Торговельне судно у Суецькому каналі в розпал кризи, що виникла через атаки хуситів торговельних суден у Червоному морі /Getty Images
Категория
Мир
Дата

«Джин вышел из бутылки». Хуситы второй месяц атакуют Красное море – критический маршрут для экспорта и импорта из Украины. Как преодолеть кризис

6 хв читання

Контейнеровоз китайской компании Huihai Shipping проходит Суэцкий канал 10 января 2024-го в разгар кризиса безопасности в Красном море, вызванного атаками хуситов на торговые суда. Фото Getty Images

Йеменские хуситы атакуют грузовые корабли в Красном море. Результат – падение торговли из-за стратегически важного Суэцкого канала и удорожания цен на нефть и логистику. Есть ли у США и союзников планы решения проблемы?

За 12 років консалтингова компанія Franchise Group створила 600+ франшиз. Як масштабувати бізнес за допомогою франшизи в часи турбулентності? Отримайте інсайти і стратегії на Форумі підприємців від власниці та СЕО Franchise Group Мирослави Козачук. Купуйте квиток за посиланням.

Второй месяц подряд йеменские хуситы в ответ на операцию Израиля в секторе Газа атакуют торговые суда в Красном море. США с союзниками пытаются защитить судоходство и наносят ответные удары.

Напряженность в регионе уже привела к падению торговли из-за стратегически важного Суэцкого канала на 42%. Страдает и украинский бизнес. Красное море – критически важный маршрут для экспорта украинского зерна и импорта товаров.

От безопасности коридора зависят и глобальные цены на нефть, а значит, и цифры на стелах АЗС.

Какие риски несет кризис в Красном море и можно ли его не допустить?

Хуситы и их арсенал

Хуситы контролируют высокогорный север Йемена и столицу страны Сана, захваченную в гражданской войне в 2014–2015 годах. Самое действенное оружие в их арсенале – иранские ракеты и беспилотники, поскольку Иран поддерживает их, как и практически все шиитские группировки на Ближнем Востоке.

Хуситы начали атаки с ноября 2023-го в ответ на операцию Израиля в Секторе Газа.

Несмотря на обещания наносить удары только по судам, связанным с Израилем и его союзниками, атаки быстро стали маловыборными. Из последних примеров – поражение 28 января танкера Marlin Luanda под флагом Маршалловых островов с российской нефтью. После этого цены на нефть выросли на $2, отмечал Bloomberg. Но уже 29 января снова откатились до менее $77 за баррель. В целом из-за обострения конфликта фьючерсы в США выросли примерно на 7%, но рынок хорошо обеспечен, поэтому сдерживает цены.

С середины декабря США вместе с девятью странами-партнерами начали отвечать: сбивать ракеты, дроны и наносить авиаудары по хуситам.

Но пока это не принесло результатов. За два месяца объем торговли через Суэцкий канал сократился на 42%, по оценке UNCTAD. Больше всего упал трафик контейнеровозов – на 67% в недельном измерении. Также сокращается транзит балкеров и танкеров.

Динамика торговли через Суэцкий канал на фоне атак хуситов в Красном море /UNCTAD

Динамика торговли через Суэцкий канал на фоне атак хуситов в Красном море Фото UNCTAD

Красное море – основной путь из Азии в Европу, на который приходится 12–15% мировой торговли. Кризис в нем заставляет судовладельцев идти по альтернативному пути через мыс Доброй Надежды в Южной Африке. Это плюс 10–14 дней к логистике и росту расходов на перевозку.

Как страдает Украина

Красное море не так далеко, как могло показаться. Собеседники Forbes насчитали по крайней мере три последствия хуситских атак для украинской экономики.

Экспорт зерна. В январе экспорт зерна из Украины сократился на 20% в связи с новогодними праздниками и ситуацией в Красном море, говорил министр сельского хозяйства Николай Сольский.

Для экспорта украинского зерна Красное море является критически важным маршрутом. Это основной морской путь зерна из Украины в Китай, объясняет коммерческий директор логистической компании Soul Marine Иван Ниякий. КНР была основным импортером украинской агропродукции в рамках «зернового соглашения» (экспортировала 8 млн т из 32,9 млн т зерновых), по данным ООН. В прошлом году Китай купил у Украины зерно на $2,2 млрд, что на 17% больше, чем в 2022 году, согласно данным Минагрополитики.

Судовладельцы, возящие украинское зерно, пока продолжают ходить через Красное море, говорит Ниякий. Но будут вынуждены искать обходные пути, если ситуация будет обостряться. «Это плюс 20 дней и 20–30% расходов на перевозку, – добавляет Ниякий. – Это может повлиять на конечную цену украинского зерна и конкурентоспособность с россиянами, суда которых хуситы обещают не обстреливать.

Удорожание импорта. Китай также является одним из главных стран-экспортеров в Украину. Импорт идет преимущественно в контейнерах в европейские порты и попадает в Украину через пограничные переходы, говорит Сергей Вовк, директор Центра транспортных стратегий.

Эти контейнеры нужно довезти до точек перегрузки в Польше или Средиземном море. «Если плечо логистики из Китая увеличится, то это и дополнительное время, и дополнительные расходы», – говорит Вовк.

Цена топлива. Ситуация в Красном море уже повлияла на рынок горючего, говорит директор компании «Консалтинговая группа А-95» Сергей Куюн. «Цена на нефть выросла до $83, хотя последний месяц была не больше $78», – отмечает он.

Также увеличилась закупочная стоимость горючего, и первые небольшие сети подняли цены, говорит Куюн. По его словам, этот процесс будет набирать обороты.

Геополитические риски для Украины

На поверхности риск снижения внимания к нашей стране, как это уже происходило после начала войны в Секторе Газы. Отложенное во времени – влияние кризиса на европейские общества.

Стоимость доставки контейнера FFE из Юго-Восточной Азии в Европу уже взлетела с $2400 до $6000 за два месяца, отмечает Euronews. Вместе с риском роста цен на нефть, задержками поставок сжиженного природного газа из Катара это повышает инфляционные риски и экономические проблемы в Европе.

Для Украины это важно, учитывая выборный год в Европе. На темах инфляции и экономики играют крайние правые силы, которые набирают популярность и не всегда поддерживают военную помощь Украине.

Есть ли решение? Два сценария

Пока для международной торговли нет хорошего сценария.

Авиаудары американской коалиции пока не были эффективными. За восемь лет войны против Саудовской Аравии хуситы научились действовать в условиях угрозы с воздуха, прятать арсеналы и производство оружия в горах, объясняет эксперт по Ближнему Востоку в Институте будущего Илия Куса.

Сейчас у США и Запада есть два сценария для выхода из кризиса, обозначили опрошенные Forbes аналитики. Оба не идеальны.

Военные методы

Запад не может попросту перекрыть все морские подходы к Йемену, чтобы прекратить поставки из Ирана, констатирует Куса.

Более действенным выглядит жесткий вариант: возобновить войну против хуситов со стороны Саудовской Аравии и региональных союзников при поддержке авиаударов американской коалиции.

Но Саудовская Аравия вряд ли на это согласится, говорит приглашенный научный сотрудник американского Middle East Institute Йорук Ишик. Страна не хочет, чтобы казалось, что она даже косвенно помогает Израилю, но опасается возобновления ударов хуситов по саудовским городам.

Вторжение войск США и западной коалиции в Северный Йемен практически нереально, говорит Ишик. Причина – выборы в США, которые пройдут в ноябре. «Патрулирование йеменских гор рискует превратиться в бесконечную операцию», – объясняет аналитик Middle East Institute.

Дипломатическое давление

Глава Госдепа Энтони Блинкен и советник президента США по нацбезопасности Джейк Салливан просили китайских коллег унять хуситов из-за влияния на Иран, писал FT.

Пока это не принесло результатов. Китай лишь дал понять Ирану, что будет очень разочарован, если будут атаковать суда, связанные с КНР, пишет Reuters.

В США есть рычаг для прямых торгов с Ираном – переговоры о возвращении к ядерному соглашению. Но пока не видно готовности Ирана идти на какую-нибудь деэскалацию, говорит директор Центра Ближневосточных исследований Игорь Семиволос.

Напротив, с начала конфликта в Газе иранские прокси-группировки предприняли около 150 попыток атаковать базы США на Ближнем Востоке. Недавняя атака на базу в Иордании унесла жизни трех американских военных и требует от Байдена ответного удара.

Прямые переговоры США с хуситами могут проходить при посредничестве Омана, говорит Куса. Уступкой хуситам могло стать ослабление санкций, признание на международной арене и давление на Израиль, чтобы тот завершил войну в Газе.

Любой дипломатический путь будет многоуровневым – с одновременными треками с хуситами и по линии Китай – Иран, считает Куса. Наиболее вероятны два варианта: промежуточное перемирие США с хуситами или завершение войны в Газе.

Почему кризис может повториться

Вполне возможно, что США и их союзникам комбинацией мер удастся сдержать угрозу или снизить до управляемого уровня, говорит Ишик. Самое тревожное, что приступы хуситов являются лишь проявлением новой нормальности, добавляет аналитик.

Хуситы и их покровители из Ирана увидели, что имеют оружие, которым эффективно можно нарушать мировое судоходство и давить на Запад.

«Угроза вряд ли исчезнет – джина выпустили из бутылки, – объясняет он. – Сейчас хуситы используют повод Газы, впоследствии найдут какой-нибудь другой».

Угроза хуситов будет существовать до тех пор, пока не закончится длительная гражданская война в Йемене, считает Куса. И ряд конфликтов на Ближнем Востоке, таких как израильско-палестинский. «Действующая ситуация – эхо замороженных войн, имеющих тенденцию взрываться снова», – говорит он.

Хуситов можно попытаться обуздать, как в свое время сомалийских пиратов, считает Семиволос. Тогда помог микс жесткой и мягкой силы: морских патрулирований, ограниченных наземных операций, подкупа. Но для этого нужно время и более сложная операция с участием разных игроков в регионе.

Скорее всего, эту проблему придется решать уже после президентских выборов в Штатах.

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине