Голова постійної делегації України в парламентській асамблеї НАТО Єгор Чернєв. /из личного архива
Категория
Война
Дата

«Украина должна вступить в НАТО по сценарию Финляндии. Без ПДЧ либо других условий». Егор Чернев о возможном «приглашении» Украины в Альянс и главных причинах, почему мы еще не там

Глава постоянной делегации Украины в парламентской ассамблее НАТО Егор Чернев. Фото из личного архива

В Вильнюсе 11–12 июля проходит саммит НАТО, на котором Украина ожидает получить четкие и конкретные гарантии по безопасности и ее будущему членству в Альянсе. Forbes спросил у главы постоянной делегации Украины в парламентской ассамблее НАТО Егора Чернева, какой сценарий сотрудничества с НАТО сейчас наиболее подходит Украине и почему Альянс еще не готов нас принять в качестве полноправного члена.

Як мотивувати команду не збавляти темп у надскладних умовах? Дізнайтесь 25 квітня на форумі «Надлюди» від Forbes. Купуйте квиток за посиланням!

Какие впечатления от первого дня саммита НАТО? О чем говорят в кулуарах? Есть ли радостные новости для Украины в целом?

У нас и у наших партнеров разная оценка, что может быть радостными новостями для Украины. Для нас недостаточно того, что наши партнеры хотят нам представить, как большое достижение, что Украина однажды в будущем вступит в НАТО без ПДЧ.

Сейчас обсуждается финальная формулировка приглашения Украины в НАТО и нашего будущего членства в Альянсе. Пока оно не содержит временных рамок. Что, собственно, является повторением «политики открытых дверей», о которой мы слышим уже 15 лет. Это Украину точно не устраивает.

Является ли это финальным решением?

Думаю, нет. Надеюсь, что сегодня до вечера или завтра мы получим более четкую формулировку относительно приглашения Украины в НАТО. Мы даже не говорим сейчас о членстве.

Чем отличается приглашение Украины в НАТО от членства на данном этапе?

Мы сейчас говорим о приглашении Украины в НАТО с конкретными временными рамками либо конкретными условиями. Мы понимаем, запустить процесс собственно подготовки к членству воюющей страны не представляется возможным. Поэтому говорим Альянсу о том, что мы хотим видеть четкий сигнал: Украину приглашают к членству в НАТО. Но процесс вступления, например, начнется, когда будут разрешать условия безопасности.

Это не обязывает сегодня наших партнеров к вступлению в войну. Это политический сигнал, четко определяющий будущее Украины в Альянсе и четко дающий понять Российской Федерации, что она проиграла и больше не влияет на его решение.

Процесс вступления Украины в НАТО должен начаться сразу после нашей победы над Россией, без бюрократических препятствий. Например, по тому сценарию, как вступала в Альянс Финляндия. Которая менее чем через год стала 31-м членом НАТО, получив ратификацию о своем вступлении в каждом из парламентов стран-членов НАТО. Без ПДЧ или других условий или обязательств.

Почему у стран-членов НАТО столь разная приоритетность в отношении будущих членов? Если сравнивать вступление в Альянс Финляндии и параллельные попытки Украины, которая физически доказывает: кто, как не она, сейчас должен стать полноправным членом НАТО? Чем ещё, кроме сдерживания врага на границах с ЕС, Украина должна доказать, что имеет полноправное право стать членом Альянса?

Проблема наших партнеров – это страх и нехватка лидерства в евроатлантическом сообществе. К сожалению, все еще срабатывают рычаги гибридной или информационной войны Российской Федерации, влияющей на страны-члены НАТО. Они опасаются, что Украина может принести войну внутрь Альянса, если станет ее членом.

История же доказывает – Россия не нападает на тех, кто сильнее ее. Она не пересекла границу со странами Балтии, потому что это граница НАТО. А нападает на серые зоны, такие как Грузия, Украина, Молдова и Приднестровье.

Мы стараемся преломить такое мировосприятие наших партнеров. Доказываем, что некого бояться. Если Украина остановила Российскую Федерацию, НАТО точно справится с этой страной. Но пока страх корректирует решение членов НАТО и не дает сделать столь важный для нас шаг.

Какой сценарий сотрудничества с НАТО сейчас наиболее позитивный для Украины?

Мы хотим услышать политическое приглашение и конкретную дорожную карту: что должны сделать Украина и Альянс, чтобы не тратить попусту время после нашей победы.

Почему мы не говорим о ПДЧ? Это излишняя бюрократизация. У нас есть семь копенгагенских критериев относительно вступления Украины в ЕС. Они значительно пересекаются с требованиями, которые обычно ставят странам-кандидатам в члены НАТО в отношении других сфер, кроме безопасности и обороны.

Мы хотели бы увидеть список требований, которые нам нужно сделать в сфере безопасности и обороны. Чтобы, несмотря на войну, продолжать реформироваться, прийти к победе с уже выполненными требованиями и получить политическое решение о членстве Украины в НАТО.

