реагировать сейчас.

Я вижу Украину страной, помнящей эту войну и каждую потерянную жизнь. Но в то же время это страна, превратившая боль в силу, потому что наши люди обрели смысл жизни и вовремя получили поддержку.

Стереть автограф войны

Осенью 2020 года на телеканале HBO вышел сериал «Долина слез» о Войне Судного дня, когда в 1973 году Египет и Сирия атаковали Израиль. В интервью The Times of Israel авторы шоу называют его «терапией национального масштаба»: после релиза количество звонков на горячую линию центра травмы NATAL выросло на 60%, пишут Forward.

У Израиля богатая история работы по реабилитации военных. Один из самых мрачных эпизодов – в 2021 году ветеран Ицик Саидиан, 26, поджег себя возле офиса реабилитационного департамента Министерства обороны. Саидиан провел в коме пять месяцев и перенес 30 операций.

Ветеран хотел показать государству, как страдает от ПТСР, не получая помощи. Его жертва не была напрасной. Министерство обороны Израиля наняло дополнительно 60 человек в департамент реабилитации, выделило средства для поддержки ветеранов с ПТСР и облегчило процесс признания военного ветераном с травмой.

Реабилитацией ветеранов в Израиле, в частности, занимается негосударственный центр NATAL. Уже 24 года там лечат травмы, нанесенные войной и террором. В конце июля на обучение в центр приехали 27 украинских психологов. Помощь Израиля и других дружественных стран – вклад Зеленской.

Одна из проблем, возникших у команды вначале, – финансирование. «Мы поняли: нужно идти к донорам, – говорит Лущай. – Но донорские заявки занимают время, которого у нас нет». Первая леди решила просить о помощи коллег и заручилась поддержкой Джилл Байден, королевы Бельгии Матильды и первой леди Израиля Михаль Герцог. В ходе визита Зеленской в США Байден устроила встречу со специалистами по ментальному здоровью. Бельгия пригласила на обучение представителей Минсоцполитики и Минздрава.

Какой опыт украинцы привезли из NATAL? Шесть дней они изучали систему психологической помощи в стране. Бывший глава антитеррористического подразделения читал лекцию о построении доверия в команде. Опытом делился подполковник, разрабатывавший учебные материалы для вывода солдат из стресса. Выступала эксперт, занимающаяся страхованием и решением медицинских проблем пострадавших вследствие терактов. «Пригласили первого лицензированного инструктора по травмоориентированной йоге, которая направлена на работу с ПТСР», – рассказывает участник тренинга Владимир Мангуби, заведующий психиатрическим отделением в харьковской больнице.

С победой психологические проблемы лишь усугубятся, предупредили израильские тренеры украинскую команду. Кроме травмированных боями появятся те, кто не будет знать, что делать после войны. Психологи NATAL сопровождают ветеранов в течение пяти лет после обращения, помогая им интегрироваться в социум.

Невидимые раны. Из-за войны в психологической помощи будут нуждаться около 15 млн украинцев. Как Елена Зеленская строит систему ментальной поддержки для страны /Фото 2

Авторский подход к реабилитации. Военный занимается гончарством в центре «Лесная поляна».

Украина сейчас

«У Израиля интересный опыт, но мы не можем просто скопировать его», – говорит начальник отделения психологической реабилитации в Главном военном клиническом госпитале Александр Клен. В Израиле нет стигмы по поводу ментального здоровья, считает он. «Большинство украинцев не знают разницы между психиатром, психологом и психотерапевтом, – говорит Клен. – Как только слышат корень «псих», вспоминают совдеповскую часть карательной медицины и сопротивляются: «Я не псих, у меня все хорошо».

Отделение Клена оказывает ментальную поддержку всем военным, попадающим в его госпиталь. Пока пациента оперируют или делают ему перевязки, психолог находится рядом. «Это нужно во избежание ментальной инвалидизации», – говорит Клен. Терапевты стабилизируют пациента, чтобы он прошел основное лечение. После этого он отправляется в реабилитационный центр.

