Категория
Главное
Дата

Влияние за $10 млн в год. Порошенко передал свои телеканалы журналистам и однопартийцам. Поможет ли это избежать статуса олигарха

Shutterstock

Shutterstock

В феврале 2021 года Петр Порошенко стал официальным владельцем телеканала «Прямой», а уже в ноябре из-за закона о деолигархизации решил его продать вместе с другим медиа-активом – «5 каналом». Новые владельцы: журналисты этих же каналов и депутаты партии «Европейская солидарность». Поможет ли экс-президенту такой ход избежать статуса «олигарх»

Порошенко продал телеканалы «Прямой» и «5 канал» новому медиа-холдингу «Свободные медиа», не назвав сумму, в рассрочку. Он огласил сделку 8 ноября, на следующий день после вступления в силу закона об олигархах. Этот закон впервые юридически определяет статус «олигарх» и назначает ряд требований тем, кому его присвоят. Влияние на медиа – один из критериев «олигарха».

Как раз чтобы избежать этого клейма, Порошенко и продал телеканалы. Правда, холдинг «Свободные медиа» располагается по тому же адресу, что и телеканал «Прямой», а среди его совладельцев – народные депутаты от партии Порошенко «Европейская солидарность» Ирина Геращенко, Виктория Сюмар, Владимир Арьев, Ирина Фриз и пять медийщиков «5 канала» и «Прямого».

У 10 совладельцев по 9% доли в «Свободных медиа». С оставшимися 10% всё сложно: половиной владеет ТОВ «Телеканал Прямий», а другой – ТОВ «Телерадіокомпанія НБМ» и их владелец – «Свободные медиа». То есть у компании есть доля в своем же юрлице.

Доли меньше 10% выбраны специально, чтобы никто не должен был раскрывать свои доходы и информацию о связанных компаниях, говорит медиа-юрист Александр Бурмагин. Согласно закону о телевидении и радиовещании, конечный бенефициарный собственник медиа – это тот, кто владеет более 10% компании. «Таким образом все эти люди избежали раскрытия данных о себе», – говорит Бурмагин.

По аналогичной схеме – без конечного бенефициара – работал 112 канал, который связывают с Виктором Медведчуком, говорит медиа-эксперт Андрей Соломаха. «Тогда такая форма собственности не была утверждена Национальным советом по вопросам телевидения и радиовещания и канал переоформили на творческий коллектив», – говорит он. Хотя, по словам Соломахи, и сейчас есть возможность, что регулятор не одобрит такую форму правления.

Порошенко стал первым, кто отреагировал на закон об олигархах, назвав его давлением на медиа со стороны президента Владимира Зеленского. В Офисе президента считают, что объявив о продаже своих медиа, Порошенко подтвердил статус олигарха. «Если говорить откровенно, господин Порошенко стал первым, кто фактически признал себя олигархом в понимании нового закона», – говорит Forbes советник Офиса президента Михаил Подоляк. 

В двух словах о законе

Закон №5599 называют «антиолигархическим». Его инициировал Зеленский, чтобы ограничить влияние большого бизнеса на украинские медиа, политику и экономику.

Статус олигарха может получить человек, который соответствует трем из четырех критериев – имеет влияние на медиа, занимает монопольное положение в любой из индустрий, участвует в политической жизни и владеет активами в 2,2 млрд грн ($84 млн).

У бизнесменов есть полгода, чтобы продать свои медиаактивы или другие бизнесы, чтобы не получить статус олигарха. Окончательное решение о том, кто олигарх, а кто нет, примет Совет нацбезопастности (СНБО) в мае 2022 года

«Олигархи» не смогут участвовать в приватизации госпредприятий, финансировать политическую агитацию и митинги, делать взносы в фонды политиков во время избирательного процесса. Они также должны будут подавать имущественные декларации, а чиновники – отчитываться о контактах с ними и их представителями.

Станет ли Порошенко «олигархом»

Порошенко не скрывает, что ключевая цель продажи двух телеканалов – попытка избежать статуса олигарха, под критерии которого он сейчас подпадает. Однако закон говорит, что бизнесмен должен не только отказаться от владения медиа-активами, но и утратить полное влияние над ними. «Это рисковый момент, – говорит Бурмагин. – Здесь нужно будет доказать, что народные депутаты от партии Европейская Солидарность не связаны с Порошенко».

Порошенко окончательно избавится от влияния на телеканалы «Прямой» и «5 канал», только если у них появится новый источник финансирования. «Ирина Геращенко вместе с Викторией Сюмар не будут вкладывать в эти телеканалы свои деньги, тем более этого не будет делать трудовой коллектив, который хочет вовремя получать свою зарплату», – говорит СЕО «24 канала» и медиа-холдинга «Люкс» Роман Андрейко.

Советник Офиса президента Подоляк считает эту сделку непрозрачной. По его словам, без денег Порошенко каналы долго не продержатся, а влияние на СМИ определяется не только по конечному бенефициару, но и по тому, кто финансирует медиа. «Невозможно продать медиа тем, у кого нет денег его купить, – говорит Подоляк. – Советую Порошенко никого не обманывать хотя бы раз в жизни, потому что все равно не получится, и выполнять закон реально, а не фиктивно». 

Продажи двух телеканалов будет достаточно для того, чтобы Порошенко утратил статус олигарха, считает юрист Integrites Алексей Фелив. С точки зрения закона медиа – это самые явные активы. «Другие критерии не такие очевидные, – говорит он. – Монопольное положение в отрасли еще нужно довести. А стоимость активов – вопрос оценки и рыночной конъюнктуры».

Сколько стоят «Прямой» и «5 канал»

Ежемесячные операционные затраты на содержание телеканала «Прямой» – от 12 до 18 млн грн, говорит СЕО «24 канала» Андрейко. Соломаха оценивает затраты на ежемесячное содержание канала «Прямой» в $500 000, а «5 канала» – $350 000. В 2017 году продюсер Алексей Семенов, который запускал «Прямой», говорил «Детектор медиа», что в среднем удержание информационного канала стоит от $400 000 до $500 000 в месяц. Семенов отказался общаться с Forbes.

«5 канал» состоит из двух юрлиц ТОВ «Телеканал НБМ» и ТОВ «Експрес-інформ». Их общий убыток – 6,6 мн грн при выручке 28,8 млн грн. Убыток «Прямого» – 218,7 млн грн, а выручка – 47,5 млн грн. Несмотря на убыточность, «Прямой» стоит дороже, уверен Соломаха. Порошенко продал бы его не меньше, чем за $20 млн, а за «5 канал» он бы получил около $15 млн, говорит эксперт.

Цены каналам добавляет лицензия на телевещание, которая входит в их активы и камеры, студия и остальная техника. «Полгода назад на обновление студии и техники на «5 канале» потратили $500 000, но по техническому оснащению он все равно уступает «Прямому», – говорит Соломаха.

Еще один параметр формирования стоимости каналов – это рейтинг и присутствие в пакете основных кабельных операторов страны. На попадание в сеть Воли или Триолан у нового канала может уйти больше года. «Если канал входит в топ-20, то его стоимость может повыситься дополнительно на несколько миллионов», – говорит Андрей Соломаха. По данным Индустриального телевизионного комитета, в 2020-м «Прямой» был первым среди информканалов с долей 1%. В 2021-ом его обогнал канал Рината Ахметова «Украина 24» с долей 2,1%. Среди всех украинских каналов «Прямой» в 2020 году занял 13 место, а «5 канал» – 22-е.

Forbes оценивает «Прямой» в $5 млн, учитывая доходы от рекламы, долю аудитории и финансовые показатели, а также сделку по продаже информационного канала Эспрессо TV. В конце 2017 бывший премьер-министр Арсений Яценюк и жена экс-министра внутренних дел Арсения Авакова за $3,5 млн продали 70% Эспрессо TV Ивану Жеваго (сыну Константина Жеваго).

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

30 до 30 | Квартал 95, лидер "Большого строительства"