НБУ запретил обменникам показывать курсы валют. Действительно ли доллар дороже 40 грн возник из-за спекулянтов /Фото Getty Images
Категория
Картина дня
Дата

НБУ запретил обменникам показывать курсы валют. Действительно ли доллар дороже 40 грн возник из-за спекулянтов

Getty Images

Привычных для украинцев ярких табло с курсами валют больше не будет – 29 июля НБУ запретил их демонстрацию вне обменников. Причина, которую озвучил регулятор, – спекуляции и «банкоматный туризм». О чем идет речь и действительно ли скачок доллара выше 40 грн/$ не соответствует реалиям экономики?

Нацбанк запретил небанковским обменникам вывешивать привычные для украинских городов табло с курсами валют. На банки это решение пока не распространяется.

Этот шаг связан с резким скачком розничного курса вверх, после того как 21 июля НБУ повысил официальный фиксированный курс доллара с 29,25 грн/$ до 36,57 грн/$. По состоянию на вечер 29 июля курс с запасом превышал на черном рынке 42 грн/$ и достиг 41 грн/$ в банках.

Такие уровни НБУ считает необоснованными и, более того, спекулятивными. «Небанковские учреждения начали искусственно повышать курс, фактически поддерживая тем самым существование «банкоматного туризма», – говорится в сообщении пресс-службы регулятора.

Действительно ли рост розничного курса не имеет экономических предпосылок?

Что за «банкоматный туризм»

О схеме вывода гривны в валюту по «льготным» ценам НБУ впервые рассказал в конце мая. Тогда, по данным регулятора, операции по снятию наличной валюты с украинских карт за рубежом, которые за одну транзакцию вписывались в месячный лимит, совокупно достигали около $500 млн в месяц. Далее эта наличность продавалась в розничных обменниках в Украине по цене на несколько гривен дороже.

Эта схема получила название «карточного», или «банкоматного туризма». С самого начала она существовала за счет жестких ограничений НБУ, который с первых дней войны обязал банки держать карточные курсы в пределах коридора «официальный + 10%», чтобы облегчить жизнь украинским беженцам за рубежом.

В конце мая это ограничение отменили, однако вместо стабилизации валютного рынка НБУ экономика получила фактически четыре разных курса: фиксированный официальный, карточный, розничный банковский и розничный курс по обменникам.

Эту разницу Нацбанк покрывал из валютных резервов: в период с 13 июня по 8 июля регулятор еженедельно продавал на межбанке около $1 млрд. По данным НБУ, в этот период транзакции украинских банков по расчетам с международными платежными системами в отдельные моменты достигали около $100 млн в день.

Это объем расчетов или операций в банкоматах, которые осуществляли за границей владельцы украинских гривневых карт. После того, как Нацбанк повысил фиксированный курс до 36,6 грн/$, соответствующий показатель снизился до $20–25 млн в день, говорит на правах анонимности собеседник из руководства одного из департаментов НБУ.

«Валютные переводы из-за границы в Украину в мае и июне были выше, чем в соответствующие месяцы в мирное время, – рассказывает собеседник. – Это все арбитраж на разнице курсов».

В целом с начала войны резервы НБУ сократились почти с $29 млрд до $22,8 млрд по состоянию на 1 июля.

Поможет ли запрет табло

Подтверждений того, что текущие курсы обменников спекулятивны, нет, считает финансовый аналитик ICU Михаил Демкив. По его словам, обычно уличных табло курсов нет в странах с hard currency, где валютообмен как таковой не нужен.

В то же время регулирование наличных «киосков», в том числе в отношении их рекламы, есть во многих странах, говорит управляющий партнер чешской компании OG Research Дэвид Варва. «Обычно таким образом регуляторы пытаются предотвратить ситуации, когда наличный рынок вводит общество в заблуждение относительно реального курса», – объясняет он.

Поможет ли это в условиях Украины? «Запрет табло, возможно, и поможет, но как проконтролировать, действительно ли они исчезнут?» – предостерегает Демкив.

К тому же риск спекуляций будет существовать и дальше. «Карточный туризм» не исчезнет, если карточный курс банков будет отличаться от розничного, по крайней мере, на 10%, говорит Демкив. Вечером 29 июля ПриватБанк установил карточный курс на уровне 37,04 грн/$. Курс обменников превышал его примерно на 14%.

Последним решением в борьбе Нацбанка с «туристами» было более сложное ограничение на снятие наличных с гривневых карт за границей: 50 000 грн в месяц, но одновременно не более 12 500 грн в неделю.

Параллельно для того, чтобы спрос на валюту среди граждан, желающих конвертировать гривневые сбережения в валюту, переориентировался с наличных обменников на банки, НБУ разрешил последним продавать клиентам безналичную валюту. Условия – эти средства должны быть автоматически размещены на, как минимум, трехмесячном депозите. Объемы такой валюты привязаны к безналу, который банки купили с 13 апреля, то есть речь идет о около $400 млн дополнительного предложения валюты.

Объемы небанковского валютного рынка в Украине, по оценке НБУ, значительно меньше, чем операции с валютой бизнеса и банков, и составляют примерно $50 млн в день (речь идет и о покупке, и о продаже). Для сравнения: в июне среднедневные объемы сделок на межбанке превышали $300 млн, свидетельствует статистика Нацбанка.

Впрочем, пока идея с перебрасыванием спроса с обменников на банки не сработала полностью: опция появилась далеко не у всех популярных финучреждений. В частности, monobank предоставит пользователям такое предложение только на следующей неделе, сообщил в facebook фаундер проекта Олег Гороховский.

Есть ли реальные причины для девальвации

«Я не думаю, что наличный рынок в Украине действительно отвечает макроэкономическим реалиям, – говорит Варва из OG Research. – У НБУ достаточно прочных позиций для управления курсом, поэтому общество должно доверять Нацбанку, а не обменникам».

Среди мотивов, которыми топ-менеджеры НБУ объясняли решение перефиксировать официальный курс с 29,25 грн/$ к 36,57 грн/$, было желание стимулировать экспортеров продавать больше валютной выручки, в то время как импорт по такой логике должен был стать более дорогим и менее выгодным.

Собеседник в одном из департаментов НБУ отмечает, что объемы продаж от экспорта действительно выросли, в то время как спрос на валюту со стороны импортеров существенно снизился. Об отказе части клиентов-импортеров от заявок на покупку валюты в первые дни после повышения курса рассказывал и собеседник в одном из крупнейших банков с иностранным капиталом.

Это косвенно подтверждают и данные Нацбанка по валютным интервенциям. Период с 25 по 29 июля стал первой с конца февраля неделей, когда НБУ купил валюты на межбанке больше, чем продал: $682,8 млн против $32,9 млн.

Материалы по теме