Один из таких центров – государственный госпиталь ветеранов войны «Лесная поляна» под Киевом. Сосновые леса, каскад озер и площадь 13 000 кв. м обеспечивают хорошие условия для восстановления 200 пациентов. Ментальным здоровьем центр занимается с 2014 года. Кроме врачей общей практики там работают 12 психологов, психотерапевтов, психиатров и социальных работников. Комбинация позволяет учитывать биологический, психический и социальный аспекты восстановления. «Невидимые ранения коварны, – говорит главный врач центра Ксения Возницына. – Это наиболее распространенная и наименее решенная проблема».

«Этот госпиталь признается нашими защитниками», – говорит заместитель министра здравоохранения Ирина Микичак. Она возглавляет проектный офис по реализации программы Зеленской. «Планируем формировать филиалы, где «Лесная поляна» будет центром, распространяющим свой опыт», – рассказывает Микичак.

Специалисты «Лесной поляны» готовят украинские общины к возвращению ветеранов домой. «Наша работа часто разбивается о то, как человек приезжает к себе в маленький городок и слышит вещи, которые слышать не должен», – говорит Возницына. Слова вроде «контуженный» или «АТОшник» могут ранить.

«Лесная поляна» проводит вебинары для семей ветеранов, читает лекции о травмах войны для сообществ. Программа охватила уже около 3000 граждан, подсчитала Возницына.

Как общество должно принимать ветерана? Выражать уважение к тому, через что он прошел. «Опыт войны самый травматичный», – отмечает Возницына. «Мы принимаем человека без оценок и с благодарностью, ведь он рисковал жизнью ради нас», – добавляет Клен.

Общинам следует создать рабочие места, работодателям – уделять военным больше внимания. «У возвращающихся с фронта могут быть особенности со здоровьем и общением, – говорит Возницына. – Но воевавший человек структурирован и ответственен. Это нужно использовать».

Невидимые раны. Из-за войны в психологической помощи будут нуждаться около 15 млн украинцев. Как Елена Зеленская строит систему ментальной поддержки для страны /Фото 3

Помощь друзей. Елена Зеленская на колле с королевой Бельгии Матильдой. Она одна из первых, кто поддержал проект первой леди.

Настроить механизм

Цель проекта Зеленской – создать систему, в которой каждый украинец осознает вес ментального здоровья, знает, куда обратиться за помощью, а серьезные расстройства предотвращают, а не лечат их. «Израильские партнеры научили: если человек просит о помощи – это уже поздно, – рассказывает Збитнева из ОО «Безбарьерность». – Правильная психосоциальная работа помогает не доводить человека до такого состояния».

Чтобы такая система работала, включиться должны все министерства. Команда Зеленской проводит аудит, чтобы определить сильные и слабые стороны каждого. «Например, спрашиваем Минздрав: как дети, как дела в больницах? Узнаем, что психологи могут работать с детьми, но им самим нужна помощь, – приводит пример Лущай. – Следовательно, пишем новые протоколы».

Министерство образования и науки готовит 600 000 педагогов к оказанию психологической помощи детям, рассказывает эксперт МОН Оксана Савицкая. Педагоги спокойно реагируют на проявления травм у ребенка. «Представьте, что на уроке упал мел, а ребенок от неожиданного звука ложится на пол, – говорит Савицкая. – Учитель должен поддержать». Система должна быть внедрена в школах до конца года, рассчитывает Савицкая.

В то же время помощь нужна и самим учителям. Как это будет устроено в системе образования, в МОН еще решают. На данный аспект обратили внимание в инициативе Gen.Ukrainian: психологи, работающие с травмированными детьми, тоже нуждаются в помощи. Ее будут оказывать супервизоры из Украины, не находящиеся внутри проекта. «Психологам важны поддержка коллег, сон, книги, – говорит главная терапевт проекта Оксана Шленская. – Но после пережитого вместе с детьми шрамы в душе останутся навсегда. Эти истории и боль выше профессионального опыта».