Представим, что на этом саммите Украина получает от НАТО политическое «да» приглашения в Альянс. Что это значит для Украины?

Это означает, что Запад признает нас частью европейского сообщества. Что через 400 лет мы возвращаемся в европейскую семью, частью которой всегда были. И окончательно порываем с московским игом.

Такой сигнал будет означать, что мы становимся членом НАТО. Мы возвращаемся на свое место, которое заслуживаем по праву.

Почему последнее слово о членстве Украины в НАТО – за США?

США – основной фактор безопасности в Альянсе. 70% бюджета НАТО – это бюджет США. Американская армия – номер один в мире. В случае эскалации или втягивания НАТО в войну она понесет на себе основную тяжесть.

Поэтому США пытаются избежать любой эскалации, удержаться от втягивания НАТО в войну. Потому вправе если не диктовать, то предлагать условия.

США на данный момент что-либо предлагают относительно членства Украины? Звучат ли от их представителей конкретные шаги, предложения?

Динамика их позиции достаточно положительна. Два месяца назад о приглашении Украины в НАТО даже не хотели говорить. Речь шла о том, чтобы ограничиться на этом саммите исключительно обсуждением гарантий безопасности и помощи Украине в текущей ситуации на войне.

Сейчас же обсуждаются разные формулировки по поводу потенциального приглашения нас в НАТО. Финального решения нет. Но именно «приглашение» пока вызывает основную реакцию у наших партнеров. Мы хотели бы именно это слово видеть в формулировании дальнейшего сотрудничества с НАТО.

Есть ли страны-члены НАТО, которые остаются активными противниками нашего вступления в Североатлантический союз?

Пока таких стран нет. Есть такие, которые не определились касательно пути Украины в НАТО: с ПДЧ или без. К примеру, Германия. Но есть 23 страны из 31, которые публично выступили за членство Украины в НАТО, и еще несколько, которые не публично, но поддерживают. Нет стран, которые бы сейчас публично высказывались против. Даже Венгрия соблюдает тишину.

Сколько стран-членов НАТО должно проголосовать за нового члена, чтобы решение вступило в силу?

Все важные решения НАТО принимаются исключительно консенсусно. Должны сказать «да» все члены – 31 страна.

Глава парламентского комитета по внешней политике Александр Мережко в комментарии LIGA.net отметил, что Украина делает все, чтобы итоговая декларация НАТО по Украине не повторила Бухарест–2008. Когда вместо плана действий по членству (ПДЧ) была сформулирована «политика открытых дверей». Почему политика открытых дверей в этом случае не сработает?

Наши партнеры и мы должны выучить уроки истории. Непредоставление ПДЧ Украине в 2008 году и дальнейшее отсутствие активных действий по членству Украины в НАТО стали основным фактором развязывания войны России против Украины, которая продолжается с 2014 года.

Повторение после полномасштабного вторжения РФ в Украину и полутора лет интенсивных боев формулировки, что «двери НАТО для Украины открыты», означает, что Альянс проиграл. А Россия выиграла, потому что до сих пор влияет на его решение. Что НАТО не сделало ни одного шага навстречу Украине. Что можно его шантажировать.

Мы постоянно говорим нашим партнерам – здесь не будет win-win ситуации. Кто-то выиграет, а кто-то проиграет. Если Альянс хочет доказать, что способен и не боится РФ, должен сделать этот смелый шаг.

Какие рычаги убеждения использует Украина, чтобы доказать, что должна стать полноправным членом Альянса?

Мы не должны никого убеждать. Мы доказали на поле боя, что у нас состоятельная армия и страна. Мы сохранили управляемость и экономику, дали отпор гораздо более сильному на то время врагу. Этим мы доказали, что можем не только просить, но и усиливать безопасность Евроатлантического сообщества.

Не хочу верить в то, что США и партнеры, не предоставляя нам четких сигналов, пытаются сохранить вопросы Украины в НАТО как предмет торга с Россией в будущем по каким-либо мирным соглашениям.

Прошли времена, когда Украиной можно было играть без Украины.

Владимир Зеленский предполагает, что у западных союзников нет готовности ни пригласить Украину в НАТО, ни сделать ее членом Альянса. Что будет, если члены НАТО на этом саммите не предоставят конкретики в этом вопросе? Что еще мы должны сделать, чтобы услышать от Североатлантического союза «да»?

Будем откровенны, это политическое решение. Это не решение о технических условиях, стандартах или принципах. Всё это можно подтянуть, и мы готовы это делать. Мы понимаем, что должны сделать определенные домашние задания. Да, можно прикрываться вопросами состояния реформ или коррупции.

Но есть примеры других стран, которые становились членами НАТО в гораздо менее подготовленном состоянии, чем Украина сейчас. Их подтягивали до уровня, уже когда они были членами Альянса. Поэтому сейчас этот вопрос лежит исключительно в политической плоскости. Надеюсь, что нашим партнерам хватит духа его принять.

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине