Категория
Деньги
Дата

Отлучились от реальности. Государство планирует запретить УПЦ Московского патриархата. Что с ней будет дальше

Вадим Новинський і УПЦ МП /Пресс-служба УПЦ МП

Участник списка Forbes Вадим Новинский (четвертый справа) спит во время Поместного собора УПЦ МП, Киев, 27 мая 2022 года Фото Пресс-служба УПЦ МП

Неумение топ-менеджмента отвечать на кризисную ситуацию может стать началом конца крупной организации. Доказано на примере Украинской православной церкви Московского патриархата. Скорее всего, эту церковь ожидают запрет и маргинализация.

Forbes попросил экс-редактора нашего издания Влада Головина объяснить, почему УПЦ МП упорно шла по пути коллаборационизма и не пыталась это исправить (Головин много лет изучает церковное устройство Украины).

Forbes Украина выпустил новый номер печатного журнала. В нем почти два десятка эксклюзивных материалов. Приобрести журнал с бесплатной доставкой можно по этой ссылке.

Крупнейшая религиозная конфессия Украины на грани официального законодательного запрета – СНБО советует правительству и парламенту отдельным законом «исключить деятельность религиозных организаций с центром влияния в Российской Федерации». Под такую фразу подпадает любая конфессия с руководством в Москве, но, похоже, речь идет о самой большой – УПЦ МП. Учитывая, что парламент контролирует президентская партия, понятно, что советы Совета нацбезопасности в Верховной Раде выполнят.

Государство начало замечать УПЦ МП только в ноябре, на девятый месяц войны. Обыски в Киево-Печерской лавре, начатые СБУ, были восприняты обществом сначала радостно: «О, наконец!», а затем – с удивлением: «Почему так долго не замечали?»

Подобные реакции были и после ареста Виктора Медведчука и после задержания Вячеслава Богуслаева. Государственный аппарат иногда действительно слишком долго готовится. Второй фактор – сама УПЦ МП долгое время имела поклонников среди отечественных провластных элит.

Корпорация «Коллаборант»

Впрочем, это лишь первое, самое очевидное объяснение того, что этой конфессией занялись только сейчас. Другие, более важные, причины: топ-менеджеры крупной организации обнаружили крайне низкий уровень компетенции в вопросах GR, PR и кризисного менеджмента.

Самая большая задача, которая стояла перед УПЦ МП с начала вооруженной агрессии, – убедить общество и власть, что эта конфессия – патриоты Украины, от Москвы уже отсоединилась и является полноценно украинской.

Некоторое время эта задача, хоть и со многими ошибками, выполнялась. Глава конфессии – митрополит Онуфрий – осудил нападение России еще 24 февраля, различные епархии отчитывались о помощи ВСУ. А 27 мая УПЦ провела собор, на котором формально заявила о сепарации от Москвы.

Но в такой крупной организации, объединяющей сотни монастырей и тысячи приходов, все равно будет определенное количество людей, лояльных к России. И эти люди могут вести себя совсем не так, как декларирует церковь, к которой они принадлежат.

Вот несколько ярких примеров. 31 июля 2022 года иерарх УПЦ МП – митрополит Изюмский и Купянский Елисей Иванов «благословляет» коллаборанта Виталия Ганчева, руководившего от имени Москвы захваченной частью Харьковской области. Иванов всячески поддерживал оккупационные власти, восхвалял патриарха Кирилла, но как только началось контрнаступление ВСУ, бежал в соседнюю Белгородскую область. 14 сентября фото с ним публикуют на одном из сайтов РПЦ.

Вскоре после этого в Москве на церемонии «присоединения» аннексированных территорий Украины Владимиру Путину аплодирует другой иерарх УПЦ МП – митрополит Луганский и Алчевский Пантелеймон (Поворознюк) – его можно увидеть на кадрах этого действа.

Обоих иерархов по карьерной лестнице продвигал настоятель УПЦ МП – митрополит Онуфрий. Елисею в 2018 году он дал высокий сан митрополита, Пантелеймону в 2019 году поручил руководить Луганской епархией.

К тому же среди представителей УПЦ есть даже корректировщики огня вражеской артиллерии. Об этом в конце октября заявляет официальное лицо – и.о. главы СБУ Василий Малюк. «С начала войны мы открыли 23 уголовных производства по таким персонажам, уже есть 33 подозреваемых – от классических агентов сбора глубинной информации до банальных корректировщиков огня в рясах», – все это именно об УПЦ МП.

Это лишь несколько случаев очевидного коллаборационизма, которых было больше. Любая большая конфессия в такой ситуации выступила бы с заявлением: эти люди предатели, они больше не принадлежат ни народу Украины, ни украинской церкви. Но иерархи УПЦ живут в своем мире и не считают нужным признавать ошибки или грехи.

Митрополит Онуфрий в ответ выдает прямо противоположные месседжи: синод УПЦ называет «героями» тех священников, которые остались на оккупированных территориях. Обвинения в отношении иерархов-предателей синод называет «недоказанными и безосновательными». Их увольняют с руководства епархиями, но никакой оценки их деятельности от церкви не прозвучало.

Иерархи либо не понимают, либо делают вид, что не понимают, в чем разница между пребыванием на оккупированной территории, вынужденным сотрудничеством и наведением огня и откровенными заявлениями в пользу врага и участии в церемониях аннексии.

Заявление от главы СБУ о наличии «корректировщиков огня в рясах» – это уже последнее предупреждение для УПЦ МП. Ведь если у вас есть такие люди, и их достаточно много, значит ваша организация является очень комфортным местом для предателей и коллаборантов. Тогда вопросы у СБУ будут не только к ним, но и к вам тоже. Даже если вы сами не корректировщики, но у вас нет с ними принципиальных противоречий, если эти люди годами оставались в вашей организации.

Фактически УПЦ МП оказалась не способной ни убрать вражеских агентов внутри, ни убедить власть или общество в своей проукраинской позиции. И потому количество и качество возмущения уже дошло до того уровня, когда не замечать проблему УПЦ МП уже невозможно. Поєтому мы сейчас наблюдаем решительный поход власти против этой конфессии.

Каноническая проблема

Проблему этой конфессии можно решить, если бы УПЦ МП согласилась на присоединение к ПЦУ (Православная церковь Украины). Но здесь мешает отдельная тема – так называемая каноничность. Это церковный термин, означающий соответствие канонам, то есть церковным законам.

Иерархи УПЦ МП постоянно отмечают, что не могут присоединиться к ПЦУ именно потому, что эта конфессия – неканоническая, то есть образованная с нарушением церковных законов. Хотя за всю историю церкви были созданы тысячи разных правил, которые время от времени все нарушают.

Например, согласно одному канону, священником не может быть рукоположен человек младше 30 лет. Это правило очень часто нарушают, ставя на отцов ребят, только что закончивших обучение в семинарии или академии. Каноны запрещают рукополагать разведенных мужчин – его тоже постоянно нарушают.

Существует даже отдельный запрет на женскую работу в мужских монастырях и мужскую – в женских. Нарушения этого канона можно ежедневно наблюдать в той же Киево-Печерской лавре – мужском монастыре, в магазинах которого работают преимущественно женщины.

Какие каноны выполнять, а какие можно нарушать? На такие вопросы иерархи УПЦ обычно говорят, что это решает церковь. В сухом остатке имеем: «мы канонические, а вы – нет, а по каким именно канонам, мы сами будем решать». С юридической точки зрения это не закон, а беспорядок.

Вадим Новинский /УНИАН

Вадим Новинский на фото в центре Фото УНИАН

Маргинальная церковь Украины

Что будет дальше? Законодательный запрет станет новой проблемой для УПЦ – ведь в Киевской митрополии есть опытные юристы, которые посоветуют отцам, что делать. Фактически эта инициатива Владимира Зеленского в борьбе с УПЦ МП очень напоминает, как Петр Порошенко во время своего президентства пытался решить церковную проблему. Тогда УПЦ МП обязали изменить название на Российская православная церковь в Украине, но решение на местах саботировалось.

В этот раз давление на эту конфессию более продумано и мощно. К законодательному запрету прилагаются еще санкции в отношении главного спонсора УПЦ МПВадима Новинского, то есть Киевская митрополия теперь рискует остаться без важного источника значительных донатов.

Скорее всего, все знаки отличия даже аффилированной связи с Москвой теперь будут устранены. Но это не поможет. Эта конфессия безнадежно испортила свою репутацию не только примерами предательства, но и неумением признавать эти случаи ошибками.

Властный консенсус по поводу запрета УПЦ МП – прямой путь к ее маргинализации. У нее нет притока новых адептов, потому что теперь учиться в семинарии или академиях УПЦ – значит брать на себя все репутационные риски этой конфессии. Если раньше представителям УПЦ МП было запрещено быть капелланами в ВСУ, то теперь батюшки станут «персонами нон грата» везде: в школах, институтах, на любых официальных мероприятиях.

Скорее всего, в ближайшее время правительство посоветует КГГА не продлевать для УПЦ МП аренду Киево-Печерской лавры и позволит там служить ПЦУ. По крайней мере, юридически монастырь с таким же названием ПЦУ уже создала.

Сами прихожане и священники легко переживут такое давление и назовут его «преследованием за веру» и сочтут себя мучениками. Быть жертвой – это всегда героизм. Но новых прихожан, новых храмов или монастырей эта церковь уже не увидит. Будет постепенно сжиматься в размерах, как «Шагреневая кожа» Бальзака.

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине