Приватизация может принести экономике 200 млрд грн, но пока заработала 8,5 млрд грн. Почему и это хорошо, объясняет глава Фонда госимущества Дмитрий Сенниченко.
Категория
Картина дня
Дата

Приватизация может принести экономике 200 млрд грн, но пока заработала 8,5 млрд грн. Почему и это хорошо, объясняет глава Фонда госимущества Дмитрий Сенниченко.

Дмитрий Сенниченко. Фото Павел Собуров. Иллюстрация Shutterstock/Анна Наконечная

Фонд госимущества Украины возобновил крупную приватизацию после пятнадцатилетней паузы, продав завод «Большевик». Сразу после торгов глава Фонда Дмитрий Сенниченко подал в отставку, теперь ее должна принять Верховная Рада. Главным своим достижением он считает изменение подхода к приватизации, благодаря чему количество участников торгов выросло вдвое, а вместо олигархов и «красных» директоров покупателями стали предприниматели и средний класс, говорит Сенниченко Forbes.

Теперь важно, чтобы приватизация снова не зашла в ступор. Что для этого нужно сделать, по мнению главы Фонда госимущества. Forbes публикует сокращенную и отредактированную для ясности версию интервью.

В 2021 году в Украине после пятнадцатилетней паузы возобновилась большая приватизация, как вам это удалось?

Мы изменили подход. Для инвесторов процесс стал честным, ясным, прозрачным. Вместо сообщений в черно-белой газете с тиражом 400 экземпляров, сведения об инвестиционных объектах обнародуются на интернет-маркетплейсе privatization.gov.ua. Каждый инвестор может удобно найти объект для создания или развития собственного дела. Для этого мы производим аудиты и инвентаризацию и публикуем всю информацию в виртуальных комнатах данных.

За два года мы провели тысячи аукционов по новым правилам на сумму 8,5 млрд грн. Но самое важное – не сумма поступлений, а количество участников. Среднее количество выросло с 2,2 до 5, а рост цены – с 21% до 185% в среднем. Бизнес нам поверил.

Почему тогда Антимонопольный комитет блокировал приватизацию «Большевика»?

Задача Фонда госимущества – обеспечить равный доступ всех участников к аукциону и раскрыть информацию об активе, со всеми недостатками и преимуществами. Что касается «Большевика», мы сделали свое дело честно и прозрачно. Привлекли советников – KPMG, BDO, «Бюро Веритас», Cushman, Asset Enterprise. Представили объект через сотни ассоциаций в Украине и дипломатические представительства за границей. На аукцион пришли три компании, и торги прошли. Это вопрос не к Фонду – мы свою работу сделали качественно.

Какие еще сделки вы считаете знаковыми?

Например, отель «Днепр». Неработающие пенитенциарные объекты – благодаря программе с Минюстом сейчас айтишники вместо бездействующей тюрьмы во Львове будут строить IТ-кампус. Приватизация спиртзаводов – это отдельный кластер – 33 аукциона на 2,1 млрд грн. Украина и Беларусь были последними странами, где существовала монополия государства на производство спирта. Есть блок агропредприятий – Дунаевецкий и Радивиловский комбинаты хлебопродуктов, которые были коррупционными «кормушками» с таинственно утраченным зерном, а в частных руках оживут.

Благодаря новой модели к приватизации привлечены не олигархи и «красные» директора, а предприниматели, средний класс. Мы продали множество небольших объектов, и у нас много историй успеха. Например, семья благодаря малой приватизации купила здание и основала бизнес – обустроила эко-лавку.

Почему большинство покупателей – локальные инвесторы?

Локальные инвесторы понимают, как работать в Украине. Наша страна перспективна для инвесторов с точки зрения доходности, но мы должны давать четкие сигналы об уважении права собственности и соблюдении законов. Фонд пытается нивелировать риски инвесторов посредством максимального раскрытия информации. Чтобы потенциальный покупатель понимал, с чем он столкнется. 67% объектов государственной собственности даже не имеют регистрации, и мы их регистрируем, а долги предыдущих периодов пытаемся сократить. Компании под управлением Фонда госимущества в 2021 году уплатили почти на 1 млрд грн больше налогов в бюджет и втрое повысили оплату дивидендов.

Какие риски вы видите для покупателей госимущества?

Хуже всего для инвесторов – неопределенность. По «Объединенной горно-химической компании» мы получили от потенциальных международных инвесторов обращение о предоставлении гарантий. Это тяжелый актив со сложным прошлым, когда предприятием управляли кто угодно, но не государство. Мы получили эту компанию в управление в 2019-м с показателем прибыли в 100 млн грн. За два года, сменив трех директоров, увеличили прибыль до 800 млн грн. Продлили лицензию на добычу сырья на 20 лет, чтобы дать инвестору предсказуемость. Сняли впервые в истории Украины гриф «для служебного пользования» с запасов предприятия. Актив стал привлекателен, но потенциальный инвестор взвешивает риски страны. Мы обратились в правительство с предложением предоставить гарантии.

Наши суды могут выносить непредсказуемые решения, а правоохранители открывать дела по сообщениям в СМИ. Часто эти дела тянутся годами – не передаются в суд и не закрываются. Потому инвестор не понимает, чего ожидать. Сейчас по искам некоторых народных депутатов возбуждены два уголовных дела по продаже Фондом госимущества гостиницы «Днепр» якобы по дешевке два года назад. Фонд госимущества задействован в 2500 судебных делах по защите интересов государства. Все это оказывает негативное влияние на инвестиционный климат. Пока мы не реформируем судебную и правоохранительную системы, правительство должно быть более активным и гарантировать защиту крупным инвесторам.

Что готовите к приватизации?

Из того, что мы готовим, есть несколько портов – Усть-Дунайский, Белгород-Днестровский и Скадовск. Есть ряд аграрных предприятий, объекты недвижимости от небольших в райцентрах до гостиницы «Президент», активы в спиртовой отрасли, которые можно использовать как площадки для предприятий. Остальное зависит от того, какие объекты передадут на приватизацию. В Украине 3600 государственных предприятий, не разрешенных к приватизации. Все эти объекты находятся в управлении министерств, но должны управляться коммерческими структурами. В Польше до приватизации было 8000 государственных предприятий, после осталось 50.

Возможна ли продажа таких монстров, как «Укрзализныця» или «Укрпочта»?

«Укрзализныця» – это частичная монополия, но требуются конкурентные отношения. Можно приватизировать вагоны, тягу, а рельсы оставить в государственной собственности. У «Укрпочты» есть социальные функции. К примеру, доставка пенсий в селах. Это экономически невыгодно. Поэтому нужно посчитать, сколько стоят эти социальные функции, и доплачивать компании. К примеру, Почта Франции получает 180 млн евро дотаций в год. На других направлениях «Укрпочта» может зарабатывать. Поэтому государство может определить политику собственности компании.

Какие перспективы приватизации в Украине?

Потенциальный кумулятивный эффект для экономики от приватизации в ближайшие годы – 200 млрд грн к ВВП. Но для этого нужно изменить законодательство. Мы вместе с народными депутатами разработали законопроект, чтобы ускорить приватизацию, его поддержали 30 бизнес-ассоциаций. 44 депутата в начале года внесли его на рассмотрение Верховной Рады, но, к сожалению, он до сих пор не принят во втором чтении. По моему мнению, есть три условия для успешного продолжения приватизации. Первое – это защита инвесторов, применение норм английского права при приватизации. Второе – чтобы инвесторы приходили, нужно постоянно обновлять инвестменю, так что нужно упростить процесс передачи нестратегических и непрофильных объектов на приватизацию от органов власти. И последнее условие, наиболее фундаментальное, – институциональное усиление Фонда, чтобы начавшиеся процессы стали необратимыми. Собственно, все эти нормы мы предложили в комплексном законе.

Материалы по теме