Принятие решения о «референдумах» в четырех украинских областях /Getty Images
Категория
Война
Дата

Предпоследние козыри Путина – газовый шантаж, мобилизация и «референдумы» – разбиты наголову. Последняя карта – ядерное оружие. Появится ли она на столе?

Принятие решения о «референдумах» в четырех украинских областях Фото Getty Images

Мобилизация, «референдумы», подрыв «Потоков» и ядерные угрозы – звенья одной цепи. Российская цель – заставить Украину принять мир на условиях России. Но все пошло не так, как планировалось в Кремле. Разбор ситуации и анализ дальнейших событий от Владимира Даценко.

Forbes запустил YouTube-проект «Країна героїв». Смотрите новый эпизод о ХЕРСОНЕ после оккупации

6 октября. Онлайн-конференция Forbes «Без розовых очков»

6 октября. Онлайн-конференция Forbes «Без розовых очков»

Что вы узнаете: Правила развития бизнеса в условиях абсолютной неопределенности; Как получить в клиенты и сотрудничать с Минобороны – крупнейшим заказчиком в стране; Как «военные» инновации могут помочь вашему бизнесу; 2023 год в цифрах от Минфина и НБУ.

Билеты на конференцию по ссылке

20 спикеров: Алексей Резников, Сергей Марченко, Михаил Федоров, Александр Конотопский, Алекс Лисситса, Сергей Николайчук, Юлия Бадритдинова, Тарас Чмут и другие.

Когда: 6 октября, с 10:00 до 16:00

После провала российской армии на харьковском направлении Кремль существенно активизировался. В экстренном порядке было принято решение о «референдумах» в четырех украинских областях. Путин объявил о мобилизации. А оба «Северных потока» внезапно взорвались.

30 сентября в Кремле состоялась торжественная получасовая речь Путина об аннексии украинских областей. Несмотря на все усилия и тысячи завезенных участников праздничного концерта, она не получилась победной. Растерянные, часто безразличные взгляды кремлевских элит разоблачали настроения, уже дошедшие и до самых высоких кабинетов.

Мобилизация откровенно пошла не так, как хотел Путин. Газовый шантаж фактически не сработал. На фоне выступления российского вождя происходило окружение российских солдат в Лимане. Все понимали, что России не удастся удержать фронт по линии Оскол – Северский Донец. Соответственно, уже совсем скоро боевые действия полноценно вернутся в Луганскую область.

Эта церемония удивительным образом совпала с годовщиной «Мюнхенского соглашения» 1938 года. Но тогда, 84 года назад, для Гитлера путь военной экспансии только начинался, ничто не свидетельствовало о его неизбежном поражении, и Германия выглядела победительницей. Сейчас Путин уже почувствовал горечь тяжелых провалов и собственное политическое бессилие. Он по-прежнему лидер в своей стране. Но даже на встрече стран Средней Азии уже выглядел как фигура второстепенная. Его подданные все еще верят в своего царя, но начинают откровенно ненавидеть окружение Путина. Шойгу и Герасимов в тотальной опале.

Недовольными речью остались «ястребы» Кремля, для которых аннексия всего четырех областей и призыв о возвращении к переговорам звучат как перспектива ограничить свои претензии и территориальные амбиции. Еще недавно Лавров заявлял, что Россия не остановится на этих областях и пойдет дальше, чтобы обеспечить «безопасность» РФ. Более радикальная аудитория вообще продолжала мечтать о Киеве и Одессе.

В то же время те, кто выступал за политическое решение войны, понимали, что оглашение новых территорий Украины частью России – дипломатический тупик. Оснований для переговоров и «торга» остается все меньше. Россия даже не контролирует полностью те территории, которые объявляет своими.

На что рассчитывал Путин

Ряд мировых политиков и экспертов назвали последние шаги главы Кремля проявлениями отчаяния. После того, как стало очевидно, что разношерстная армия Путина, собранная из регулярных подразделений, контрактников, разнородных групп наемников и мобилизованных в ОРДЛО, не может выполнять анонсированные ранее политические и военные задачи, Путин решил поднять ставки сразу на несколько шагов.

Президент Турции Эрдоган недавно заявил после разговора с президентом РФ, что тот хочет поскорее закончить войну в Украине. И, вероятнее всего, эти слова близки к истине. Путин действительно хочет закончить историю, которая откровенно пошла не так, как он ожидал. Но окончить на своих условиях.

Если до сентября еще можно было надеяться, что армия РФ каким-то образом сможет оккупировать остальную часть Донецкой области, а Кремль дожать Европу газовым шантажом зимой, то после контрнаступления ВСУ в Харьковской области этот вариант стал почти невозможен.

Путин решил нанести тройной удар: перейти от слов к действиям в газовом шантаже, продемонстрировать, что Россия способна мобилизовать достаточно солдат для длительной войны и повысить уровень эскалации из-за аннексии украинских территорий и ядерных угроз.

Наверное, этот план должен был заставить мир иначе взглянуть на Россию, а Украину – сесть за стол переговоров. Но его реализация оказалась далекой от первоначальной идеи.

Объявленная мобилизация должна сломать информационную повестку на Западе. Призывы о том, что Украина способна победить на поле боя, должны были отойти. Россия должна была продемонстрировать, что у нее еще есть большие ресурсы, значительно больше, чем у Украины, и она может преломить ход войны в любой момент.

Западные СМИ заполонили сообщения о 300 000, а возможно, и миллионе солдат новой армии Путина. Но эти сообщения быстро разбились о многочисленные видеоролики в соцсетях, где еще вчера горячо поддерживавшие войну сегодня бежали в Финляндию, Грузию, Казахстан и даже Монголию. Судьба же тех, кто согласился пойти воевать, начала выглядеть почти бесперспективно: отсутствие экипировки, плохая организация и ужасные условия, тотальное распитие алкоголя и многочисленные драки. Все это не та армия, которой можно напугать мир.

Предпоследние козыри Путина – газовый шантаж, мобилизация и «референдумы» – разбиты наголову. Последняя карта – ядерное оружие. Появится ли она на столе? /Фото 1

Протесты против мобилизации в России. Первая неделя

Да, Россия способна мобилизовать большое количество солдат. Но организация этой мобилизации свидетельствует о том, что тотальные потери у такой армии неизбежны. Россия будет терять еще больше людей, чем раньше. Будет еще больше пленных и сданных позиций.

В то же время фейковые референдумы и объявленная аннексия должны формализовать претензии Путина на «победу».

По данным The New York Times, российское военное командование пыталось отговорить Путина от планов удерживать правый берег Херсонщины и предлагало отступить из Херсона. Но президент РФ категорически отказался принимать подобный вариант. Ведь тогда Путин вряд ли бы смог объявить эти территории «своими». А только Донецкой и Луганской областей ему казалось мало для определения «победы».

Отстаивать свои претензии Путин собирался не только путем кардинального увеличения численности своего войска, но и угрозами применения оружия массового поражения.

Призыв в Украину немедленно прекратить военные действия и сесть за стол переговоров, скорее, звучит как голос отчаяния, чем ультиматума.

Для Украины важно было не упустить этот момент «повышения ставок» и ответить.

В тот же день Зеленский объявил, что Украина вернется за стол переговоров с Россией только после Путина. Параллельно Украина подала заявку на вступление в НАТО. Как сигнал того, что этот вопрос теперь также не является вопросом возможного «торга». Украина готова на мир, но без каких-либо уступок и только на условиях полного освобождения всех оккупированных территорий.

Что остается у Путина

Когда полномасштабная война начиналась, казалось, что у Путина множество козырей на руках. Мощное лобби в большинстве западных стран. Важная роль на энергетическом и сырьевом рынках. Тотальное преимущество в количестве оружия и возможностях средств поражения. Абсолютное преимущество в Черном море.

Казалось, что даже тяжелые поражения российской армии в первые недели не могли повлиять на возможности Путина, ведь у него еще оставалось множество вариантов выиграть войну или, по крайней мере, не проиграть.

На седьмом месяце войны оказалось, что Путин уже использовал большинство своих козырей, но все равно проигрывает.

Он перевел войну на новый уровень эскалации, поняв, что не сможет просто завоевать украинские города, соблюдая законы войны. Российская армия прибегла к стратегии самых больших и самых жестоких военных преступлений, но это помогло лишь на время.

Россия прибегла к ракетному террору, уничтожая гражданские объекты в сотнях километров от линии фронта. Это должно заставить украинцев жить в постоянном страхе, но это все равно не спасло его войну.

Он прибег к зерновому и газовому шантажу, но это также не дало желаемого эффекта.

На каждый яд Путина находилось эффективное противоядие в виде героического мужества воинов Вооруженных Сил Украины. Мир не мог пойти на сговор с убийцей, потому что ВСУ не дали такого выбора.

Если бы российским войскам удавалось бы и дальше медленно продвигаться вглубь территории Украины или хотя стабилизировать фронт, очевидно, что Запад постепенно начал бы давить на Украину. Достаточно легко поддаться искушению пойти на уступки во имя мира, если ты ничего не теряешь. Если в этой войне не погибали твои родные, близкие, знакомые.

После того, как Путин задействовал все свои военные и политические резервы, у него остаются лишь инструменты военных преступлений нового уровня. Но где гарантия, что они подействуют лучше, чем все предыдущие попытки?

Сейчас Кремль может шантажировать Украину только массированным ударом по критической инфраструктуре (первые попытки уже состоялись в виде ударов по украинским ТЭС в начале сентября) или применением оружия массового поражения.

Оставить украинские города без света, воды или газа – это желаемая цель для россиян, но вряд ли она повлияет на линию фронта. И, вероятнее всего, Украине удастся восстанавливать работоспособность системы, даже в условиях массированных обстрелов. Потому удары по критической инфраструктуре сейчас не столь эффективны, как в этом пытается убеждать российская пропаганда.

Поэтому в своей «аннексийной» речи Путин все больше апеллирует к ядерному оружию. Мол, проигрыш России на поле боя будет означать, что он применит и это средство тоже.

Getty Images

На седьмом месяце войны оказалось, что Путин уже использовал большинство своих козырей, но все равно проигрывает. Фото Getty Images

Может ли Путин пойти на ядерный удар

Ядерные угрозы со стороны российской пропаганды и рупоров Кремля звучали и раньше. Но тогда немногие верили в реальность таких событий. Сейчас, когда у руководства РФ фактически не остается других аргументов, на Западе все активнее говорят, что «это не блеф».

Большинство ведущих мировых СМИ посвятили размышлениям о возможном ядерном ударе целые исследования в передовых статьях. Но в большинстве случаев западные СМИ в своих анализах опираются на то, что Путин – инфантильный безумец, способный на любой нерациональный шаг.

На самом же деле те, кто был знаком с главой Кремля, характеризуют его как очень прагматичного и последовательного. Путин годами готовился к войне с Украиной. Он долго принимал решения, учитывая все риски и последствия. Пытался предупредить их. Все его шаги логически ведут к одной цели – становлению его величия и исторической уникальности (по крайней мере, в глазах россиян).

По словам известного американского военного эксперта Майкла Кофмана, «в важных моментах Путин долго не принимал решения. Медлил, отказываясь признавать реальность, пока варианты не превратились из плохих в худшие».

То есть Путин глубоко рациональный человек, часто излишне. Поэтому он часто слишком долго сомневается и принимает решения. И это никак не похоже на портрет безумца.

Если же отвергнуть претензии на безумие кровавого диктатора, остается рациональная составляющая. Что удастся добиться ядерным ударом? И каковы будут последствия?

В целом у России есть три «опции» тактического ядерного удара, который считают наиболее вероятным.

  1. Удар по нейтральной территории (например, в нейтральных водах Черного моря) или проведение демонстрационных боевых испытаний. Это автоматически нарушает международные соглашения о запрещении использования и проведении испытаний ядерного оружия. То есть Запад должен будет ответить на этот шаг, и политические последствия будут неизбежны. Возможно, последствия будут не столь суровыми, но повлияет ли это как-нибудь на Украину? Вряд ли.
  2. Демонстрационный удар по территории Украины без причинения существенного ущерба (например, удар по малолюдной части территории Украины ядерным зарядом малой мощности).

Применение ядерного оружия против неядерного государства – это тот шаг, который однозначно предполагает глобальную изоляцию. Неизвестно, как на это отреагируют многочисленные союзники РФ, такие как Китай, Индия, Иран. А это главные рынки торговли для России, отказ со стороны которых ударит по экономике агрессора в разы сильнее, чем все санкции. России просто некуда будут продавать свои энергоносители и ресурсы.

Конечно, можно представить, что Кремль сможет договориться с этими странами или, по крайней мере, с Китаем. Этим можно было бы объяснить недавний визит главы ФСБ РФ Патрушева в Китай. При том что ФСБ – это не внешний орган, и он обычно не ведет переговоры на международном уровне. Для этого есть МИД и Минобороны. Которые, очевидно, о чем-то с китайской стороной договориться не смогли.

Но в этом случае Россия впадает в глобальную экономическую зависимость от Китая и становится второй «Северной Кореей».

Но главное, что это вряд ли существенно повлияет на позицию Украины.

Украина получит право требовать от Запада предоставления соответствующего оружия для защиты с возможностью применения по территории РФ. Например, ракеты ATCMS или другие ракетные системы большой дальности для уничтожения российских военных аэродромов и баз, непосредственно несущих угрозу ядерных ударов.

А это уже переводит войну на другой уровень. Когда за каждым ударом последует ответ. Россия же привыкла использовать «Калибры» и «Кинжалы» без каких-либо прямых последствий.

3. Россия может нанести не демонстрационный удар, а удар на поражение.

Различные военные и политические эксперты также размышляют о возможности ядерного удара по объекту критической инфраструктуры или непосредственно по какому-либо городу.

И здесь возникает вопрос: а каких последствий позволит добиться использование ядерного оружия, каких невозможно достичь обычными ракетами?

С точки зрения масштабов разрушений один ядерный заряд малой мощности можно заменить несколькими десятками обычных ракет и получить схожий результат, но без радиоактивного следа и обвинений в нарушении ядерного вето.

Пропагандистские иллюзии федеральных каналов о том, что возможно «уничтожить» Украину, можно отвергнуть. Ведь для этого нужно такое количество ядерных бомб, что заражена будет территория всей Центральной и Восточной Европы.

Тактическое ядерное оружие эффективно для уничтожения очень больших объектов. Если бы у Украины были большие военные базы, авианосцы и склады боеприпасов, которые невозможно эффективно уничтожить традиционным оружием из-за большого размера, тогда целесообразность ядерного оружия имела бы место.

В случае боевого применения ядерного оружия существует высокий риск того, что США и НАТО будут вынуждены ответить. Это вряд ли будет ответным ядерным ударом, но НАТО имеет достаточно неядерных средств поражения, чтобы нанести глобальный уровень разрушений военной инфраструктуре России.

Генерал-лейтенант в отставке, бывший командующий армией США в Европе, Бен Ходжес заявил, что в случае применения ядерного оружия США должны будут в ответ уничтожить Черноморский флот РФ.

Все речи и поведение Путина свидетельствуют о том, что ему нужны переговоры. Ему нужно остановить войну, пока он окончательно не проиграл. Пока поражения на фронте не превратились в эрозию и разрушение внутренней системы России. Ядерное оружие никак не способствует переговорам. Скорее, наоборот.

Применение ядерного оружия означает частичную или полную изоляцию от мира. И физически такой режим может существовать достаточно долго, но он никак не будет претендовать на роль глобального политического гегемона.

Но самое главное, что сейчас Путин уже не может полностью доверять своим военным силам. Российские танковые армии и новые разработки военной техники оказались несостоятельными и неэффективными на поле боя. «Непобедимая» российская авиация, которая должна была побеждать воздушные силы НАТО, понесла тотальные потери против простейших средств ПЗРК в руках украинцев. Высокоточные ракеты стоимостью в миллионы долларов оказались дешевым подлогом сомнительного качества. Кто может гарантировать, что российское ядерное оружие находится в лучшем состоянии? А что будет, если ракета с ядерным зарядом не долетит или не разорвется? Чем Путин будет отвечать на ядерный провал? Что будет, если последний аргумент не сработает?

Материалы по теме
Новый выпуск Forbes Ukraine

Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине