Всеволод Білас, IDS Ukraine /Коллаж Анна Наконечная
Категория
Компании
Дата

Доля Фридмана и партнеров менее 50%, что означает потерю контроля. Интервью акционера IDS Ukraine, которой принадлежат «Моршинская» и «Миргородская»

Всеволод Билас, директор по корпоративным вопросам IDS Ukraine Фото Коллаж Анна Наконечная

Как работает крупнейший производитель воды в Украине в условиях ареста корпоративных прав. Кому теперь принадлежит IDS Ukraine и какова доля Михаила Фридмана и российских партнеров. Интервью с одним из акционеров IDS Ukraine Всеволодом Биласом

Forbes Украина выпустил новый номер печатного журнала. В нем почти два десятка эксклюзивных материалов. Приобрести журнал с бесплатной доставкой можно по этой ссылке.

23 ноября стало известно, что в АРМА передали корпоративные права семи предприятий по производству и продаже питьевой воды. Речь идет о крупнейшем производителе бутилированной воды в Украине – IDS Ukraine, выпускающей известные марки «Моршинская» и «Миргородская». Одни из акционеров компании – Михаил Фридман и его партнеры, также совладельцы «Альфа-групп». Корпоративные права суд арестовал еще в начале июня. Бюро экономической безопасности тогда обвинило российских акционеров в попытках вывести из своей собственности активы, расположенные на территории Украины. Это два завода – в Моршине Львовской области и Миргороде Полтавской, дистрибуционная компания IDS и оператор доставки воды IDS Aqua Service.

Forbes пообщался с одним из акционеров IDS Ukraine Всеволодом Биласом, 58. Он – один из основателей компании, существующей с 1996 года, сейчас является ее миноритарным акционером. Это первое интервью Биласа. На вопросы он ответил в письменном виде.

Интервью отредактировано и сокращено для ясности.

Акционером какой именно компании вы являетесь?

Корпоративная структура IDS Ukraine довольно сложная. В классическом понимании, я не являюсь владельцем ни одной компании украинской группы, потому что не значусь в реестрах ее акционеров или участников. Однако я владею определенной долей компании, которая через ряд других компаний владеет украинской группой IDS Ukraine.

Такая ситуация сложилась исторически, ведь еще в 1996 году мы вместе с партнерами организовали производство минеральной воды и основали торговую марку «Моршинская». В 2004 году мы вошли в группу компаний IDS Ukraine, где сейчас я являюсь опосредованным акционером, а также занимаю должность директора по корпоративным вопросам. Думаю, само название должности говорит о моих полномочиях.

Кто еще сейчас является акционерами компании?

За 17 лет акционерный состав группы компаний (входят Моршинский и Миргородский заводы минеральных вод, дистрибуционная компания IDS и ряд других компаний) менялся несколько раз. Сейчас непосредственным акционером, владеющим 100% акций IDS Ukraine, является кипрская компания «Интернешнл Дистрибьюшн Системз Лимитед». Право контроля над группой компаний имеют действующие вместе члены семьи Бадри Патаркацишвили, являющиеся гражданами Великобритании (34% акций), правительство Грузии (7,73%) и ряд миноритарных акционеров (примерно 10%), к которым отношусь и я.

Кому принадлежит кипрское юрлицо «Интернешнл Дистрибьюшн Системз Лимитед»?

Ею владеет группа компаний, прямо или косвенно принадлежащих упомянутым выше гражданам Великобритании грузинского происхождения, правительству Грузии и акционерам с двойным гражданством, одно из которых российское, в частности Михаилу Фридману, и другим миноритарным акционерам, в том числе мне.

Как изменился состав акционеров компании с февраля по ноябрь 2022 года?

В середине года у материнской компании группы как акционер появилось правительство Грузии. Зато доля в ней других акционеров, а именно лиц, одно из гражданств которых – российское, которые могли действовать вместе, стала меньше 50%, что означает потерю контроля.

Об аресте и судах

Как влияет на компанию арест корпоративных прав? Как это отразилось на производстве, дистрибуции и другой деятельности компании?

Мы без изменений продолжаем свою операционную деятельность. Конечно, арест отрицательно сказывается на работе. Поскольку теперь ни одно из наших предприятий не может получить кредитование, мы фактически лишены в условиях войны какого-либо внешнего финансирования.

Отражается арест и на работе с партнерами: люди читают новости и не всегда готовы углубляться в детали. Поэтому часть наших многолетних партнеров, с которыми мы раньше работали по наложенным платежам, инициировали требования по предварительной оплате, а некоторые даже приостановили сотрудничество с нами.

Всеволод Билас, IDS Ukraine /из личного архива

Всеволод Билас, директор по корпоративным вопросам IDS Ukraine Фото из личного архива

Были ли какие-либо действия государственных органов накануне ареста корпоративных прав? Может быть, следственные действия?

Нет, никаких действий не было. Об аресте мы вообще узнали из СМИ.

Что произошло после объявления об аресте?

Мы получили запросы о предоставлении информации и, конечно, предоставили все, о чем нас просили. Также подтвердили полную готовность к сотрудничеству с правоохранительными органами для наилучшего выполнения их задач.

Мы благодарны взвешенной позиции ГПУ и Бюро экономической безопасности: они не предпринимали шагов, которые могли привести к остановке операционной деятельности бизнеса. На мой взгляд, важно, чтобы действия государства по национализации или конфискации активов граждан РФ не приводили к остановке бизнеса. Мы обеспечиваем работой и достойной зарплатой тысячи украинцев, платим сотни миллионов налогов стране, на постоянной основе помогаем армии.

Что происходило с того времени до сих пор?

«Интернешнл Дистрибьюшн Системз Лимитед» и другие компании, являющиеся опосредованными акционерами, а также участниками украинской группы компаний, оспаривают аресты в судах первой инстанции. Ведь были арестованы 100% корпоративных прав, а не части тех опосредованных акционеров, к которым у государства есть вопросы.

Безусловно, в условиях войны с Россией государство должно защищать свои интересы и, если нужно, внедрять санкции. Мы, акционеры IDS Ukraine, это понимаем, но стремимся донести в судах и свою позицию: есть еще другие акционеры, права и законные интересы которых нарушаются из-за ареста всех корпоративных прав компаний группы IDS Ukraine.

Суды, следственные действия и т.п.?

Следственных действий пока не последовало. Корпоративные права арестованы, следовательно, государство обезопасило себя от смены собственника, а любые дальнейшие следственные действия, как правило, приводят к дестабилизации операционной деятельности, в которой ни мы, ни государство не заинтересованы.

В мае ходили слухи, что у IDS были арестованы счета. Действительно ли это происходило?

Нет. Счета не арестовывали ни в мае, ни в другом месяце. И это хорошо, потому что наш бизнес занимает около 40% рынка бутилированной воды. Трудоустроено около 3000 человек, которые обеспечены официальной работой и получают регулярную заработную плату. И это без учета влияния на смежные отрасли. Поэтому даже частичное прекращение работы нашей компании – это проигрыш для всех.

Есть ли какое-либо движение со стороны представителей государства (возможно, неофициально) по национализации компании? Может, у вас были предложения по продаже компании?

Такое движение только в информационном пространстве, то есть в СМИ. Вместе с другими акционерами (британскими, государством Грузия) мы верим, что какие-либо действия со стороны государства не приведут к лишению собственности других акционеров, то есть тех, к кому не применены санкции и кто не имеет никакого отношения к России.

Reynolds and Reyner/reynoldsandreyner.com

За 17 лет акционерный состав группы компаний (входят Моршинский и Миргородский заводы минеральных вод, дистрибуционная компания IDS и ряд других компаний) менялся несколько раз. Сейчас непосредственным акционером, владеющим 100% акций IDS Ukraine, является кипрская компания «Интернешнл Дистрибьюшн Системз Лимитед» Фото Reynolds and Reyner/reynoldsandreyner.com

Что с компанией сейчас

Как теперь работает компания?

Сейчас предприятия работают в обычном режиме «вне сезона». Учитывая сезонное снижение спроса, Моршинский завод загружен на 40% максимальной мощности, а Миргородский – на 30%. Уменьшение использования производственных мощностей в целом типично для этого времени года.

Как изменились финансовые показатели за 10 месяцев этого года по сравнению с аналогичным периодом в прошлом году?

Война существенно влияет на финансовые показатели украинских компаний, однако наш бизнес устойчив и имеет резервы для продолжения деятельности.

Прежде всего, у нас существенно уменьшились объемы реализации: за девять месяцев – на 28% против аналогичного периода в прошлом году. При этом в марте падение испытало пиковый уровень – 46%, если сравнить с объемами прошлого года.

Из-за топливного кризиса и временных сбоев в цепях поставок сырья и материалов была значительная инфляция логистических затрат и себестоимости производства. Это привело к тому, что за девять месяцев предприятия имели консолидированный чистый убыток в 146,7 млн грн против чистой прибыли в 523,1 млн грн, которую получили в 2021 году.

Скорректированный показатель EBITDA составил 226,8 млн грн, что в три раза меньше, чем в 2021 году.

Руководство приняло меры по поддержанию положительной операционной прибыли, чтобы обеспечить стабильную деятельность предприятий, выплаты зарплат, своевременные расчеты с поставщиками. А для этого, к сожалению, пришлось повысить цены, мы пересмотрели и снизили затраты до возможного минимального уровня, остановили новые инвестиционные проекты, реструктуризировали долги с частью кредиторов, прибегли к вынужденной оптимизации организационной структуры.

В то же время компания не остановила проект запуска новой производственной линии в Моршине для разлива новых продуктов.

Хочу отметить, что IDS Ukraine и дальше своевременно уплачивает все причитающиеся налоги и сборы в бюджет Украины. С начала 2022 года в государственный и местные бюджеты поступило 504,7 млн грн (включая ЕСВ – единый социальный взнос – в 108,6 млн грн).

А на 30 сентября у группы компаний есть положительный собственный капитал и положительный рабочий капитал.

Как изменилось количество людей, работающих на предприятиях?

В начале войны на нас работало около 3500 человек: часть из них – в группе компаний, другие – у дистрибьюторов, через аутстаффинговый сервис. К концу октября численность сократилась до 2900: около 150 работников были мобилизованы в ряды ВСУ и ТрО, а примерно 10% команды, преимущественно руководящий состав, пришлось уволить. Это связано со сворачиванием многих проектов из-за войны.

Всеволод Билас, IDS Ukraine /из личного архива

Всеволод Билас, директор по корпоративным вопросам IDS Ukraine Фото из личного архива

Как вы перестроили бизнес-процессы? Что изменили?

В первые дни войны главной задачей топ-менеджмента стало спасти людей и поставить на системные рельсы экономику компании. А для этого нужно было срочно определиться с направлением, способом выживания и стратегией в новых реалиях. Мы вывезли часть офиса на Запад страны – в Моршин, перевели все управленческие процессы в онлайн-режим и примерно через две недели возобновили предварительный уровень работы.

Мы понимали, что прежде всего должны удержать команду, поэтому не останавливали производство, чтобы и дальше обеспечивать людей работой и регулярно выплачивать им зарплату. Не урезать ее, а держать достойный уровень. Кроме этого, мы продолжаем выплачивать зарплату нашим мобилизованным работникам, несмотря на отмену этого требования со стороны государства, ведь считаем это дополнительным вкладом в победу.

Изменилось оперативное планирование, оно теперь охватывает всего полгода, к тому же, мы постоянно вносим коррективы с учетом изменения ситуации в стране. Из-за веерных отключений света планируем работу предприятий, учитывая наличие электроэнергии. Чтобы сохранить объемы производства, люди на заводах работают в несколько смен, в том числе в ночные и выходные.

Мы стараемся сделать больший запас воды, потому что она является продуктом первой необходимости. Вернули в производство «Миргородскую лагидну» негазированную, потому что видим потребность населения именно в таком формате.

Поставляем воду ВСУ и предоставляем волонтерским организациям. На гуманитарные нужды мы уже передали воды на сумму более 50 млн грн. Отдельно финансово помогаем армии, закупаем необходимое снаряжение, полностью экипировали своих сотрудников, которые пошли служить, на сумму почти 2,5 млн грн. И, конечно, платим все налоги, чтобы должным образом поддерживать экономику государства.

Сейчас стратегией IDS Ukraine является выживание: сохранение целостного комплекса производства и дистрибуции, коллектива, поддержка сотрудников и уплата налогов.

Shutterstock

Сейчас предприятия работают в обычном режиме «вне сезона». Учитывая сезонное снижение спроса, Моршинский завод загружен на 40% максимальной мощности, а Миргородский – на 30% Фото Shutterstock

Какие управленческие и операционные новации внедрили?

Для быстрого реагирования и оперативности принятия решений мы создали комитет оперативного реагирования, в который вошел топ-менеджмент IDS Ukraine. У нас уже был опыт организации такого штаба в кризисное время еще в 2014 году. Это позволило выработать модель поведения компании.

Проводили регулярные встречи онлайн, чтобы информировать команду и быть в курсе текущих дел, а также иметь качественную обратную связь. Директор компании получал запросы и отвечал на неотложные вопросы команд. Топ-менеджеры проводили свои онлайн-собрания, чтобы знать, как и чем живут их подчиненные.

Для эффективности работы и сокращения времени на согласование некоторых моментов делегировали полномочия ответственным работникам. Разработали различные сценарии действий по логистике, партнерам, организации производства и т.д.

Какие были самые большие вызовы для компании за эти месяцы?

IDS Ukraine, как и другие украинские бизнесы, понесла значительные потери. В городе Голая Пристань, например, российские захватчики практически украли у нас предприятие, а в Харькове – разбомбили склад. Наши партнеры в Киевской области и других регионах пострадали из-за разрушения инфраструктуры, что, конечно, повлияло и на нас. Так, из-за уничтожения в Гостомеле завода по изготовлению стеклянных бутылок компании пришлось искать тару в Европе, а это повышает себестоимость продукции.

Однако наибольший ущерб нанес отток украинцев за границу, то есть наших потребителей – женщин с детьми. Вот это самые главные потери. Практически из-за этого мы снизили объем производства на 30%, и прежний уровень спроса в ближайшее время не вернуть.

Изменился запрос потребителя, поэтому мы корректируем форматы выпуска продукции.

Да и санкции против IDS Ukraine стали дополнительным фактором, повредившим компании. Мы потеряли некоторых поставщиков, имели проблемы с перевозчиками, не имеем возможности привлечь кредиты.

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине