Чтобы не потерять айтишников, украинские компании отдают их в аренду. Megogo и владелец Prom уже тестируют эту модель. Как она работает /Фото Анна Наконечная
Категория
Картина дня
Дата

Чтобы не потерять айтишников, украинские компании отдают их в аренду. Megogo и владелец Prom уже тестируют эту модель. Как она работает

Офис компании EVO Фото Анна Наконечная

Во время войны украинские компании EVO и Megogo запустили новые подразделения по аутстафу и аутсорсу. Фактически это работа на другого заказчика, а не разработка собственных продуктов. Цель – сохранить ІТ-специалистов и углубить их экспертизу. Модель выглядит привлекательно, но впереди есть проблемы: нужно поменять процессы, подтянуть английский и найти заказы в условиях худшего спроса. Что компании планируют делать

Трансформация бизнеса

В первый месяц войны сотни ІТ-специалистов сократили компании Rozetka, EVO, Новая Почта и Parimatch Tech. В Megogo никого не увольняли, однако бизнес падает, рассказал Forbes Иван Шестаков, директор по стратегическому развитию. В частности, компания отказалась от работы на российском рынке.

Резервов на содержание штата у бизнесов типа Megogo и EVO максимум на два месяца, оценивает управляющий партнер Insoft Partners Виталий Горовой. «Они могли бы сократить 50–70% персонала, но никто этого не хочет, потому что в современной экономике люди – это самый важный актив», – говорит он.

Чтобы загрузить технических специалистов работой и получить дополнительный доход, стриминговый сервис Megogo и компания по развитию маркетплейсов EVO создали подразделения, занимающиеся аутстафингом и аутсорсингом.

Аутстафинг vs аутсорсинг

Аутстафинг – модель работы, когда ІТ-специалист формально трудоустроен в одной компании, но выполняет работу для другого подрядчика. За его зарплату, бонусы и налоги отвечает работодатель, а не заказчик.

Аутсорсинг – передача задач и проектов одной компании в другую. То есть клиент заказывает услугу, а не команду.

Аутсорс – модель, по которой специалисты компании-подрядчика могут работать над несколькими заказами одновременно, в то время как аутстаф-работник выполняет заказы для одного клиента.

Как это будет работать? Подразделение Megogo Outsourcing будет предоставлять услуги внешним компаниям в сфере ІТ, live-трансляций, в производстве контента, маркетинге и борьбе с пиратством.

Около половины команды из 722 человек Megogo сможет задействовать во внешних проектах, говорит Шестаков. Это откроет компании новые рынки и партнерство.

До войны у EVO – разработчика маркетплейсов Prom, Bigl, Shafa и Kabanchik – работали 500 IT-специалистов. Около 80 из них и некоторые разработчики Rozetka войдут в новый бизнес-юнит – EVO Ecommerce Solutions.

Часть специалистов создаст маркетпейсы и e-commerce-сервисы для зарубежных клиентов, часть будет работать на аутстафе, рассказал Forbes совладелец EVO Николай Палиенко.

Какая от этого польза

Сдача в аренду айтишников поможет компаниям сохранить людей и их зарплату, рассказал Forbes СЕО рекрутинговой компании Alcor Дмитрий Овчаренко. Это не стратегическая, а временная модель развития бизнеса, уверяет он.

Alcor также рассматривает введение подобной модели – RPO, которая позволит более 40 рекрутерам временно работать в других компаниях.

Горовой также считает, что модель вводят временно, потому что у компаний нет выхода. У представителей Megogo и EVO больше ожиданий от нового бизнеса. Они полагают, что будут заниматься им и после войны. «Как только мы приступим к этой работе, ее уже сложно будет остановить», – говорит Палиенко.

Он надеется на сервисную модель, а не аутстаф. Потому что аутстаф «прост и быстр», в то время как продажа сервиса – «более прибыльная и долгосрочная», – говорит Палиенко.

Аутсорс услуг, по его словам, позволяет создавать рабочие места и для нетехнических специалистов, знающих иностранные языки. В будущем подобная модель поможет диверсифицировать доходы. Палиенко говорит, что EVO уже получила 10 предложений на сотрудничество. Megogo продолжит заниматься аутсорсом, если найдет заинтересованных клиентов, говорит Шестаков.

Какие могут возникнуть проблемы

Основная проблема, по словам Горового, в разных подходах к работе ІТ-специалистов продуктовых и аутсорсинговых компаний. «Когда вы разрабатываете продукт, ваша задача поскорее тестировать гипотезы, – говорит Горовой. – Главное в этом бизнесе – скорость и гибкость».

У аутсорс бизнеса иной подход: нужно предоставлять качественный сервис сразу, чтобы удерживать своих клиентов.

Еще одна проблема – незнание языков. Большинство клиентов украинских аутсорсеров находятся в Западной Европе и США, поэтому знание английского при устройстве в SoftServe или EPAM – одно из главных условий. Для местных продуктовых компаний знание английского не столь важно, говорит Горовой.

Ограничения существуют и на самом рынке – во время войны ІТ-компании уменьшили наем украинских специалистов, говорит Овчаренко. Местные компании задумываются о том, как нанимать в других странах, в частности Польше, Чехии, Румынии, говорится в исследовании украинского ІТ-рынка, каким с Forbes поделился стартап Skyworker.

Из-за войны в Украине, по данным Skyworker, создалась такая ситуация на рынке: украинские ІТ-компании идут нанимать на новые рынки, а украинские ІТ-специалисты начинают больше сотрудничать с ІТ-компаниями из Европы и США.

Материалы по теме