Уголь против еды и лекарств. Как протесты в Казахстане могут повлиять на экономику Украины /Фото Getty Images
Категория
Картина дня
Дата

Уголь против еды и лекарств. Как протесты в Казахстане могут повлиять на экономику Украины

Getty Images

Российская армия вошла в Казахстан чтобы подавить массовые протесты в стране. Чего ждать украинскому бизнесу от проблем в одной из крупнейших постсоветских экономик?

6 января стоимость акций Kaspi, крупнейшей казахстанской финтех-компании с активами в Украине, начала восстанавливаться после обвала на 30%, вызванного массовыми протестами в Казахстане.

«Компания не сильно пострадала, но мародеры разбили несколько витрин в офисах», — рассказывает исполнительный директор Kaspi Маржан Ельшибаева. Из-за того, что в части регионов не было интернета и связи не работало мобильное приложение Kaspi.kz и банкоматы Kaspi Bank, заявил СЕО компании Михаил Ломтадзе.

Убытки подсчитывает практически весь казахстанский бизнес: от крупнейшего в мире проиводитея урана «Казатомпром» до кондфабрики «Баян Сулу». Пострадали даже майнеры криптовалют — сейчас в Казахстане расположена примерно шестая часть мировой индустрии майнинга, отмечает СЕО украинской криптобиржи KUNA Михаил Чобанян.

Многие криптофермы переехали в Казахстан после ряда запретов для криптобизнеса в Китае. «В разные моменты мы увидели отключения от 12 до 18% всей мощности сети биткоин», — рассказывает Чобанян.

Пятого января стоимость Bitcoin упала с $45,9 тыс. до $43,7 тыс, но не казахстанские события стали основной причиной обвала. «На мировые рынки в эти дни больше повлияла публикация протокола декабрьского заседания в ФРС», — отмечает глава департамента по корпоративному анализу группы ICU Александр Мартыненко. В так называемых Meeting Minutes комитета ФРС по открытым рынкам, опубликованных 5 января, говорится, что американский центробанк может начать повышать ставку быстрее, чем предполагалось ранее.

Казахстанские события прямо влияли только на локальные активы. Пятого и шестого января обвалился и курс российского рубля — до минимума с апреля 2021 года. Также просели котировки акций российских компаний из нефтяной и металлургической отраслей, добавляет Мартыненко из ICU.

Цены на нефть, напротив, растут. 4 января страны ОПЕК+ договорились расширить добычу. У Казахстана — крупная суточная квота в 1,6 млн баррелей (4% от общего объема по группе). Для сравнения, квоты России и Саудовской Аравии — 10,2 млн барр, ОАЭ — 2,9 млн, Нигерии — 1,7 млн.

В 2020-м экспорт нефти принес Казахстану $23,7 млрд, медной руды — $4,25 млрд, железа и стали — $3,18 млрд, урана (у Казахстана 12% мировых запасов) — $1,7 млрд.

Казахстанский уголь и козни России

Казахстанская экономика сопоставима с украинской — $171 млрд против $155 млрд в 2020 году. Сейчас Казахстан не входит даже в ТОП-20 торговых партнеров Украины. Экспорт в страну за десять месяцев 2021-го немногим превысил $345 млн. Это в 8 раз меньше, чем 10 лет назад и ниже, чем украинские поставки на 32 других рынка (0,6% от общего объема).

Импорт из Казахстана в Украину за тот же период — $627,5 млн или 1,1% от общей суммы. Для сравнения, лидер и по экспорту, и по импорту — Китай дал $6,5 млрд и $8,6 млрд соответственно. У России — $2,8 млрд и $4,7 млрд.

«Торговые отношения между Украиной и Казахстаном постепенно слабнут после 2014-го, когда существенно утруднился транзит товаров через территорию России, — поясняет руководительница Trade Center Киевской школы экономики Светлана Таран. — Компенсировать это за счет поставок по морю не получилось».

Казахстан — 22-й по значимости импортер в Украину, однако в конце 2021-го его роль усилилась. Треть стоимости всего импорта из Казахстана в Украину в прошлом году пришлась на каменный уголь, отмечает аналитик Concorde Capital Евгения Ахтырко. 66,5%, по данным Госстата, — топливные ресурсы плюс нефть. «За 11 месяцев 2021-го Украина импортировала из Казахстана 2,3 млн тонн или 13% от всей массы импортного угля», — говорит Ахтырко.

Украина импортирует около 22% угля, который потребляет за год, уточняет руководитель стратегических проектов КШЕ Максим Федосеенко. Из них две трети поставляет Россия. С ноября прошлого года россияне фактически прекратили импорт в Украину. Казахстан мог частично компенсировать потоки из России, однако Украина не получает уголь и оттуда — из-за блокировки транзита со стороны российской госкомпании РЖД.

По состоянию на начало января, по словам министра энергетики Германа Галущенко, государственная Центрэнерго не может получить 660 тыс. тонн угля, законтрактованного с поставщиками из Казахстана. Всего Украина дополнительно законтрактовала 1,5 млн тонн — кроме Казахстана, из США, Польши и ЮАР.

«Фактически Россия контролирует более 85% импорта угля в Украину, — отмечает Федосеенко. — Вряд ли стоит опасаться, что события в Казахстане могут помешать поставкам на украинские ТЭС: россияне и так их останавливают».

До 50% поставок из Казахстана — коксующийся уголь, который используется в металлургии. За исключением этой категории доля Казахстана на рынке энергетического угля Украины с учетом собственной добычи составляет 5%, отмечает Федосеенко.

Нужен ли Украине Казахстан

Заинтересована ли в казахстанском рынке Украина?

«В Казахстане знают и доверяют украинской продукции, — отмечает Таран из КШЕ, — Поэтому там по-прежнему пользуются спросом такие отрасли из Украины, как машиностроение и фармацевтика».

В доковидном 2019-м в топ-10 украинского экспорта в Казахстан было только три непродовольственных категории — ж/д оборудование, графит и фарма. В 2019-м поставку ж/д колес казахстанской «КТЖ» начал «Интерпайп» Виктора Пинчука. Для фарминдустрии Казахстан — третий по объемам экспортный рынок после Узбекистана и Азербайджана. Графит в страну экспортирует украинская компания «Завальевский графит». И в 2019-м, и в 2020-м главным экспортным товаром из Украины в Казахстан были масло и маргарин — $28 и $25 млн соответственно. В десятке — сахар, зерновые, шоколад и мясо.

После того, как российский военный контингент согласился помочь руководству Казахстана подавить протесты, украинскому бизнесу станет сложнее работать на казахстанском рынке, считает Таран. «Теперь Казахстан, вероятно, будет политически зависеть от России, — полагает она, — Это делает их непредстказуемым партнером».

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Инвестгид на 2022-й год, Семёнов и его телеканалы, цифровая Украина | Рейтинг работодателей