Сотрудничество с действенными инициативами как Gen.Ukrainian – один из фокусов Зеленской. Команда первой леди помогла проекту в поисках детей для первого лагеря в Испании, оформить документы для поездки за границу и связала команду с Минздравом, который оценит методы реабилитации.

«Мы разработали индивидуальные подходы: для детей, переживших потерю близких, и тех, кто попадал под обстрелы, например, на вокзале в Краматорске», – говорит Шленская. В программы вошли индивидуальная и групповая терапия, арт- и анималотерапия и занятия с аппаратом Tomatis, работающим по принципу сенсорной звуковой стимуляции.

Первая группа детей проекта Gen.Ukrainian уже проходит терапию в лагере на востоке Испании.

Первая группа детей проекта Gen.Ukrainian уже проходит терапию в лагере на востоке Испании.

Невидимые раны. Из-за войны в психологической помощи будут нуждаться около 15 млн украинцев. Как Елена Зеленская строит систему ментальной поддержки для страны /Фото 4
Невидимые раны. Из-за войны в психологической помощи будут нуждаться около 15 млн украинцев. Как Елена Зеленская строит систему ментальной поддержки для страны /Фото 5
Невидимые раны. Из-за войны в психологической помощи будут нуждаться около 15 млн украинцев. Как Елена Зеленская строит систему ментальной поддержки для страны /Фото 6
Невидимые раны. Из-за войны в психологической помощи будут нуждаться около 15 млн украинцев. Как Елена Зеленская строит систему ментальной поддержки для страны /Фото 7
Предыдущий слайд
Следующий слайд

Одновременно с лагерем другая команда терапевтов будет работать с родителями и опекунами. Если вернуть исцеленных детей в травматичную среду, терапия сойдет на нет. Опекуны тоже пережили сильный стресс, многие женщины остались вдовами. Как подготовить их к возвращению детей? Шленская из Gen.Ukrainian выделяет три основные группы задач: информационная – лекции и семинары, объясняющие особенности детского переживания травмы, индивидуальная и групповая терапия.

Помочь детям выйти из травматического опыта – хорошая цель. Однако ее недостаточно. В настоящее время ментальная программа лагеря строится на разработанных ранее протоколах «Радость взросления» и «Дети войны». Gen.Ukrainian стремится доработать и распространить их на коллег.

Проблема в том, что из-за масштабов вторжения и жестокости россиян опыт Украины уникален. В существующих программах объясняется, как восстанавливаться после бомбардировки, однако не сказано, как помочь ребенку, отца которого четыре раза выводили из дома на расстрел. «Хотим обновить протоколы работы с тревогой, страхом и оккупацией», – говорит Лебедева.

«Практически все украинцы пребывают в состоянии коллективного стресса», – говорит Микичак из Минздрава. Как помочь миллионам? Движущей силой проекта Минздрав видит семейных врачей, которые смогут донести его ценности даже в отдаленные общины. Министерство увеличило государственный заказ на психологов до 50 человек и будет обучать 50 000 врачей общей практики основам ментальной медицины по методике ВОЗ.

Эксперты ВОЗ преподают медикам резильентность и навыки управления стрессом. «Готовим инструкции для каждой больницы, – говорит Микичак. – Но есть еще, например, медики службы ГСЧС, у которых еще большая нагрузка». «Они сломаны после Винницы, Кременчуга, ракетных обстрелов», – подтверждает Лущай из команды первой леди.

Какова конечная цель программы? Украинцы избавятся от страха перед психологами, исчезнет стигма ментальных проблем. Оказывать первичную психологическую помощь научат не только медиков. «Ею должен владеть почти каждый, – убеждена Возницына из «Лесной поляны». – Даже работники банков и «Укрзализныци». Дети и педагоги будут чувствовать себя комфортно во время учебы.

«Мы увидим на улицах больше улыбающихся людей», – называет один из критериев успешности проекта психолог Александр Клен.

Материалы по теме
Специальный военный выпуск Forbes ко Дню Независимости

Специальный военный выпуск Forbes ко Дню Независимости

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине