Категория
Картина дня
Дата

Влияние за $10 млн в год. Порошенко передал свои телеканалы журналистам и однопартийцам. Поможет ли это избежать статуса олигарха

Влияние за $10 млн в год. Порошенко передал свои телеканалы журналистам и однопартийцам. Поможет ли это избежать статуса олигарха /Shutterstock

Shutterstock

В феврале 2021 года Петр Порошенко стал официальным владельцем телеканала «Прямой», а уже в ноябре из-за закона о деолигархизации решил его продать вместе с другим медиа-активом – «5 каналом». Новые владельцы: журналисты этих же каналов и депутаты партии «Европейская солидарность». Поможет ли экс-президенту такой ход избежать статуса «олигарх»

📲 45 секунд – на один пост, 20 хвилин на день, щоб дізнатися головні економічні та бізнесові новини. Підписуйтеся на Telegram-канал Forbes Ukraine, щоб економити час.

Порошенко продал телеканалы «Прямой» и «5 канал» новому медиа-холдингу «Свободные медиа», не назвав сумму, в рассрочку. Он огласил сделку 8 ноября, на следующий день после вступления в силу закона об олигархах. Этот закон впервые юридически определяет статус «олигарх» и назначает ряд требований тем, кому его присвоят. Влияние на медиа – один из критериев «олигарха».

Как раз чтобы избежать этого клейма, Порошенко и продал телеканалы. Правда, холдинг «Свободные медиа» располагается по тому же адресу, что и телеканал «Прямой», а среди его совладельцев – народные депутаты от партии Порошенко «Европейская солидарность» Ирина Геращенко, Виктория Сюмар, Владимир Арьев, Ирина Фриз и пять медийщиков «5 канала» и «Прямого».

У 10 совладельцев по 9% доли в «Свободных медиа». С оставшимися 10% всё сложно: половиной владеет ТОВ «Телеканал Прямий», а другой – ТОВ «Телерадіокомпанія НБМ» и их владелец – «Свободные медиа». То есть у компании есть доля в своем же юрлице.

Доли меньше 10% выбраны специально, чтобы никто не должен был раскрывать свои доходы и информацию о связанных компаниях, говорит медиа-юрист Александр Бурмагин. Согласно закону о телевидении и радиовещании, конечный бенефициарный собственник медиа – это тот, кто владеет более 10% компании. «Таким образом все эти люди избежали раскрытия данных о себе», – говорит Бурмагин.

По аналогичной схеме – без конечного бенефициара – работал 112 канал, который связывают с Виктором Медведчуком, говорит медиа-эксперт Андрей Соломаха. «Тогда такая форма собственности не была утверждена Национальным советом по вопросам телевидения и радиовещания и канал переоформили на творческий коллектив», – говорит он. Хотя, по словам Соломахи, и сейчас есть возможность, что регулятор не одобрит такую форму правления.

Порошенко стал первым, кто отреагировал на закон об олигархах, назвав его давлением на медиа со стороны президента Владимира Зеленского. В Офисе президента считают, что объявив о продаже своих медиа, Порошенко подтвердил статус олигарха. «Если говорить откровенно, господин Порошенко стал первым, кто фактически признал себя олигархом в понимании нового закона», – говорит Forbes советник Офиса президента Михаил Подоляк. 

В двух словах о законе

Закон №5599 называют «антиолигархическим». Его инициировал Зеленский, чтобы ограничить влияние большого бизнеса на украинские медиа, политику и экономику.

Статус олигарха может получить человек, который соответствует трем из четырех критериев – имеет влияние на медиа, занимает монопольное положение в любой из индустрий, участвует в политической жизни и владеет активами в 2,2 млрд грн ($84 млн).

У бизнесменов есть полгода, чтобы продать свои медиаактивы или другие бизнесы, чтобы не получить статус олигарха. Окончательное решение о том, кто олигарх, а кто нет, примет Совет нацбезопастности (СНБО) в мае 2022 года

«Олигархи» не смогут участвовать в приватизации госпредприятий, финансировать политическую агитацию и митинги, делать взносы в фонды политиков во время избирательного процесса. Они также должны будут подавать имущественные декларации, а чиновники – отчитываться о контактах с ними и их представителями.

