Категория
Картина дня
Дата

Экономику РФ отбросит далеко в прошлое, но мир этого и не заметит. Профессор университета Беркли Юрий Городниченко объясняет, что будет с Россией, Украиной и миром из-за войны

Экономику РФ отбросит далеко в прошлое, но мир этого и не заметит. Профессор университета Беркли Юрий Городниченко объясняет, что будет с Россией, Украиной и миром из-за войны /из личного архива

из личного архива

Война Украины с Россией – новый «черный лебедь» для мировой экономики. До 24 февраля экономисты в США и Европе дискутировали о последствиях коронакризиса и рисках ускорения инфляции. Как изменилась эта дискуссия теперь? Об этом Forbes рассказывает украино-американский экономист Юрий Городниченко, профессор Калифорнийского университета Беркли.

Як мотивувати команду не збавляти темп у надскладних умовах? Дізнайтесь 25 квітня на форумі «Надлюди» від Forbes. Купуйте квиток за посиланням!

В статье о нефтяных санкциях против России Городниченко и научный редактор Вокс Украина Илона Сологуб пишут со ссылкой на депутата Европарламента Андреуса Кубилюса, что дневная выручка РФ от продажи нефти в Евросоюз эквивалентна стоимости 100 танков. Это в два раза больше, чем уничтожают украинские ЗСУ в течение одного дня боев с россиянами.

Международный бан России в качестве большого поставщика энергоресурсов – потеря, с которой мировая экономика способна справиться без существенных потерь, уверен Городниченко. Гораздо больший риск – новая волна торговых войн между США и Китаем, который мог бы воспользоваться ситуацией для усиления своего влияния на РФ.

Украина в этих обстоятельствах должна готовиться к большому поствоенному шоку с высокой инфляцией, обвалом ВВП и острым социальным кризисом. Преодолеть трудности без массированной международной поддержки будет сложно. Пока же украинской экономике, говорит Городниченко, нужно привыкать к жизни в военное время. Как ее правильно обустроить? Частичный ответ – в американском опыте времен Второй мировой войны.

«Российская экономика – карлик на мировом уровне»

Что будет, если война затянется, допустим, на год?

Украина и РФ – большие поставщики зерна, Украина – крупнейший поставщик подсолнечного масла. Если сейчас из-за войны будет пропущена посевная кампания, мы фактически на год выключим из мирового рынка очень крупного игрока. То есть год глобального дефицита пшеницы, кукурузы и подсолнечного масла. В таком случае придется компенсировать проблему другим странам. Например, в США выращивать вместо картошки пшеницу. 

Как сильно санкции против РФ бьют по экономике Европы?

Российская экономика больше украинской, но на глобальном уровне это все равно карлик – 2–3% мирового ВВП. Шоки вероятны, но большого влияния не будет. Даже для Европы, если она полностью откажется от российских энергоносителей. Рецессия в Европе в таком случае возможна, но довольно мягкая – 1-2%.

Изменится ли существенно баланс в мировой экономике, если ситуацией решит воспользоваться Китай, для того чтобы поставить РФ в зависимость от своего рынка? 

Россия действительно привыкла быть монополистом. Если такой сценарий реализуется, она столкнется с большим монопсонистом – цену будут устанавливать не они, а китайские товарищи. Это будет большим шоком для РФ. Но с точки зрения мировой экономики мало что изменится. Россия не производит ничего уникального. Поэтому из-за санкций ее экономика будет отброшена глубоко в прошлое, а мир этого даже не заметит.

Какова, на ваш взгляд, вероятность нового, более серьезного витка экономических войн между Китаем и США?

Опыт предыдущей торговой войны, когда президентом США был Дональд Трамп, показал, что у китайской экономики есть очень много уязвимостей. Например, компанию, которая производит оборудование для 5G, чуть не похоронил запрет на использование американских чипов. 

Поэтому я не думаю, что Китаю сейчас интересно спорить с Америкой из-за России. Слишком разная цена вопроса. Китай намного больше торгует со США, чем потенциально может получить от сотрудничества с РФ. 

В этом смысле есть яркий пример: Китай поддерживает КНДР, но только на словах: особых финансовых вливаний в страну он не делает, выдерживая определенную дистанцию. Думаю, причина в том, что китайское руководство понимает риски и не хочет быть отрезанным от мировой экономики. 

Вы думаете, Китай реально сделать изгоем с помощью санкций? 

Конечно, от торговой войны пострадают все, кто в ней участвует. Но Китай – рациональный игрок. Я не думаю, что он будет ввязываться в противостояние, которое способно обойтись ему очень дорого.

«Украина потеряла около $50–70 млрд ВВП»

По оценке НБУ, из-за войны выключилось около половины украинской экономики. Насколько сейчас резонно делать подобные оценки?

Мариуполь, Харьков – крупные промышленные города, которые были разрушены и нескоро вернутся к нормальной жизни. Это большие удары по экономике. Думаю, оценка НБУ примерно соответствует действительности. 

В то же время нужно понимать, что в военное время экономика работает по-другому. Например, уже были новости, что правительство ограничило цены на некоторые товары. То есть рыночные принципы работают не в полной мере. Поэтому привычные макрокатегории, такие как ВВП, становятся достаточно условными.

О чем говорит мировой опыт: есть ли усредненный показатель, какой процент от ВВП гарантированно теряет страна, на территории которой идут боевые действия? 

Вьетнам, который бомбили день и ночь, потерял больше чем половину экономики. Но страну спасла помощь – прежде всего от коммунистических друзей. Украине тоже нужно обеспечить себе помощь партнеров, иначе экономика долго не выдержит такого напряжения и не сможет снабжать всю страну.

Должна ли вся экономика перестраиваться на военные рельсы или все же можно сохранить параллельное существование сектора, который работает на оборонные нужды и обычного гражданского бизнеса? 

Во время Второй мировой в США рыночная экономика продолжала работать, но с определенными ограничениями. Например, производители авто переориентировались на производство танков и самолетов. Их сотрудники получали зарплату и тратили ее в обычных для мирного времени местах: магазинах, ресторанах, кинотеатрах и так далее. Но при этом действовал запрет на покупку автомобилей для частного использования. 

Как быстро можно переориентироваться на подобный симбиоз, учитывая непрекращающиеся боевые действия? 

В США стимулом стал Перл-Харбор. На военные рельсы страна встала буквально за несколько месяцев.

Какой объем внешней помощи нужен Украине для поддержания жизнедеятельности? 

На вскидку Украина потеряла около $50–70 млрд ВВП. Нужно компенсировать хотя бы половину этой суммы. 

Гарантированы ли Украине мощный инфляционный шок и девальвация гривни после войны? 

Инфляция неизбежна. Поскольку экономика не обеспечивает должных доходов бюджета, правительству придется обращаться в НБУ за деньгами. Нацбанк уже финансирует госбюджет, покупая гособлигации.

Но я не думаю, что инфляция будет нашей главной проблемой. Главное – чтобы люди не погибали и не были беженцами. Вернуть в Украину тех, кто вынужденно уехал, будет очень сложно, особенно молодежь. 

В то же время уже сейчас в Штатах много говорят о том, что украинскую экономику будет восстанавливать не только Украина, а и вся мировая общественность. То есть такой себе «план Маршалла». Возможно, это поможет модернизировать украинскую экономику гораздо быстрее, чем Украина делала бы это в мирное время и собственными усилиями. 

Можно ли уже говорить о суммах и принципах формирования этого плана?

Сложно предсказать контуры такой программы – мы еще не знаем полных масштабов урона. Возможно, уже не будет смысла восстанавливать определенные отрасли. Например, на временно оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей много угольных шахт. Не думаю, что сейчас есть смысл заниматься их восстановлением. 

Насколько возможное вхождение такой крупной страны, как Украина, в ЕС повлияет на устоявшуюся модель европейской экономики? 

Мой прогноз – Украина будет членом ЕС. И ей есть что предложить: food security, IT-сектор, который мог бы несколько наверстать отставание Европы от США в плане существования своей Силиконовой долины. К тому же ЕС уже принимал большие страны: Польшу, Румынию, Болгарию. Они сильно отставали от, например, Франции или Бельгии, но пытаются догонять и развиваться. У ЕС есть специальный фонд для развития «отстающих территорий». Возможно, средства этого фонда могут стать частью «плана Маршалла» для Украины. 

«Цены на нефть сейчас ниже, чем в 1970-х или 2008-м»

Война Украины с Россией – для экономистов США это тоже топ-тема?

До сих пор главной темой была инфляция. Экономисты разделились на два лагеря: одни говорили, что нужно резко повышать процентные ставки, другие утверждали, что нужен более поступательный рост, иначе это приведет к рецессии.

Война многое изменила. Все понимают, что цены на нефть резко пошли вверх, и теперь у многих сформировались ожидания рецессии в Европе и замедления роста в США.

Что еще входит в число главных экономических рисков? Коронавирус еще в этом списке? 

Сейчас Украина – точно тема №1. COVID остался, но уже есть понимание, что этот риск постепенно сходит на нет: люди уже знают, что делать при коронавирусе, экономика адаптировалась.

Как теперь выглядит консенсус-прогноз по инфляции в США на конец 2022 года?

Думаю, он будет повышен. Но общее мнение остается таким же – в среднесрочной перспективе инфляция все равно вернется примерно к 2%, даже несмотря на нынешний рост цен на нефть. Если скорректировать их на инфляцию и сравнить с 1970-ми или 2008 годом, сейчас цены на нефть ниже, чем были в эти периоды. 

Растут цены не только на нефть, но и практически на все commodities: никель, алюминий, золото и так далее. Насколько это серьезный минус для мировой экономики и инфляции? 

В краткосрочной перспективе влияние негативное, но в долгосрочном периоде оно не такое сильное. Работает чудо рыночной экономики: если какой-то товар становится слишком дорогим, рынок быстро находит чем его заменить. 

ФРС как-то комментировала войну в Украине? Будет ли это влиять на ее возможное решение о повышении ставки?

Заявлений или намеков пока не было. Еще до войны Джером Пауэлл анонсировал, что ФРС готова повысить ставку с нуля до четверти процентного пункта. Глобально это ничего не поменяет, но дает сигнал, что Федрезерв переживает за инфляцию. Война наверняка повлияет на эту позицию. Мое мнение – готовности повышать ставку будет меньше. 

То есть война в Украине все же создает риск рецессии в США?

Такой риск есть. Но думаю, все понимают, что если не остановить Путина сейчас, дальше будет только хуже.

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине