Категория
Инновации
Дата

Украинский фонд стартапов раздал больше 130 млн грн. Помогают ли государственные деньги — рассказывают предприниматели

Shutterstock

Shutterstock

Оксана Маркарова, бывший министр финансов, в 2019 году предложила создать Украинский фонд стартапов (USF), инструмент госфинансирования инновационных компаний. В его уставный капитал внесли 390 млн грн, а уже в январе 2020-го первые стартапы получили деньги. За следующие полтора года фонд профинансировал из бюджета более 190 стартапов на более чем 130 млн грн.

В жюри USF почти 90 представителей IT-рынка. В частности соучредитель 3DLOOK Александр Арапов, основатель инкубатора YEP Андрей Заикин, партнер фонда TA Ventures Игорь Перция. В наблюдательный совет входят, в частности Дмитрий Шимкив из Darnitsa Group, сооснователь Horizon Capital Елена Кошарна, основательница TA Ventures Виктория Тигипко.

Какие результаты уже показал госфонд? Forbes пообщался с тремя стартапами, которые первыми получили гранты от USF.

Деньги в обмен на перспективу. Как закрылся зерновой стартап Pytag

Олег Попов, 33, с 2011 года занимался собственной зерновой компанией Odessa Grain Company, а в 2019 году основал торгово-аналитическую платформу для торговли зерном Pytag. Благодаря алгоритмам по сбору и обработке данных о мировом рынке зерна, сервис предлагал торговать без посредников. «Офлайновым бизнесом я продолжал зарабатывать на жизнь и удерживал этот стартап», — говорит Попов.

По его подсчетам, на реализацию проекта нужно было $300 000. К Украинскому фонду стартапов проект пришел за средствами для MVP, затратами на маркетинг и проверкой стратегий. Удалось привлечь $25 000. «Деньги фонда сыграли с нами злую шутку, — анализирует Попов. — Лучше бы нам их не давали, потому что мы потратили много времени и упустили частного инвестора». Попов не называет имя инвестора, но говорит, что это был крупный украинский бизнесмен. Переговоры с ним шли параллельно сбору средств для UFC. «Мы разфокусировались и не привлекли от него деньги», — говорит он.

После фонда Попов продолжил искать инвестиции и параллельно финансировать проект из собственного кармана. Потратил около $75 000, закрыл Pytag, распустил команду и отчитался перед фондом. «Я устал ходить и просить деньги», — говорит он.

Урок усвоен. Следующий проект — криптошкола TOP Traders — Попов открывает сугубо из собственных накоплений и планирует потратить от $30 000 до $50 000. Сначала это будет онлайн-школа, одна со временем появится и оффлайн. После криптошколы собирается создать платформу TradeWork, где инвесторы смогут нанимать профессиональных трейдеров как фрилансеров.

Попов и сам зарабатывает на крипте. Он занимается спотовой торговлей, майнингом, скальпингом и торговлей фьючерсами. «Вчера за день я заработал 8,5% с $7000 только на спотовой торговле», — говорит Попов.

Знают ли в USF о неудачной инвестиции? Фонд собирает данные о профинансированных проектах раз в квартал, сообщили Forbes. По состоянию на дату публикации Фонд не знал, что Pytag завершил деятельность.

Инвестиции в мусор. Какой пивот пережил стартап BioBin

Артем Миргородский, 42, сортирует мусор уже 12 лет. В 2019 году он создал приложение BioBin, в котором пользователь записывает вес купленных продуктов и сравнивает ее с количеством остатков в мусорнике. Так алгоритм считает, сколько денег потеряли из-за неправильного хранения и потребления продуктов.

Выручку должна была генерировать подписка на приложение за €1 в месяц. На питчинг к UFS Миргородский пришел с макетом, а на полученные $25 000 создал приложение. Помимо затрат на разработчиков, деньги пошли на эксперимент с целевой аудиторией. В трех жилых кварталах в Киеве BioBin установили компостеры.

Зарабатывать на мусоре оказалось непросто — подписок почти не было. Без средств фонда, по словам Миргородского, проект бы вообще не стартовал. «Получить средства в банке, когда нет еще коммерческой успешности, — нереально, — говорит он. — Фонд был едва ли не единственным вариантом, и мы им воспользовались».

Предприниматель переориентировался на B2B-сегмент, предложил учреждениям услуги по сортировке и сменил название на GreenAge. Дела пошли лучше. «Мы сортируем 25 тонн отходов в месяц, оборот ежемесячно растет на 20-30%», — говорит фаундер. В компании сейчас до 20 клиентов, среди которых рестораны Goodwine, Dominoʼs Pizza, Eat Easy, «100 лет тому вперед», Honey. Услуги GreenAge стоят 6000-6500 грн в месяц.

Приложение BioBin до сих пор существует, но не обновляется. «Наша задача решать проблемы, а не заниматься хобби, — говорит фаундер. — Бизнес генерирует много отходов». Сейчас GreenAge превращает отходы на органические удобрения, а в будущем хочет выращивать продукцию для ресторанов с их применением.

Основатели Field BI нашли нишу для аграрных инноваций. Почему они серийно привлекают государственные деньги

Евгений Кугук, 35, Татьяна Мельник, 31 и Лилия Ильченко, 38, основали не один, а сразу три стартапа: Field BI, AgroTop, AutoBI. Каждый получил грант от Украинского фонда стартапов. Как им это удалось? «Постепенная концентрация команды на каждом проекте, — говорит Кугук. — Ставили на ноги один стартап, и брались за второй, тогда за третий».

Первым был Field BI — платформа для управления сельскохозяйственными землями. На конкурс стартап пришел с MVP, а на $50 000 профинансировал дальнейшую разработку. «Мы разработали два модуля на том этапе, когда у нас еще не было активных продаж», — говорит про основные расходы Кугук. Вместе со своими и партнерскими средствами инвестиции составили $300 000.

С апреля 2020-го продукт начал набирать популярность. Им пользуется более 50 клиентов, среди которых агрокомпании «Agricom Group», «Прогресс» и «Лендлорд Юкрейн». Площадь земель, которые анализирует Field BI — 200 000 га. Продукт ориентирован на малые и средние фермерские хозяйства, в которых от 300 до 30 000 га земли в обработке. Цена тоже зависит от площади участков. Для компаний, в которых до 1000 га, подписка стоит 13 000 грн в год, в среднем — $0,75 за 1 га. «Ресурс экономит до 15% от рыночной стоимости земельного банка», — уверяет Кугук.

Месячная выручка Field BI — до $20 000. Компания планирует запустить франшизу на рынке Польши, а оттуда будет масштабироваться на другие европейские страны.

Инструкция. Как получить грант от USF и что нужно знать об организации

  1. Подать стандартизированную заявку на сайте фонда. Если на руках только идея и бизнес-модель — это Pre-Seed, если есть MVP — Seed. Можно пройти обе стадии.
  2. Заявитель выбирает одну из 15 категорий. Его оценивают минимум два эксперта. Учитываются команда, рынок, продукт/идея, стратегия и обоснованность расходов сметы. Проходной балл на этапе оценки экспертами — 12 баллов из 20. После питчинга перед жюри проходной балл для Pre-Seed — 12, Seed — 15. Максимальный балл — 25.
  3. Стартап попадает на Pitch Day и коротко представляет свою идею комиссии из 4-7 человек.
  4. Если стартапу удалось убедить жюри и их решение утвердил Наблюдательный совет, в течение 10 дней с момента выбора победителей ему поступит первый транш. Выплаты разделены на части, перед каждой необходимо показать финотчет и отчет о результатах.
  5. Грант можно получить на юрлицо или ФЛП. Последний платит подоходный налог и военный сбор, совокупно 19,5%. Чистая сумма грантов — $20 125 и $40 250. Для юрлица идет общий порядок налогообложения, поэтому он получает $25 000 и $50 000.

Зачем нужен USF и что будет дальше

Появление Украинского фонда стартапов — попытка закрыть пробел на украинском рынке венчурного капитала, говорит Александр Яценко, 34, управляющий партнер инвестфонда Brise Capital. Он в составе жюри UFS с первого дня. «Многие проекты до сих пор не могли пройти стадию preseed и seed, когда только формируется идея и совершаются первые шаги», — говорит Яценко.

С момента запуска фонд получил более 3600 заявок, профинансировали 148. «Государственные институты засевают компании грантами в надежде, что часть из них дорастет до следующих раундов финансирования. — говорит директор венчурного подразделения ICU Роман Никитов. — Этот этап надо воспринимать как государственные расходы на образование».

К чему еще возникают вопросы? Фонд критикуют за недостаточную инновационность продуктов, которые он финансирует. Так было, например, с Framiore. Это устойчивый бренд женской одежды с собственным швейным производством и R&D-центром. «Поддержав эту команду, мы поддержали в целом направление, — говорит Яценко. — Там нет глубинной технологии, но есть уникальность в работе с тканями».

В течение двух лет после получения гранта стартапы отчитываются о своей выручке и развитии проекта. По словам Игоря Маркевича, руководителя программ Украинского фонда стартапов, 76 компаний привлекли дополнительное финансирование на сумму $32,2 млн.

В 2020 году Фонд планировали дофинансировать на 50 млн грн, но деньги до сих пор не перечислили. Более зрелые проекты должны финансироваться частным капиталом. Для этого государства создают Фонды фондов — структуру, которая финансируется госбюджетом и частными инвестиционными фондами. В 1993 году Израиль запустил проект Yozma — государственную программу поддержки стартапов с бюджетом в $100 млн. Правительство стимулировало создание совместных фондов с международными венчурными компаниями и дофинансировало до 40% их инвестиций в местные стартапы. В Украине тоже планируют создать такой. «Государственная доля может составлять от 20% до 80% акций стартапа, в зависимости от стадии развития», — говорит Никитов.

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Рейтинг зарплат | 15 самых комфортных банков