Дефицит брендов. Импорт одежды в Украину упал на 60%, а H&M и Zara не спешат открываться. Есть ли шанс у украинских производителей /Фото Getty Images
Категория
Картина дня
Дата

Дефицит брендов. Импорт одежды в Украину упал на 60%, а H&M и Zara не спешат открываться. Есть ли шанс у украинских производителей

Магазин Mango в Одессе 17 марта 2022 года. Фото Getty Images

Из магазинов исчезает брендовая одежда. Причин несколько – падение спроса и проблемы международных ритейлеров с оплатой заказов. Но это шанс для украинских производителей одежды, у которых тоже много проблем.

«Товара на складах достаточно, но не весь актуален, – говорит CEO мультибрендового fashion-ритейлера ARGO Павел Савчук. – Продаем то, что приехало в январе – феврале». ARGO, у которого в Украине 52 магазина, где продаются бренды Benetton, Mango и другие, сократил импорт более чем вдвое. Не все летние коллекции, которые обычно завозятся в Украину в марте – апреле, доехали до ТРЦ, говорит Савчук.

Импорт одежды и обуви во время войны, по оценке консалтинговой компании Pro-Consulting, снизился почти на 60%. Международные fashion-бренды – основные игроки украинского ритейла. В 2019–2020 годах, по данным ассоциации «Укрлегпром», они заняли более половины всего рынка, еще свыше 30% – контрабанда и секонд-хенд, украинские производители завоевали лишь 11%. Все они делили рынок в объеме почти 60 млрд грн.

На украинский рынок до сих пор не вернулись все международные операторы. Например, закрыты магазины Zara, Pull & Bear, Bershka и шведский H&M.

В Украину также не доехали футболки, которые сеть Intertop заказала еще до войны. В общей сложности ритейлер, в портфеле которого более 200 мировых брендов, завез в Украину только 40–45% заказанных коллекций. Их, как и другую одежду, стало сложнее заказывать: банки перестали гарантировать оплату долгов ритейлеров.

К тому же одежда, например футболки и обувь, не входят в перечень критического импорта, который ввели в начале войны. Поэтому компании не могут закупать валюту для оплаты одежды или обуви. «Уже идет заказ коллекций на весну – лето 2023, – разводит руками CEO «Intertop Украина» Сергей Бадритдинов. – Мы даже не можем выплатить долги, чтобы заказать хоть что-нибудь».

На фото – уничтоженный российской ракетой торговый центр Retroville в Киеве, где находилось много магазинов международных брендов. Во время обстрела погибло восемь человек. /Фото Getty Images

На фото – уничтоженный российской ракетой торговый центр Retroville в Киеве, где находилось много магазинов международных брендов. Во время обстрела погибло восемь человек. Фото Getty Images

В дефиците окажется легкая летняя одежда, говорит Савчук из ARGO. Если валютные ограничения не ослабят, нехватка одежды и обуви увеличится еще больше через полгода, объясняет Бадритдинов. «Будет дефицит, – говорит он. – Мы производим только 20% одежды и обуви в Украине. Этого недостаточно».

В ARGO во избежание проблем с оплатой заказывают одежду через компании партнеров в Европе. «По сути переводим задолженность с поставщика на них, – объясняет Савчук. – Это трехсторонние договоры».

Компания также частично заменяет бренды, которых недостаточно в магазинах, одеждой собственной марки Equilibri. Ее отшивают подрядчики под Одессой и на западе Украины и через несколько недель доставляют в магазины. «Мы добавляем в ассортимент новые модели, которые производим под нужды рынка», – говорит Савчук. К примеру, патриотические футболки, пользующиеся спросом. До войны доля собственной марки на полках была 10–15%, сейчас может достигать 30%, говорит Савчук.

Шанс для украинских изготовителей?

Дефицит импортной одежды – шанс для украинских производителей, чтобы нарастить долю продаж. Украинские бренды могут увеличить спрос на свою продукцию, считает гендиректор Pro-Consulting Александр Соколов.

Чтобы часть покупателей осталась у локальных игроков, нужно, чтобы магазины Zara и других игроков были закрыты около года, говорит Савчук из ARGO. У международных брендов достаточно рычагов для возвращения своей доли. Часть международных брендов уже идут на уступки: уменьшают долги на ввозимый товар или отдают коллекции с большими скидками, чем раньше.

«Предложение ограничено, и люди покупают украинское, – объясняет Савчук. – Степень патриотизма выше, чем до войны». В 2014 году волна патриотизма после Революции достоинства повысила спрос на made in Ukraine. На ней поднялись несколько отечественных марок: VOVK, Must Have, Goldi и aTan.

Сейчас ситуация другая – у людей нет денег, говорит владелец сети aTan Андре Тан. Его сеть после 2014-го выросла втрое, до 52 магазинов (из них только 16 сегодня работают). Выручка открытых магазинов упала в три раза, в некоторых случаях – в четыре-пять. Похожая ситуация и у других игроков рынка: у Must Have продажи в мае упали на 60%. У мультибрендовых ARGO и Intertop – на 30–40%.

Смог сохранить объемы на уровне прошлого года украинский производитель Goldi, у которого 25 магазинов. Помогли продажи повседневной одежды. «Но прошлый год – это тоже было выживание из-за пандемии», – говорит совладелец Goldi Олег Червонюк.

Украинский производитель одежды Goldi

Украинский производитель одежды Goldi

Украинский производитель одежды Goldi

Украинский производитель одежды Goldi

Украинский производитель одежды Goldi

Украинский производитель одежды Goldi

Украинский производитель одежды Goldi

Украинский производитель одежды Goldi

Украинский производитель одежды Goldi

Украинский производитель одежды Goldi

Украинский производитель одежды Goldi

Украинский производитель одежды Goldi

Украинский производитель одежды Goldi

Украинский производитель одежды Goldi

Украинский производитель одежды Goldi

Украинский производитель одежды Goldi

Предыдущий слайд
Следующий слайд

«Сейчас показатели хуже, чем в СOVID», – говорит совладелица Must Have Анна Коваленко. Поэтому ее компания на 50% сократила коллекцию на весенне-летний сезон, чтобы не копить остатки на складах.

Украинской одежды достаточно, чтобы заменить импорт. «У украинских брендов много остатков на складах», – говорит Тан. В свои магазины он отгрузил всего 20% сшитой весенне-летней коллекции (в коллекции 65 000 единиц одежды). Остальная одежда, если не продастся оптовикам в Европе, появится в магазинах и летом 2023-го.

Что дальше? Чтобы вернуться к довоенным оборотам в суперконкурентной нише недорогой одежды, Тан выходит в Европу. Это единственный шанс не утонуть, а после нарастить долю на рынке. Его магазины осенью по франшизе откроются в Австрии, Великобритании, Испании и Италии.

Но партнеры, которые хотят их открывать или покупать одежду у него оптом, расценивают как риск то, что производство в Украине может пострадать и они останутся без товара. Во избежание этого склад с одеждой Тан планирует открыть в Европе, например в Польше. Одна из трех его фабрик пострадала в результате боевых действий.

Магазин ANDRE TAN в ТРЦ Dream Town. Фото facebook.com/AndreTan.Official

Магазин ANDRE TAN в ТРЦ Dream Town. Фото facebook.com/AndreTan.Official

Магазин ANDRE TAN в ТРЦ Dream Town. Фото facebook.com/AndreTan.Official

Магазин ANDRE TAN в ТРЦ Dream Town. Фото facebook.com/AndreTan.Official

Магазин ANDRE TAN в ТРЦ Dream Town. Фото facebook.com/AndreTan.Official

Магазин ANDRE TAN в ТРЦ Dream Town. Фото facebook.com/AndreTan.Official

Предыдущий слайд
Следующий слайд

Еще одна цель – вместе с другими девятью брендами, в числе которых одежда дизайнеров Лилии Литковской, Кати Сильченко, увеличить экспорт одежды. Чтобы получить заказы в Европе, Тан и компания поедут на выставки моды в Германию, Италию и Францию, где байеры закупают коллекции. Чтобы представить стенд с украинской одеждой, бренды привлекают финансирование у Европейского банка реконструкции и развития. Пока его еще не согласовали.

Но шанс зайти в нишу в Европе есть только в премиум-сегменте, отмечает Тан. «Теперь задача – создавать дополнительную стоимость товара и продавать его в Европе, – говорит он. – Наши дизайнеры уже доказали, что могут продаваться по всему миру».

Материалы по теме