Джефф Ясс выиграл сотни тысяч на ипподроме и за карточным столом, а миллиарды заработал на торговле опционами. Чему у него можно поучиться /Фото SUSQUEHANNA
Категория
Богатейшие
Дата

Джефф Ясс выиграл сотни тысяч на ипподроме и за карточным столом, а миллиарды заработал на торговле опционами. Чему у него можно поучиться

Джефф Ясс, основатель и CEO Susquehanna International Group. Фото SUSQUEHANNA

В феврале конгрессмены устроили публичную порку фигурантам скандала с торговлей акциями GameStop. Злодеями назначили CEO брокерского сервиса RobinHood Влада Тенева, управляющего хедж-фондом Melvin Capital Гейба Плоткина и математика-миллиардера Кена Гриффина из Citadel Securities. В их рядах не хватало таинственного трейдера Джеффа Ясса

Ясс, 63, – основатель и CEO Susquehanna International Group. По некоторым оценкам, это крупнейшая в США фирма по торговле котируемыми опционами. Трейдеры Susquehanna, как и их конкуренты из Citadel, жадно поглощают поток заказов из бесплатных трейдинговых приложений вроде Robinhood. В 2020 году Susquehanna провела около 1,8 млрд сделок с опционами, на 80% больше, чем в 2019-м. На фирму приходится почти четверть всех таких операций в США, подсчитали аналитики Alphacution Research.

Ясс основал Susquehanna на собственные деньги, в том числе выигранные на скачках и за покерным столом в 1970-х – начале 1980-х. В трейдинге Ясс следует главному правилу профессионального игрока в покер: самый верный способ выиграть – ставить против профана. Онлайн-трейдер Robinhood растит миллионы профанов, ежедневно подавая их к столу на Уолл-стрит.

«В спортивном тотализаторе, покере и торговле опционами важно всегда быть уверенным в том, что ты делаешь ставку против кого-то, кто не так умен, как ты, – рассказывал Ясс в интервью подкасту Bet The Process. – Нужно постоянно спрашивать себя: не сглупил ли я, не превратился ли в наживку? Иначе станешь самонадеянным и тебя раздавят».

Большинство конгрессменов, скорее всего, понятия не имеют, кто такой Ясс. И ему это нравится. Таинственный трейдер и записной либертарианец, Ясс входит в совет директоров влиятельного Института Катона. Он один из крупнейших в США доноров комитетов политических действий, которые выступают за низкие налоги и свободные рынки. Бизнесмен вложил миллионы долларов в чартерные школы в Филадельфии и Нью-Йорке.

Ясс превратил Susquehanna в гиганта, не привлекая ни пенни внешнего капитала. Компания контролирует около 10% маркетмейкерского объема торгуемых инвестиционных фондов (ETF) и ежедневно продает и покупает 130 млн акций в 50 странах. Фирма входит в пятерку крупнейших маркетмейкеров по американским акциям, которые торгуются у розничных брокеров. Ясс вкладывает прибыль Susquehanna в стартапы на ранних этапах роста, например в ByteDance, материнскую компанию TikTok. Сегодня это самая дорогая частная фирма в мире. Susquehanna входит в число 20 крупнейших венчурных инвесторов, владеющих акциями китайских, израильских и американских компаний на десятки миллиардов долларов. В ее активе – крупные доли в таких технологических компаниях, как китайская Agora или американские Credit Karma и Payoneer.

И это еще не все. Благодаря дублинскому трейдинговому подразделению Nellie Analytics компания становится мощным игроком на рынке спортивных ставок. Susquehanna принимает ставки не только на спорт, но и на политику, и победа Джо Байдена на президентских выборах принесла ей большой куш. Susquehanna стала влиятельной силой даже в торговле криптовалютами.

Forbes больше двух месяцев разбирался в обширных владениях Ясса, общался с бывшими сотрудниками Susquehanna, просматривал сотни заявок на сделки с ценными бумагами, официальных сводок и судебных документов. По нашим подсчетам, его компания и портфель инвестиций стоят более $30 млрд. А состояние, по консервативным оценкам, достигает $12 млрд. Это выводит бизнесмена на 184-е место в рейтинге богатейших 2021 года. Вначале Ясс не ответил на просьбу об интервью и не прокомментировал наши оценки.

«История Susquehanna – одна из самых удивительных в мире бизнеса. Но ее еще никто не рассказывал, да и мало кто ее знает, – говорит Стивен Х. Блум, один из основателей компании, который по своей воле ушел из нее в середине 1990-х годов и создал собственную фирму. – Джефф необычайно талантлив. Он любит играть. Любит сам во всем разобраться. Любит побеждать».

Чтобы понять, как Ясс стал богатым, нужно начать со скачек.

В 1985-м Ясс был 27-летним трейдером из Филадельфии с даром быстро рассчитывать стоимость опционных контрактов. Июльским днем он с друзьями отправился на ипподром Sportsmanʼs Park, построенный гангстером Аль Капоне на окраине Чикаго. Приятели несли с собой вещмешки, набитые свернутыми в рулоны стодолларовыми купюрами на четверть миллиона. Ясс и его коллеги из Пенсильвании обнаружили редкую в мире скачек аномалию: возможность сделать ставку, шансы на выигрыш по которой для азартного игрока сильно повышаются.

В те времена Sportsmanʼs Park предлагал «суперставку» для того, кто угадает, какие лошади придут к финишу первыми в трех заездах подряд. Призовая сумма росла до тех пор, пока не появится победитель. Ясс вычислил: когда джекпот достигает определенного размера, у игрока с тугим кошельком резко растет шанс на выигрыш. Если хватит денег, можно просто купить все потенциально выигрышные комбинации и сорвать огромный куш. 

За несколько месяцев до этого игорный синдикат Ясса, который он назвал RAMJAC (в честь вымышленной корпорации в романе Курта Воннегута «Рецидивист», владевшей 19% всех активов США), приехал в Sportsmanʼs Park с $60 000 в дорожных сумках. Приятели выкупили выигрышные комбинации и унесли с собой $600 000. К июлю Sportsmanʼs Park смекнул, что к чему. Когда Ясс вернулся на ипподром с четвертью миллиона долларов, его с приятелями оттуда выкинули, навсегда запретив появляться на ипподроме.

Синдикат Ясса сорвал несколько схожих джекпотов на соревнованиях по всей стране – от чемпионата по хай-алай в Палм-Бич до собачьих бегов в пригородах Бостона. 

Хотя RAMJAC зарабатывал сотни тысяч долларов в год, Ясс, возможно, никогда бы не забрался столь высоко, если бы застрял на ипподромах. Для человека с его талантами было неэффективно и рискованно таскать сумки с наличными по всей стране, когда можно было зарабатывать торговлей опционами на бычьем рынке 1980-х.

Ясс рос в Квинсе и с детства впитывал в себя тонкости арбитражных сделок. Вместе с отцом Джеральдом, бухгалтером по профессии и гендиректором небольшой аналитической компании Datatab, Ясс мог часами изучать котировки акций и экзотических воррантов на биржевых страницах New York Post. На выходные Джеральд брал сына делать ставки на ипподромах в Бронксе и на Лонг-Айленде. 

В 1973-м, когда жеребец Секретариат выиграл «Тройную корону» на нью-йоркском ипподроме Belmont Stakes, Ясс отлично разбирался в скачках и хорошо играл в покер. В этом легендарном событии его поразило то, что для игрока возможна «вилка» – ставка, гарантирующая прибыль при любом исходе. На победу Секретариата поставило так много людей, что игрок мог выиграть больше, просто поставив на «плейс» – ситуацию, когда лошадь приходит к финишу первой или второй. Если бы Яссу разрешили делать ставки, то он играл бы против тех, кто ставил на победу Секретариата, и получил бы как минимум скромную прибыль. Этой теории Ясс обязан своим ошеломительный взлетом.

В Университете штата Нью-Йорк он выбрал математику основным, а экономику дополнительным предметом в надежде отточить навыки азартных игр и трейдинга. Там он начал изучать опционные контракты, которые в итоге сделали его богачом. В дипломной работе по математике он исследовал, приносят ли пользу обществу опционы, которыми Чикагская опционная биржа начала торговать в 1973-м. По экономике он защитил работу «Эконометрический анализ конных скачек», которую опубликовал журнал Gambling Times. Факультативом для Ясса была игра в покер с друзьями. Хотя в его дипломе указано, что он математик, бизнесмен любит говорить, что его специальность – игрок в покер.

Окончив вуз в 1979-м, Ясс и его студенческий друг Артур Данчик переехали в Лас-Вегас, чтобы стать профессиональными игроками. Во время одной из карточных партий Ясс познакомился с трейдером из Comex. Тот рассказал, как купить место на товарной бирже и стать активным трейдером. 

Ясс вернулся на восточное побережье торговать опционами на Американской фондовой бирже в надежде купить на ней собственное место. Там он встретил Израэла Ингландера, мультимиллионера, который финансировал молодых голодных трейдеров, а позже основал хедж-фонд Millennium Management. В 1981-м тот предложил Яссу место на Филадельфийской фондовой бирже за $30 000 и половину прибыли. Большую часть суммы на эту покупку будущему трейдеру дал отец. Ясс переехал в Филадельфию и начал торговать. 

Рациональный азарт. На рынке акций и за покерным столом у Ясса одна и та же стратегия – ставить против профанов. /Фото PokerNews

Рациональный азарт. На рынке акций и за покерным столом у Ясса одна и та же стратегия – ставить против профанов. Фото PokerNews

Поработав у Ингландера около года, Ясс выкупил место на бирже и предложил университетским приятелям присоединиться к только что созданной им фирме Philadelphia Trading. Как и многие другие успешные трейдеры, он зарабатывал на модели оценки опционов Блэка – Шоулза, названной так в честь ее создателей Фишера Блэка, Майрона Шоулза и Роберта Мертона (последний в 1997-м стал нобелевским лауреатом по экономике). Эта модель позволяла легко обыгрывать трейдеров, опиравшихся только на чутье. Но конкуренция росла, и Яссу пригодились покерные навыки. С учетом новой информации и размеров ставок он успешно читал рынки между строк.

«Джефф конкурировал в бизнесе, в котором нужно принимать решения в условиях стресса и нехватки информации, – рассказывает соучредитель Susquehanna Стивен Блум. – Никто не умел так хорошо обрабатывать информацию и определять размер ставки, как он».

В 1987-м Ясс с партнерами создал Susquehanna International Group. Компанию назвали в честь реки Саскуэханна, которая течет через Пенсильванию. Фирма заработала миллионы на «черном понедельнике» – обвале фондового рынка в октябре 1987-го. Ясс, всегда защищавший себя от риска разориться, подстраховался, купив пут-опционы. Когда рынок рухнул, они взлетели в цене. В тот год компания заработала около $30 млн.

Susquehanna стала гигантом программного трейдинга, к которому на Уолл-стрит после обвала стали относиться с подозрением. На крошечную Susquehanna, использовавшую собственные модели, приходилось 5–10% ежедневного объема торгов на Нью-Йоркской фондовой бирже. Но Ясс чувствовал дискомфорт из-за растущей критики в адрес своих методов. Через приятеля он связался со своим либертарианским кумиром Мильтоном Фридманом из Чикагского университета, чтобы попросить благословения и убедиться, что все делает правильно. Фридман подтвердил, что волноваться не о чем, раз программный трейдинг повышает эффективность рынков. Хотя большая часть Уолл-стрит отказалась от этой стратегии, Ясс продолжал ей следовать, и Susquehanna несколько лет хорошо зарабатывала. 

В 1990-х Ясс с партнерами занялись построением компании. Они набирали новых сотрудников и учили их трейдингу на основе методик, которые хорошо послужили Яссу. В учебную программу входили семинары по теории ценообразования опционов, а также покерные турниры, в ходе которых сотрудников проверяли на способность принимать решения. Чтобы уволившиеся сотрудники не научили конкурентов, Susquehanna составила очень жесткие договоры о найме.

Данчик руководил в Susquehanna процессом обучения, адвокат с дипломом Колумбийского университета Джоэл Гринберг стал операционным директором, а звездный трейдер Эрик Брукс руководил развитием бизнеса. Даже отцу Ясса Джеральду нашлось занятие – он возглавил бухгалтерию.

В конце 1990-х годовая прибыль Susquehanna порой доходила до $1 млрд, рассказывают инсайдеры. Помимо сделок с опционами и программного трейдинга, компания преуспела в торговле конвертируемыми облигациями. Рост популярности ETF открыл математическим наработкам Susquehanna новые перспективы. Ее компьютерные модели, которые помогали зарабатывать на разнице в ценах между фьючерсами, опционами и акциями, идеально подходили для ETF, поскольку маркетмейкеры могли получать прибыль на ценовом несоответствии между индексом и составляющими его акциями. С 1993-го Susquehanna входит в число ведущих маркетмейкеров Уолл-стрит и за кадром играет важную роль в росте пассивного инвестирования. Активы ETF достигают $7,7 трлн. 

2000-е стали для Уолл-стрит и американского бизнеса временем созидательного разрушения, которое принесли с собой технологии. Susquehanna умело внедряла инновации. За трансформацию компании в высокотехнологичный бизнес отвечал один из ее первых сотрудников Марк Дули.

Чтобы инвестировать прибыль от трейдинга в стартапы, Susquehanna открыла офис в Сан-Франциско. За венчурные инвестиции в США и Китае отвечает Данчик. В 2013-м его агенты в Китае первыми поддержали Чжана Имина, основателя ByteDance. Susquehanna вложила в «маму» TikTok несколько миллионов долларов, а теперь ее доля стоит десятки миллиардов и продолжает дорожать.

«Susquehanna – единственный непубличный трейдер 1980-х, который десятилетиями внедрял технологии и успешно прошел путь от традиционного трейдинга к электронному», – говорит глава исследовательской компании Alphacution Research Пол Родвей.

Штаб-квартира Susquehanna в пригороде Филадельфии похожа на кампус колледжа из Лиги плюща. Бесплатные обеды от шефа, отсутствие дресс-кода, тренажерный зал площадью 8000 кв. м с персональными тренерами – Ясс не жалеет денег для своей армии трейдеров. 

Susquehanna набирает трейдеров с математических и инженерных факультетов Колумбийского университета и Массачусетского технологического института, организуя покерные турниры. Цель – найти студентов со стальными нервами и талантом решать задачи. В офисах стоят профессиональные, как в казино, покерные столы. В ходе обучения новые сотрудники уделяют премудростям техасского холдема внимания не меньше, чем трейдинговым моделям и математике опционов. Знаменитый трехмесячный курс обучения трейдеров сочетает моделирование сессий трейдинга и игру в покер. Ясс и Данчик следят за партиями, которые разыгрывают новички, и ищут тревожные признаки: «эффект привязки» (принятие решений на основе старой информации, не имеющей отношения к оцениваемой ситуации) или «эффект доступности», известный также как «ошибка игрока». В последнем случае трейдер не в состоянии надлежащим образом взвесить всю новую информацию. 

«Азартные игры – замечательная школа инвестиций, – полагает легендарный трейдер и мастер блек-джека Эдвард Торп. – Игры учат управлять деньгами, делать ставки и держать себя в руках».

Чтобы выпустить пар, Ясс и его трейдеры не упускают шанса заработать на играх – и получить драйв. Они ставят на спорт, режутся в покер и ищут во всем скрытую возможность для арбитражных сделок. Они тщательно проверили основанные на теории игр стратегии «Монополии», «Колонизаторов» и других настольных игр. По понедельникам в корпоративном блоге выходит разбор спорных тактических ходов в спорте, например в бейсболе. 

Каждый год Susquehanna проводит внутренний чемпионат по покеру, а три ее трейдера получили золотые браслеты чемпионов Мировой серии покера. В 2008-м таким браслетом наградили одного из основателей Susquehanna Эрика Брукса. Выигранные $415 856 он пожертвовал некоммерческой организации, продвигающей «науку принятия решений». Брукс женат на Энни Дьюк, покерной чемпионке и гуру инвестиций. 

Громко и дорого. Чжан Имин основал самый дорогой в мире стартап ByteDance, известный благодаря соцсети TikTok. Его компания – звезда венчурного портфеля Susquehanna. /Фото Getty Images

Громко и дорого. Чжан Имин основал самый дорогой в мире стартап ByteDance, известный благодаря соцсети TikTok. Его компания – звезда венчурного портфеля Susquehanna. Фото Getty Images

Ясс любит назначать выигрыш за любую спортивную ставку, которую хочет сделать трейдер, особенно во время воскресных футбольных матчей и суперкубка. Летом 2019-го Susquehanna отвезла новых сотрудников на матч Philadelphia Phillies и New York Mets и назначила приз $10 000 работнику, который точно предскажет счет игры, расписав вероятности по формуле «Пифагорейское ожидание». Из 998 сотрудников правильный ответ дали 35, поэтому победителем выбрали того, кто еще и точнее всех угадал время последнего розыгрыша мяча.

В каком-то смысле коронакризис стал для Ясса подарком судьбы. Когда страна ушла в локдаун, ее захлестнул азарт. Миллениалы ринулись вкладывать госсубсидии в асимметричные опционные контракты с помощью мобильных приложений, а болельщики ставили рекордные суммы на спорт. Администрации штатов, чьи налоговые поступления резко упали, были не против: налоги на спортивные ставки помогали латать дыры в бюджете. У Ясса появился уникальный шанс.

Несколько лет назад он заметил, что капитализация европейской компании Flutter, владеющей биржей ставок Betfair, перевалила далеко за $10 млрд. На этой бирже игроки заключают пари на результаты спортивных состязаний, почти как маркетмейкеры в сделках с акциями и опционами. В последние годы Ясс развивал свое дублинское подразделение, которое принимало ставки на любые виды спорта – от футбола до гольфа. Букмекеры Susquehanna фокусируются на ставках по ходу игры, когда вероятность выигрыша быстро меняется в зависимости от ситуации. В подразделении работают два сына Ясса, и как опытный игрок он часто звонит им узнать, на что ставит Susquehanna.

Ставки на спорт еще не легализованы в США на федеральном уровне, но Ясс полон оптимизма. Он хочет создать американскую версию Betfair. Капитализация такой компании во много раз превысила бы $30 млрд – капитализацию Betfair на Лондонской бирже. 

Тем временем Susquehanna развивает торговлю криптовалютой и готовит новые финансовые продукты. Недавно компания получила разрешение предлагать фьючерсные контракты на размер налоговых ставок в США. Ясс надеется, что эти деривативы помешают президенту Байдену поднять налоги для корпораций и состоятельных граждан. Либертарианец, который беззаветно верит в силу рынка и точный расчет вероятности выигрыша, он надеется, что такие фьючерсы найдут широкий отклик в обществе. Ясс хочет выпускать фьючерсы на любую политическую инициативу Вашингтона. Гипотетически, если президент решит развязать войну, фьючерсные игроки покажут избирателям, во сколько она обойдется в деньгах и человеческих жизнях.

Такие фьючерсы «дадут объективные цифры, сформированные рынком, без надувательства и политической подоплеки, – рассуждает Ясс. – Мы хотим зарегистрировать еще несколько продуктов, которые, по нашему мнению, сделают мир безопаснее. У нас может появиться маркетплейс, который демонстрирует уважение к каждому и станет новым проводником истины».

«Это миссия, возложенная на нас Богом», – любит повторять Ясс.

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Рейтинг зарплат | 15 самых комфортных банков