Станет ли Порошенко «олигархом»

Порошенко не скрывает, что ключевая цель продажи двух телеканалов – попытка избежать статуса олигарха, под критерии которого он сейчас подпадает. Однако закон говорит, что бизнесмен должен не только отказаться от владения медиа-активами, но и утратить полное влияние над ними. «Это рисковый момент, – говорит Бурмагин. – Здесь нужно будет доказать, что народные депутаты от партии Европейская Солидарность не связаны с Порошенко».

Порошенко окончательно избавится от влияния на телеканалы «Прямой» и «5 канал», только если у них появится новый источник финансирования. «Ирина Геращенко вместе с Викторией Сюмар не будут вкладывать в эти телеканалы свои деньги, тем более этого не будет делать трудовой коллектив, который хочет вовремя получать свою зарплату», – говорит СЕО «24 канала» и медиа-холдинга «Люкс» Роман Андрейко.

Советник Офиса президента Подоляк считает эту сделку непрозрачной. По его словам, без денег Порошенко каналы долго не продержатся, а влияние на СМИ определяется не только по конечному бенефициару, но и по тому, кто финансирует медиа. «Невозможно продать медиа тем, у кого нет денег его купить, – говорит Подоляк. – Советую Порошенко никого не обманывать хотя бы раз в жизни, потому что все равно не получится, и выполнять закон реально, а не фиктивно». 

Продажи двух телеканалов будет достаточно для того, чтобы Порошенко утратил статус олигарха, считает юрист Integrites Алексей Фелив. С точки зрения закона медиа – это самые явные активы. «Другие критерии не такие очевидные, – говорит он. – Монопольное положение в отрасли еще нужно довести. А стоимость активов – вопрос оценки и рыночной конъюнктуры».

Сколько стоят «Прямой» и «5 канал»

Ежемесячные операционные затраты на содержание телеканала «Прямой» – от 12 до 18 млн грн, говорит СЕО «24 канала» Андрейко. Соломаха оценивает затраты на ежемесячное содержание канала «Прямой» в $500 000, а «5 канала» – $350 000. В 2017 году продюсер Алексей Семенов, который запускал «Прямой», говорил «Детектор медиа», что в среднем удержание информационного канала стоит от $400 000 до $500 000 в месяц. Семенов отказался общаться с Forbes.

«5 канал» состоит из двух юрлиц ТОВ «Телеканал НБМ» и ТОВ «Експрес-інформ». Их общий убыток – 6,6 мн грн при выручке 28,8 млн грн. Убыток «Прямого» – 218,7 млн грн, а выручка – 47,5 млн грн. Несмотря на убыточность, «Прямой» стоит дороже, уверен Соломаха. Порошенко продал бы его не меньше, чем за $20 млн, а за «5 канал» он бы получил около $15 млн, говорит эксперт.

Цены каналам добавляет лицензия на телевещание, которая входит в их активы и камеры, студия и остальная техника. «Полгода назад на обновление студии и техники на «5 канале» потратили $500 000, но по техническому оснащению он все равно уступает «Прямому», – говорит Соломаха.

Еще один параметр формирования стоимости каналов – это рейтинг и присутствие в пакете основных кабельных операторов страны. На попадание в сеть Воли или Триолан у нового канала может уйти больше года. «Если канал входит в топ-20, то его стоимость может повыситься дополнительно на несколько миллионов», – говорит Андрей Соломаха. По данным Индустриального телевизионного комитета, в 2020-м «Прямой» был первым среди информканалов с долей 1%. В 2021-ом его обогнал канал Рината Ахметова «Украина 24» с долей 2,1%. Среди всех украинских каналов «Прямой» в 2020 году занял 13 место, а «5 канал» – 22-е.

Forbes оценивает «Прямой» в $5 млн, учитывая доходы от рекламы, долю аудитории и финансовые показатели, а также сделку по продаже информационного канала Эспрессо TV. В конце 2017 бывший премьер-министр Арсений Яценюк и жена экс-министра внутренних дел Арсения Авакова за $3,5 млн продали 70% Эспрессо TV Ивану Жеваго (сыну Константина Жеваго).

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине