Несмотря на войну, в Украину приезжают иностранные ученые. Что их удивляет в образовании и чему они хотят научить/ся, рассказывает выпускник Оксфорда Томас Барретт /Gettyimages
Категория
Жизнь
Дата

Несмотря на войну, в Украину приезжают иностранные ученые. Что их удивляет в образовании и чему они хотят научить/ся, рассказывает выпускник Оксфорда Томас Барретт

Gettyimages

Выпускник Оксфордского университета и специалист по политэкономии Томас Барретт приехал в Украину прочесть курс по истории экономических идей студентам KSE. Он поделился своим опытом, почему он по собственному желанию и, несмотря на войну, приехал в Украину

📲 45 секунд – на один пост, 20 хвилин на день, щоб дізнатися головні економічні та бізнесові новини. Підписуйтеся на Telegram-канал Forbes Ukraine, щоб економити час.

В течение шести лет я часто бывал в Украине – сначала как студент, затем как волонтер и работник международной организации. В этот раз я приехал в Киев как преподаватель, откликнувшись на вакансию одного из украинских университетов. Это мой второй визит во время полномасштабного вторжения.

Почему я возвращаюсь сюда в такой сложный и опасный период? Этому есть несколько причин.

Мало знал об Украине и пытаюсь это исправить

Мне стыдно рассказывать о причине первого визита в Украину. Я был студентом исторического факультета Оксфордского университета и в свободное время посещал курсы русского языка. Качество языкового образования было низким (преподавательницей была одесситка почтенного возраста, которая говорила об украинцах и россиянах как о «братских народах»). Решил усовершенствовать свой русский за границей. Как бедный студент, вместо дорогого перелета и визы в Россию, купил билет за €10 в Польшу и доехал автостопом в Украину.

К сожалению, тогда мало знал об Украине – мое образование к тому моменту было очень ориентировано на Россию, и с тех пор я пытаюсь это исправить.

Во время путешествия познакомился с немцем Петером Шварцем, руководившим общественной организацией «Музыка преодолевает стены» в Северодонецке. Он пригласил меня стать волонтером его организации, поэтому я провел два лета, путешествуя по Донбассу с группой музыкантов.

Я вдохновился Украиной и решил поступить на магистерскую программу «Восточноевропейские студии» в Свободном университете Берлина. Благодаря этой программе оказался в Киево-Могилянской академии по обмену и наконец-то перешел с русского на украинский язык. Проживание в общежитии на Харьковском шоссе было идеальным способом учить язык за игрой в карты, приготовлением борща и случайными студенческими вечеринками.

По образованию я political economist, поэтому часто пишу о политике и ее влиянии на экономику. Задолго до полномасштабного вторжения многие бывшие российские колонии, такие как Украина, Молдова, Грузия и даже Армения, резко сократили свои политические и экономические связи с Россией. Это привело к «большой реструктуризации», поскольку государства и элиты больше не могли полагаться на дешевый российский газ для субсидирования определенных секторов и сохранения своей власти.

В свою очередь, эти страны были вынуждены все чаще обращаться в международные финансовые организации, такие как МВФ, Всемирный банк и Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР). Мое исследование сосредоточено на сравнительном анализе этой реструктуризации и ее положительных и негативных последствий для местного населения.

В Киев я приехал читать историю экономических идей. Не по приглашению – увидел открытую вакансию на сайте Киевской школы экономики и прошел конкурс.

Этот курс не очень популярен среди экономистов из-за сухости подачи фактов и дат. На самом же деле это фундамент экономического образования.

Продвинутые количественные методы могут пригодиться на рынке труда. Но каждый выпускник экономического факультета должен иметь собственный ответ на фундаментальные вопросы: «Почему наше общество устроено именно так, как сейчас?», «Как мы до этого дошли?», «На кого должна работать экономика?», «Какая цель экономической политики?», «Что мешает нам достичь даже тех целей, с которыми большинство из нас согласны?».

Послевоенной Украине нужны талантливые специалисты. Но еще больше ей нужны люди с видением будущего экономики и способностью убедить людей в том, что это возможно.

Мнения студентов – сокровищница идей обо всем: от послевоенной экономики до «Укрзализныци»

Я не преподавал на Западе, только в Украине и Армении. По моим наблюдениям, в типовых заведениях высшего образования Украины студенты проводят слишком много времени на лекционных занятиях. Это не очень полезно.

Например, во время учебы в Оксфорде и Свободном университете Берлина у меня было очень много времени для самостоятельной работы и действительно мало лекций. Если студенты не успевают прочесть материалы, семинар превращается в простое повторение ключевых тем.

Если же студенты подготовились, пришли с собственными интерпретациями, качество обсуждения гораздо выше. Сочетание самостоятельной работы и семинаров является фундаментальным отличием между школой и университетом. Киевская школа экономики хорошо подошла к этому вопросу: у моих студентов был гибкий режим обучения и они могли работать самостоятельно. Это повысило качество семинаров. Обычно только 10–20% студентов добровольно участвуют в семинарах, но в моих группах процент был намного выше.

Студенты могли приходить на офисные часы, где могли подробнее поговорить со мной, например, об их эссе. На каждом семинаре я просил их написать в совместном документе хотя бы один вопрос о прочитанном. Мне очень хотелось иметь обмен мнений.

В настоящее время этот документ насчитывает более 75 страниц и 30 000 слов. Это сокровищница креативных идей обо всем: от послевоенной экономики Украины, теорий империализма, феминистических подходов к экономике, искусственного интеллекта, цифровых валют центрального банка, Локка, Смита, Вебера, Маркса, Кейнса, Хайека, соления в бабушкином погребе и, конечно, «Укрзализныци».

Украинцы должны самостоятельно создавать адженду будущего

Иностранцы часто думают, что жить в Украине небезопасно. Но я, как и большинство украинцев, привык к воздушным тревогам. Психологическое бремя – осознавать, что каждый день погибают украинцы – гораздо сильнее, чем забота о личной безопасности.

Еще до полномасштабного вторжения я встретил в Украине множество людей, которые хотят изменить свою страну к лучшему. Подобное я не всегда чувствовал у себя на Родине. После полномасштабного вторжения России этот нарратив ощущается все острее.

Сейчас у украинцев особое мировосприятие. Они чувствуют, что могут не только защитить свою страну, но и строить после войны справедливое и инклюзивное общество. Несмотря на ужасающие события, для страны настал большой исторический шанс изменить свое будущее.

Я приехал в Украину, потому что для меня ценно иметь связь не только через e-mail в рамках какого-то международного проекта, но и пожить среди украинцев, которые остаются на Родине и работают для эффективной работы государства и общества во время войны. Гордость быть по крайней мере небольшой частью этого процесса.

Сегодня Запад очень поддерживает Украину. Но во время послевоенного восстановления интересы сторон будут в некоторых вещах отличаться. Но Украина – сильная страна. В период обновления должна самостоятельно создавать адженду будущего.

Люди, для которых я имел возможность преподавать в KSE и работать вместе – яркий пример, что Украине не нужно зависеть от западных экспертов, часто не понимающих реалий на местах.

Западные эксперты могут помочь, но талантливые украинские специалисты и украинский народ должны самостоятельно формировать свое будущее.

Материалы по теме
Контрибьюторы сотрудничают с Forbes на внештатной основе. Их тексты отражают личную точку зрения. У вас другое мнение? Пишите нашей редакторе Татьяне Павлушенко – [email protected]

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине