Категория
Компании
Дата

Как управлять крупнейшим необанком Украины. Соучредитель monobank Михаил Рогальский о том, как компания планирует будущее, готовит экспансию и закрывает проекты

7 хв читання

Михайло Рогальський є одним із ключових управлінців monobank. /Иллюстрация Getty Images / Анна Наконечная

Михаил Рогальский Фото Иллюстрация Getty Images / Анна Наконечная

Практические предпринимательские инсайты от соучредителя monobank Михаила Рогальского. Новый выпуск «Business Breakfast с Владимиром Федориным» от Forbes

⚡️Даруємо 40% знижки на річну підписку на сайт Forbes. Ціна зі знижкою — 1079 грн/рік. Діє з промокодом JUNE до 23.06 Оформлюйте зараз за цим посиланням

Михаил Рогальский – экс-топ-менеджер ПриватБанка и человек, который вместе с Олегом Гороховским и Дмитрием Дубилетом стоял у истоков monobank. Сейчас Рогальский является одним из ключевых управленцев необанка.

Как он разделяет функции с Гороховским, по каким принципам в monobank принимаются решения, что нужно сделать предпринимателю перед запуском нового продукта, происходят ли прорывные события в финтех-индустрии и чем украинский необанк удивили европейские регуляторы?

Что monobank увидел в Европе

Конечно, то, как регуляция построена в разных странах, это необычно. В Британии, с одной стороны, все понятно: регуляция сложная и ее много, но она очень четкая. Но, с другой стороны, она базируется на принципах. Главное – ты должен обслуживать клиентов честно. Поэтому регулятор может прийти к вам и сказать: «Вы может и правильно истолковали нормы регулирования, но мы считаем, что это несправедливо к вашим клиентам, поэтому вы неправы». Вокруг этого и подстроена работа регулятора. Они хотят быть увереными, что компании, работающие на их рынке, следуют именно такой культуре.

Поначалу это очень непонятно. Первая реакция – хочется найти, а где это написано в правилах. Как и у нас, где все процедуры расписаны в постановлениях Национального банка. Там это не так. Регулятор описывает, например, минимальный набор данных, который ты собираешь по клиенту. Но как ты это делаешь, как убедишься, что это, скажем, не жулик, – это твой вопрос. Это несколько смущает и требует перестройки.

Однажды я общался с одним из бывших топов Monzo. Я его спросил, почему в первые годы, когда они запускались одновременно с Revolut, оба шли ровно с точки зрения инноваций, но потом что-то произошло и Monzo перестал создавать новые продукты. Его ответ был прост – «произошло то, что мы получили банковскую лицензию, а Revolut нет».

Дело в том, что это другой регулятор. Они требуют согласования любого нового продукта за полгода до его запуска: хотят понять, как он будет работать, увидеть бизнес-план. Конечно, так тяжело делать инновации.

Вместе с тем в Европе есть более открытые регуляторы. Это страны Балтии, Греции, Румынии и другие. Рынок Литвы (недавно к monobank обратился представитель литовского регулятора, предложившего рассмотреть юрисдикцию этой страны для запуска бизнеса там, – Forbes ) сам по себе не очень велик.

Но в Европе есть правило паспортизации банковской лицензии. Если у тебя есть лицензия одной из 26 стран Евросоюза, ты можешь совершать банковские операции в любой другой стране. Как утверждают регуляторы и юристы, в Литве это занимает несколько недель, а не несколько лет, как получение банковской лицензии. Поэтому, например, как банк в Литве зарегистрирован Revolut. Это третий по размеру банк страны, хотя там у него только один процент бизнеса.

Мы изучаем эту возможность для себя, но четкого комитмента я пока дать не могу.

Стоит ли риска бизнес в криптовалютах и что происходит в мире?

Мы не планируем добавлять биткойн в качестве опции оплаты. Одна из главных причин – криптовалюты имеют очень плохую репутацию у регуляторов, как наших, так и европейских. Так что ставить под риск основной бизнес, работая с высокорисковыми активами, было бы нелогично.

Есть и другая сторона. Я не считаю, что криптовалюта в чем-то лучше, чем фиат, кроме необходимости обходить определенную регуляцию. Поэтому я не думаю, что в нашей стране когда-нибудь будет свободно ходить биткойн.

Мне кажется, что последние несколько лет в финтехе ничего прорывного не произошло. После бума криптопроектов нет какого-то тренда, который бы набирал сейчас обороты. Инвестиции в индустрию в последний год значительно ниже, оценки компаний, успевших стать крупными, тоже уходят вниз.

Бум на Fintech, когда появились необанки, BNPL-проекты, крипта и многое другое, продолжался где-то с середины 2010-х. Одна из ключевых причин – рост e-commerce. Но теперь мне даже ничего не приходит в голову.

Как управлять крупнейшим необанком Украины. Соучредитель monobank Михаил Рогальский о том, как компания планирует будущее, готовит экспансию и закрывает проекты /Фото 1

Как закрывать неудачный проект

Когда ты вкладываешь во что-нибудь много усилий и эмоций, очень трудно подходить к делу рационально. Универсальной формулы нет. Пока у вас есть надежда, что продукт все же сможет взлететь, но вы сделали все возможное, а идеи иссякли, тогда уже можно закрываться. Если же у вас еще много идей и есть финансовая возможность воплощать их (например, проект не убыточен), стоит пробовать, пока у вас не опустятся руки.

Многое зависит и от ваших отношений с кофаундером. Иногда помогает взгляд со стороны, когда вам говорят: «Слушай, это никогда не взлетит». Тогда надо сесть, выдохнуть и начать что-нибудь другое.

Мы по-разному закрываем наши неудачные продукты. Я бы сказал, что это происходит недостаточно быстро. Какие-то продукты убивает рынок. К примеру, несколько лет назад у нас был продукт «депозит спортивный». Мы его закрыли после того, как я увидел, что на OLX продаются «крокогенераторы» monobank – это девайс типа зарядки для телефона с маятником, генерирующим шаги.

Другой кейс – наш проект в Великобритании. Мы сделали там уже два пивота, но ни по первой, ни по второй попытке по разным причинам не нашли оптимального формата. Но мы до сих пор стараемся. Хотя, может быть, это и нерационально.

О чем думают топ-менеджеры monobank в 2023 году

Финрезультат – это следствие того, что было сделано в прошлом. Это тебя не задерживает. По сравнению с 2022-м мы сейчас гораздо больше концентрируемся на создании и запуске новых продуктов, расширении команды, создании новых вертикалей. То есть гораздо больше вкладываем в развитие. Так что результаты этого мы увидим в финансовой отчетности уже в следующем году, в 2025-м или, может, даже в 2026-м. И действительно у нас нет горизонта планирования по продуктам далее трех-четырех месяцев.

Мне не то, что не интересно, какой будет, скажем, маржинальность нашего бизнеса в следующем году, но я не вижу в этом практического смысла и не очень понимаю, как это может влиять на мои решения. К тому же я еще не встречал человека, который мог бы спрогнозировать свою маржинальность через два года и не ошибиться.

У нас нет цели заработать столько-то миллионов в 2025-м. Главное – продукты, которыми пользуются многие клиенты. Так что у нас может быть цель, например, сделать сервис, в котором будет 2 млн новых пользователей, или чтобы mono достиг 10 млн клиентов. Но если вы спросите, когда мы планируем, чтобы это произошло, я отвечу, что у нас нет этой даты.

Как в mono принимаются решения

У нас нет ни формального, ни даже неформального разделения ролей. Все решения, касающиеся продукта, маркетинга, финансовых вопросов, мы принимаем вместе (с Олегом Гороховским, – Forbes ). Почти как Китпес. Управление продуктом и компанией происходит через регулярные совещания с участниками проектов, где они выносят свои вопросы.

То есть даже тактические решения мы принимаем только консенсусом. Поэтому некоторые вопросы мы можем обсуждать в течение трех-четырех месяцев, пока не найдем общий консенсус.

Возможен ли monobank без фаундеров

Я не хочу себя радовать тем, что без меня с mono что-нибудь произойдет. Это уже большая компания, у которой есть много опыта и очень крутая команда. Она сможет управлять продуктом и без нас, я в этом уверен. Но смогу ли я без этого – вопрос, на который у меня нет ответа. Мне очень нравится то, что мы делаем каждый день, и я не вижу вообще смысла от этого отказываться.

Другое дело, когда мы перестанем получать удовольствие от создания продуктов и у нас не будет драйва. Но пока даже мысль о том, что мы отойдем от операционной работы, вызывает тревогу и желание от нее отмахнуться.

Must have предпринимателя перед запуском продукта

Теперь у меня есть идея запуска продукта. Это еда. И я ничего не понимаю об этом рынке.

Поэтому в последние полтора месяца все, что делаю, это интервью с людьми, имеющими отношение к этому бизнесу.

Это производители, торговцы. Я задаю им очень простые, возможно, даже немного глупые вопросы. И я понимаю, что даже после трех месяцев таких интервью я буду находиться где-то в самом начале понимания.

В этом смысле работает кривая Даннинга-Крюгера. Сначала нужно дойти до той точки, где ты думаешь, что все знаешь. Уже потом ты видишь, что все было неправильно и совершено много ошибок. Но для запуска чего-то нового нужно много уверенности.

Затем вам нужно найти кофаундера.

Большое количество венчурных фондов не инвестируется в компании с одним фаундером. Просто потому, что даже если у тебя есть сильная команда, это не заменит партнера, с которым ты можешь разговаривать на равных и он не боится потерять работу из-за того, что не согласен с тобой по определенным вопросам.

Для меня партнер – это человек, с которым можно обсуждать ваш будущий бизнес в деталях и не бояться быть где-то неопытным. Идеально, если ваш соучредитель дополняет вас. По моему опыту, это скорее о hard skills. Например, вы хорошо разбираетесь в приготовлении пищи, знаете рецепты, а другой человек имеет экспертизу в ритейле и знает, что нужно, чтобы ваш продукт попал на полки супермаркетов.

Еще один нюанс – ваш кофаундер должен быть человеком, с которым вы подружились бы, если бы у вас не было совместного бизнеса. В ближайшие годы, пока будете запускать проект, вам предстоит проводить с этим человеком больше времени, чем со своей семьей. И если он не ваш эмоционально, вам с ним не интересно или даже неприятно, вы обрекаете себя на несколько лет не очень приятной жизни.

Далее все очень зависит от того, какой именно бизнес вы открываете. Где-то упорства и много труда будет достаточно, но некоторые проекты требуют много капитала. Если у вас нет понимания, как вы будете его привлекать, то не нужно начинать бизнес.

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине